Религия

Добиенналился

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Казаки сорвали «биеннале» Гельмана в Краснодаре …

Открытие выставки Icons директора Пермского музея современного искусства «PERMM» Марата Гельмана в Краснодаре в назначенное время не состоялось из-за бурных протестов казачьей и православной общественности.

 час, когда должно было состояться открытие, здание проверяли кинологи с собаками из-за звонка о заложенной бомбе.

Замначальника полиции УМВД по городу по охране общественного порядка Александр Папанов сообщил собравшимся, среди которых были как протестующие, так и желающие попасть на выставку, что мероприятия не будет. Это объявление протестующие встретили аплодисментами, передает «Интерфакс».

Лидер информационных продаж и известный медиаскандалист, изнемогающий на галерах «современного искусства», галерист и рейтинговый кавалерист Марат Гельман снова дал о себе знать. Между прочим, член Общественной палаты при Президенте РФ. Откуда он там взялся, спросите? Да, так, замнутся… как о нежелательной беременности… ветром надуло. И покосятся на Кремль. Есть такой ветер - эффективной политики. Или фонд. Не помню.

Да и неважно, просто Марат Александрович опять вступил в борьбу. За «новое», прости Господи, «искусство». Против казачьей и (что то же самое) православной общественности. Что называется, бодался телёнок с дубом. Усердно, задрав хвостик. Желающие могли бы подойти, заглянуть под хвост - это у Гельмана когда-то называлось: «Заглянуть в глубь России» (буквально, под хвост корове - одно из «произведений искусств» галериста). Подходили, заглядывали, крякали… Говорят, приезжали машины с мигалками: тоже подходили, заглядывали…

Но это в прошлом, а теперь уроженец солнечного Кишинёва и с недавних пор коренной москвич г-н Гельман вступил в борьбу культурную жизнь Кубани (и, говорят, Новосибирска). Гельману не обрадовались.

Не думаю, чтоб его это сильно расстроило, ведь главное любимцу бывшего Президента, а нынешнего премьер-министра - вновь напомнить о себе, потом опять где надо срастётся, а злые языки опять, конечно же, что-нибудь нехорошее скажут. Уже давно говорят. Мол, не на шутку обратились взоры галериста в сторону Сколково, туманятся от набегающих слёз и вдохновения. От сумм из госбюджета, которые предстоит освоить. Город-будущее, город-мечта, нанолюбовь президента. Бывшего.

Так и видишь - снуют туда-сюда вдохновенные нанотехнологи и инженеры будущего, а у них между ног бегает и лает «человек-собака» Кулик (друг, а по совместительству и «произведение искусства» Гельмана). Нужду справляет, блох вычёсывает. А рядом стоит в трусах и боксёрских перчатках другой друг (и тоже «произведение искусства») Александр Бренер, и тоже что-то вычёсывает. А поодаль, под охраной спецназа ФСБ, рубит топором муляж Корана ещё один друг (и, само собой, тоже «произведение») Тер-Оганян (рубить православные иконы-то, как раньше, уже не актуально). И всё это весело так, креативно.

Идёт себе, понимаешь, бредёт какой-нибудь нанотехнолог по этому городу будущего, задумался, а тут - гав, «собака-Кулик» его за ногу схватил! Перепугается, известное дело, сердешный, да с перепугу-то и изобретёт очередное нано для наноРоссии. А не изобретёт, сам виноват - его на выходе уже Бренер в боксёрских перчатках поджидает. Рай, просто рай для науки. Живи и жмурься.

Говорят, уже и макет такого города будущего стоит в бывшем кабинете Суркова. Из папье-маше. С бегающим на четвереньках Куликом. Надо полагать он там заодно и «суверенную демократию» охраняет, Кулик-то.

Одна досада - что голый. Поэтому во время посещений патриарха - макет закрывают тяжёлой бархатной завесой. Только поскуливание и доносится. Это наше будущее скулит…

Но не одними биеннальными страстями распаляется животолюбивая натура Марата Александровича. Тесно ему там, сами понимаете, в биеннальной узости. Большого художника в рамках галерейной эстетики не удержишь! Он ведь всё вокруг себя норовит сделать «произведением»: и четвероногого друга Кулика, и себя, грешного, и мир, и даже политику, которая этим миром играется и потряхивает!

А тут и само происхождение в помощь: сын советского драматурга Александра Исааковича Гельмана (из революционных, не тех, разумеется, что на каторгу, а тех, что за госпремией там или путёвкой в Коктебель), Марат Александрович от отца получил не только революционное имя, но и огромную долю здоровой революционности (которая без каторг) и интерес к политике.

И здесь его послужной список не менее внушителен, чем галерейный. Правда, друзья уже не четвероногие, а всё больше двуногие, солидные, с коробками из-под ксерокса, на машинах с мигалками.

Пионер, а, возможно, и октябрёнок политического пиара в новой России, Марат Гельман кого только не «раскручивал»! Кто только не пользовался услугами кишинёвского имиджмейкера: предвыборный штаб недоброй памяти Ельцина и «Конгресс русских общин» (был такой), либерально-западнический «Союз правых сил» и патриотическая «Родина», «альтернативный мэр Москвы» Кириенко и уж вовсе несусветно-архивный Интернационал (да-да, кроме шуток - с 2005 года Гельман член Социал-демократической партии России). В общем, очень разные мужчины пользовались его услугами. Но мужчины вообще народ такой, они, как известно, разного характера услугами пользуются. Вот и услугами Гельмана тоже.

Он же, в свою очередь, с не менее завидной лёгкостью их меняет. Особенно трогателен роман Марата Александровича с глазьевско-рогозинской «Родиной», которую политтехнолог «раскрутил» в Госдуму. Под националистическую («понаехали тут») и антиолигархическую сурдинку. А после… после по следам уже расслабившихся «Товарищей» (первоначальное название «Родины»), тайными тропами провёл к ним в лагерь зондер-команду того самого олигархического капитализма. Со священной коровой поликорректности и проскрипционными списками «антисемитов», среди коих значились уже и Рогозин, и Бабурин, и другие недавние соратники. То есть таки сдал «товарищей». За банку варенья и коробку печенья. Ну, или за коробку из-под ксерокса…

Такой вот он, наш октябрёнок политтехнологий и Мальчиш-Плохиш.

Но это я - нет, не в осужденье, напротив - в защиту свободы, совести и однополой любви к искусству. Или двуполой. Или вообще - полой. Но любви. Ведь здесь, как в Библии: «Авраам родил Исаака…» Весь двадцатый век в «свободном искусстве» и политике и было это самое «родил». Итальянский «свободный художник», футурист Маринетти родил Муссолини (итальянский фашизм), австрийский «свободный художник», пейзажист Шикльгрубер родил Гитлера (тоже известно - что)… Ну, а чего мог родить молдавский «свободный художник», галерист Гельман на тощих нивах тучной российской демократии? Человека-собаку? Или человека-боксёрские перчатки? Очередной скандал? Скучно, господа, скучно. Особенно с навыком торговать артефактами как артишоками.

И здесь на помощь искусству приходит логика: когда не можешь «чего-нибудь значительного» родить, надо «чего-нибудь значительного» съесть. Из уже рождённого. И Марат Александрович успел. А у нас, как известно, кто успел, тот и съел.

Вот и неунывающий Гельман съел во время оно кремового Ленина (в виде торта), за что получил среди своих ласковое прозвище «шоколадный Азеф реальной политики и модернизации». Был такой «свободный художник» начала двадцатого века - террорист и провокатор Азеф, выполнял заказы левых эсеров и охранки одновременно. Тем не менее, место себе в истории застолбил.

Про Гельмана тоже говорят, что застолбил. Если не в политической, то в истории «современного искусства» точно. И не токмо поеданием прошлого. Были, были и до него на этом поприще старатели, тот же Демьян Бедный - уж на что только ножку не задирал в дореволюционном прошлом России! И где теперь тот Демьян?

Нет, не так у внуков и правнуков Демьяна! После нынешнего «поедания прошлого» естественным разрешением биеннальных потуг, по мысли теоретиков «нового искусства», должен был стать «единый продукт человечества», который «не зависит ни от цвета кожи, ни от разреза глаз, ни от формы уха».

На сегодняшний день известен только один такой продукт - он действительно не зависит ни от цвета кожи, ни от разреза глаз. Зависит только от качества съеденной накануне пищи. Его, этот продукт, как правило, и демонстрируют современные галеристы, эти неугомонные прорабы модернизации и наноискусства, за что опять же вполне заслуженно попадают в прозу такого проверенного экскрементатора, как Сорокин, - и уже в качестве полноправных персонажей.

Алексей Шорохов, секретарь Союза писателей России

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика