Религия

Священнослужители об эпатаже и современном искусстве

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Как известно, одна из характерных черт современного искусства (или, во всяком случае, значительной его части) – стремление шокировать публику. Поскольку легче всего это добиться не неожиданным художественным решением, а кощунством, оскорблением или непристойностью, эти «приемы» используются нередко. И столь же часто религиозные организации или просто верующие против этого протестуют. Сразу несколько таких историй произошли в последние дни. В Москве группа верующих выступила против новой постановки оперы Римского-Корсакова «Золотой петушок» (Большой театр, режиссер Кирилл Серебренников), где в первом акте актеры, изображающие казаков, держат пародийные иконы, а царь Додон предстает в виде патриарха, размахивающего кадилом. Авторы обращения выражают надежду, что в ситуацию вмешается патриарх и добьется запрета постановки.

Почти одновременно с этим епископ Ставропольский и Невинномысский Кирилл обратился к губернатору Краснодарского края Александру Ткачеву с просьбой не допустить готовящихся в Краснодаре выставок известного галериста Марата Гельмана, обвинив его в унижении русской культуры и православной веры. По словам архиерея, изображения храмов с куполами-клизмами, защита устроителей выставок "Осторожно: религия!" и поддержка выходки "Pussy Riot" в храме Христа Спасителя - "это лишь немногие факты из биографии" Гельмана.

Владыку поддержала и Кубанская епархия. "Нельзя допустить, чтобы в нашем казачьем православном крае появился стационарный музей Гельмана, где попрание и осквернение религии и культуры было бы возведено в норму жизни", - говорится в заявлении епархии. "Имя Марата Гельмана для современного русского православия является своего рода отрицательным отмером: не секрет, что именно он вдохновил глумление над священными символами православия на так называемых выставках современного искусства", - сказано в документе. В епархии напомнили, что "не постеснялся" М.Гельман на одной из выставок и обезьяны в военной форме с советскими и российскими медалями на груди.

Подобного рода выступления вызывают предсказуемую реакцию: православных обвиняют в мракобесии, в стремлении подавить свободу слова, ввести цензуру и вообще «все запретить».

М.Гельман, в свою очередь, отметил, что выставка Icons - это проект музейного уровня, на котором представлены произведения современных художников, размышляющих об иконе, как о художественном шедевре, о ее структуре.

Между тем выступления против современного искусства вызывают неоднозначную реакцию и среди самих православных. Так протоиерей Всеволод Чаплин призвал своих единоверцев не сгущать краски и воздерживаться от резких оценок. По его словам, в современном искусстве "есть хорошее и плохое, нравственное и похабное, умное и глупое". Ознакомившись с экспонатами Icons, он отметил, что "ничего богопротивного не усмотрел". По его словам, а таких выставках есть всякое, "как в литературе XIX века" или в народном творчестве. Протоиерей уверен, что о современном искусстве надо вести честный диалог.

«Стоит ли, на ваш взгляд, Церкви реагировать на эскапады «современного искусства», или разумнее их игнорировать? Какие формы реакции кажутся вам разумными?» - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям и экспертам.


Протоиерей Максим Козлов, настоятель домового храма МГУ:

Это действительно актуальная проблема для общественного сознания.

Я бы предложил три подхода к ее решению. В тех случаях, если представители «современного искусства» вторгаются непосредственно в область церковного пространства, как это было, например, в храме Христа Спасителя, или используют профанирующим или кощунственным образом атрибутику той или иной религии, то это переходит из области «художественного поиска» в область правовых отношений. Ибо оскорбление человека в его глубинных нравственных чувствах, будь то религиозные убеждения или патриотические чувства, будь то нормы общечеловеческой этики, есть действие, которое может быть не только обсуждаемо и осуждаемо на уровне ответной общественной реакции, но и на уровне соответствующих юридических процедур – уголовных или административных – по недопущению подобных акций.

Если же речь идет о внешнем для религиозной жизни пространстве, и дело не доходит до оскорбления святыни как таковой, а просто выражаются взгляды, этические или эстетические подходы, которые для нас являются неприемлемыми, то здесь возможны два подхода. Первый - аргументированная и квалифицированная полемика, показывающая природу нашего несогласия и неприемлемость для нас подобного рода эстетических или художественных поисков. Важно, чтобы эта полемика велась людьми, умеющими изложить это на уровне интеллектуального дискурса, а не просто призывов держать и не пускать. Разумеется, если речь идет о произведениях художественно значимых.

Если же речь идет об эскападах людей, желающих просто привлечь к себе внимание через умышленное провоцирование церковных людей, то, мне кажется, что было бы разумнее удерживаться от обсуждения подобного рода феноменов.

Вообще очень важно, чтобы позиция Церкви не отождествлялась с взглядами отдельных активных граждан, в том числе и мирян, но именно как позиция Церкви формулировалась бы уполномоченными, ответственными и квалифицированными спикерами.


Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая Чудотворца в Пыжах:

То, о чем идет речь, к искусству не имеет никакого отношения. Недостаток таланта восполняется чем-то шокирующим и непристойным.

Настоящее искусство стремится к красоте, смыслу, правде и добру. Здесь же мы имеем дело с антиискусством. Его целью собственно и является осквернение святыни и человека как образа Божия. Можно привести массу примеров. Это сознательная политика того же М. Гельмана. Это открытая война, сатанизм в чистом виде. Когда эта война ведется публично, Церковь не может не реагировать на нее.

Печально, что некоторые представители Церкви идут на недопустимый компромисс с представителями этого сомнительного искусства. Так, Гельмана приглашают в клуб при храме, в котором служит о. Всеволод Чаплин, а рок-музыканта Гребенщикова, известного своими кощунственными и безнравственными высказываниями, приглашают в Московскую духовную академию, ссылаясь на то, что талант якобы покрывает все, что в его творчестве нужно разделять плохое и хорошее. В храме мученицы Татианы устраивают выставку участников кощунственной акции «Осторожно, религия». Это плохой компромисс.

Следует помнить святоотеческое предупреждение, что из всякого компромисса со злом победителем выходит дьявол, потому что происходит смешение правды с ложью, добра со злом, красоты с самым страшным уродством, которое есть клевета на человека. Это смешение – черта нашего времени. Следствием его является то, что «соль теряет силу». Это самая главная опасность, угрожающая человеческой культуре и самой Церкви. Культура жизни вытесняется антикультурой смерти.

Война против Церкви идет по нарастающей. Человеческое сознание подвергается рассечению и удушению. Все, что есть святого, из человеческой души изгоняется. Уничтожаются критерии добра и зла. Так что это вовсе не безобидные явления. Представители Церкви, идущие на контакт с кощунниками, не принесшими покаяния, должны это понимать. Церковь должна жестко противостоять злу и неправде во всех их проявлениях.


Протоиерей Борис Михайлов, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях:

Игнорировать кощунство, уходить от него в сторону нельзя. Мы должны обличать его как зло, должны в первую очередь объяснить людям верующим, в каком смысле это зло есть кощунство.

Я не видел в Большом эту постановку, но, насколько я знаю, в этом театре принято, в общем, корректно относиться к церковной атрибутике. Это относится, конечно, в первую очередь к классическим постановкам. Здесь, видимо, иной контекст. Но это надо видеть своими глазами.

Что касается «современного искусства», точнее – «актуального», т.е. как бы откликающегося на злобу дня – искусства на самом деле агрессивного и демонического, то в этом собственно и есть его природа. Об этом в первую очередь нужно рассказывать нашим людям, что это за «искусство» такое. Людей нужно просвещать относительно культуры ХХ века, культуры чудовищной, демоничной и богоборной от начала до конца. И нам нужно рассказать об этом доходчиво, используя для этого церковные СМИ. Я, например, всецело готов в этом участвовать, поскольку читаю лекции по истории культуры, в том числе и ХХ века.

Оставлять без внимания всю эту гадость, конечно, нельзя. Но это не значит, что мы должны поддаваться на какие-то провокационные действия. Но реагировать на это должным образом, сохраняя спокойствие и выдержку.

А что касается Марата Гельмана, то таким людям просто не место в культурном сообществе. Он настоящий идеолог агрессивной антикультуры. Это наш идейный противник. К этому нужно относиться очень серьезно.


Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской:

К сожалению, в наше время исчезла хорошая добросовестная строгая критика – квалифицированная и обоснованная. Квалифицированные критики на самом деле есть, но их работа не поощряется, их практически не публикуют.

Люди бездарные, плохо воспитанные, используют в качестве «художественных приемов» абсолютно недостойные средства и при этом остаются вне поля зрения авторитетной критики. Но эта критика нужна, чтобы научить людей отличать подделку от настоящего искусства. Не говорю уже о том, что критика призвана воспитывать вкус, как у тех, кто занимается, как им кажется творчеством, так и у тех, кто к этому творчеству обращается.

Если бы у нас была такая критика, то, думаю, наша Церковь могла бы ее поддержать. Тогда не приходилось бы прибегать к светской власти. Если власть будет знакомиться с серьезными критическими разборами, то она сама не будет допускать появления псевдохудожественных произведений, оскорбительных с точки зрения высокого искусства и традиционной культуры.

И молитвенное стояние в Москве, и возмущение акциями кощунников по всей стране указывают на то, что есть немало активных православных мирян, к которым можно было бы апеллировать. Они могли бы, например, устраивать пикеты, проводить разъяснительную работу, призывать общество к бойкоту кощунственных выставок, которые устраивает тот же Марат Гельман – чтобы было понятно, что на его выставках православных, по крайней мере, посетителей не будет.

Но вообще, конечно, на борьбу с художественными безобразиями нужно поднимать серьезную профессиональную критику.


Священник Сергий Круглов, клирик Спасского собора г.Минусинска Красноярского края:

Контекст данной темы велик и выходит за рамки кощунства, Церкви и искусства.

Эпатаж сам по себе не плох: он позволяет с помощью неожиданного поворота темы сделать так, чтобы у зрителя что-то «щелкнуло» в сознании и он смог понять то, чего не понимал ранее. Но здесь необходимо очень тонкое чувство меры, поскольку существует точка невозврата, когда искусство превращается в свою противоположность – созидание становится распадом. А ведь талант дается человеку от Бога ради созидания.

Не скажу, что распад начался только сейчас. Но мы сегодня отчетливо видим, как эпатаж превращается в кощунство, а оно в способ привлечения внимания. Это уже не акт донесения мысли, а пиар ради нескольких минут славы. Тем не менее, слава Богу, на свете еще хватает хорошего, в том числе и эпатажного искусства. Кстати, во многих кругах создание христианского произведения искусства тоже будет считаться эпатажем.

Что касается реакции Церкви на такие вещи, то стоит посмотреть, что происходит в других странах: любая Церковь, которая сохранила христианскую традицию, терпит различные нападки. Тот же Ватикан каждый день утирается от разных скандалов. Один мудрый человек как-то сказал, что Бог дал России 20 лет передышки: у страны не было серьезных потрясений и Церковь «отходила» от советского периода, ну а теперь добро пожаловать назад в историю.

Но истинный христианин должен отвечать добром на зло, жить по Евангелию. Конечно, втыкать гвоздики в дула танков тоже не стоит, но следует помнить, что война - это увлекательный процесс: стоит втянуться, и назад вернуться будет невозможно.


Директор Традиционной гимназии, кандидат исторических наук священник Андрей Постернак:

Здесь многое зависит от реакции СМИ. Ведь представители нетрадиционного «искусства» пытаются не столько шокировать публику, сколько привлечь к себе внимание. Пусть это будет «черный пиар», пусть это будет негативная слава, но это позволит хоть на секунду стать знаменитым, может быть, в масштабах страны, а, может быть, в масштабах какого-то кружка или закутка. Хоть и со знаком минус, но известность. Это вообще-то распространенная болезнь нашего времени - такое элементарное проявление гордости и тщеславия.

Лишить таких «художников» известности могла бы правильная критика. В каких-то случаях на них просто не надо обращать внимания. Им это было бы полезно. Но и совсем замалчивать эти ситуации было бы, наверное, не совсем правильно. .
Почему-то этим деятелям не приходит в голову издеваться, например, над Холокостом - хотя такие предложения и поступали от мусульман после публикаций карикатур на Магомета.

Представители «современного искусства» нападают, собственно, не столько на конкретную религию, сколько на традиционные устои как таковые, которые еще хоть как-то сохраняются в современном обществе. Издевательство над верой, над тем, что еще есть святого в человеке (я бы в связи с этим обратил внимание на показ в преддверии праздника Победы фильмов, порочащих наших солдат, извращающих смысл победы над фашизмом) – вещи абсолютно недопустимые. Но следить за этим, по большому счету, должно государство, которое должно научить своих граждан уважать законы, уважать моральные нормы, уважать веру и религиозные убеждения, с которыми можно и не соглашаться, но над которыми нельзя издеваться. Это вещи, от которых зависят мир и согласие в обществе. Поддерживать их – прямая обязанность государственной власти.


Священник Алексий Козливсков, клирик Богоявленского собора в Елохове:

Надо ли бороться с глистами? Надо, пока они тебя не съели.

Представители т.н. «актуального искусства», неспособные создавать новые художественные формы, привыкли заимствовать чужие символы и образы, созданные чужим гением и чужим вдохновением, и помещать их в профанный контекст и уродливое соседство, веселя тем самым духовных плебеев. Эти "актуальщики" подобны паразитам, что заводятся в большом организме со сниженным иммунитетом. Вот так и эти творческие импотенты паразитируют на великой культуре и великих символах, инсталлируя в них свои экскременты. Социальный гельминтоз, да и только. Точнее, гельмантоз.

Против этих паразитов выступили Екатеринодарская и Ставропольская епархии. Честь им и хвала! А что одержимые идеей бес-цензурного глумления над святынями будут обвинять Церковь в мракобесии, так это обязательно. Так поступали и их предшественники - большевицкие бесы 20-30-х годов.

Мне кажется, церковным чиновникам не надо бы заигрывать с этими силами. Подобные гельмановские проекты уж очень напоминают бал Петруши Верховенского с "литературными чтениями". Как ни приручай, а все закончится поджогами. Да и вообще, доверять адвокату дьявола (М. Гельман защищает кощунниц, напакостивших в храме Христа Спасителя), доверять ему организацию выставок православных икон так же нелепо, как если бы известному педофилу доверить организацию выставок детских рисунков.

Конечно же, Церковь должна реагировать на кощунство и оскорбления. Мы ведь живые и нам больно. Надо требовать от государственных органов защиты чувств верующих. В крайнем случае, я уверен, в каждой епархии найдутся такие же мужественные алтарники, как и в Никольском храме в Пыжах, которые не допустят самодуровщины на Руси.


Протодиакон Александр Агейкин, клирик храма Христа Спасителя:

Думаю, эта проблема касается не искусства, а личности: речь идет о деградации совести. Когда человек себе позволяет создавать такое «произведение искусства», которое есть лишь эпатажная попытка привлечь к себе внимание, - ни искусство, ни талант тут не при чем.

Церковь не может ничего запретить, но она может показать человеку выбор между добром и злом и помочь с этим выбором. И если у человека проблемы с совестью и талантом, что тут посоветовать?

Призывать людей на баррикады с требованием уничтожать такое псевдоискусство тоже не значит сеять разумное и доброе. Мы должны возвышать свой голос, показывая людям, что хорошо и что плохо. И если галерея Марата Гельмана не увидит ни одного посетителя, это и будет как раз хорошо.

Член Общественной палаты РФ, муфтий Москвы и Центрального региона России Альбир-хазрат Крганов:

Крайне важно сохранить в обществе взаимное уважение. Оскорблять чувства верующих бескультурно и неэтично. И кому как не людям искусства это понимать?

Издевательство над культурой и нравственностью не ново: вспомним, как после революции по улицам обеих столиц ходили обнаженные люди: было такое движение «Долой стыд».

Выдавать за искусство оскорбление чувств верующих – это подмена понятий. Разве нормально издеваться над тем, как верующие люди молятся Богу на коленях со слезами на глазах? И любая традиционная религия совершенно никак не связывает руки современным представителям искусства, но считает, что надо создавать вещи, которые развивают и радуют людей.

Так что тут я согласен с православными: люди творчества не должны превращать искусство в орудие вражды: оно должно всех объединять. Да и законы запрещают разжигать рознь между разными слоями общества, между верующими и неверующими в том числе.



Начальник отдела образования ДУМ Татарстана, имам-хатыб Апанаевской мечети Казани Валиулла-хазрат Якупов:

Во всех этих историях меня удивляет стремление так называемых «современных художников» к славе, поскольку в нынешнем информационном пространстве самый короткий путь к известности лежит через скандал. Из него уже извлекается коммерческая и репутационная выгода.

Заметьте, сами верующие никогда не выступают против чьей-то иной точки зрения, если она не задевает их религиозные чувства. То есть верующие терпимо относятся к любому проявлению искусства, пока оно не касается самого главного – их святынь. Поскольку именно эти люди в таких ситуациях оказываются пострадавшей стороной, в их защиту необходимо задействовать законодательные механизмы. Самое святое должно быть защищено, иначе чувства верующих будут топтать и дальше.

Думаю, самой разумной формой реакции должно быть общественное мнение – моральный стержень не должен быть утерян. Необходимо защищать традиционное духовное наследие русских народов, какой бы религии это ни касалось. И я понимаю чувства священнослужителей и простых верующих, которые выступают с обращениями к патриарху, к власти. Важно, чтобы общество ощутило сочувствие к страданиям религиозных людей и оградило их от спекулянтов, падких на легкую наживу известности и скандальности.

Ответственный секретарь Всемирного русского народного собора Олег Ефимов:

Творчество имеет высокий онтологический смысл: оно роднит человека с Творцом. А когда творчество сродни чистому сублимированию, оно направлено на самые низменные физиологические стороны самого автора и его души.

Даже верующему невозможно отделить от истинного творческого акта свои собственные душевные качества, но настоящий художник молится Святому Духу (пусть даже не сознавая того), и тогда его творчество становится результатом преодоления низменных и отрицательных качеств. Вот тогда можно говорить о творческом замысле, о высоких побудительных мотивах творческого произведения.

Всего этого нет у тех, кто рассматривает творчество как проявление безграничной свободы, понимая под этим снятие ограничений и ответственности. В этот момент рядом с такими творцами находится не Дух Святой, а демоны.

Мы не призываем к «кострам инквизиции», но мы говорим, что верующие как граждане нашей страны имеют право дать оценку и сказать, где творчество от Бога, а где оно является лишь воплощением грязных фантазий и оскорбляет наши религиозные чувства. Именно таковы выходки арт-группы «Война» или бесконечные грязные выставки Марата Гельмана.
 

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика