Религия

Гельман и «Современное искусство»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Европа сходит с ума. Борьба с христианством зашла очень далеко, она постепенно перестает быть христианской цивилизацией - сначала внешне, а затем и по существу. Под лозунгами о терпимости и терпении ко всему, в том числе и к оскорблению веры, вместо почитаемых веками ценностей навязывается лишь одна, главная религия ХХ и уже ХХI века - западная либеральная демократия.  Она накладывает на человека непомерно тяжёлый груз под названием, полная личная свобода,  правда, если он не выходит за определенные рамки, например, не носит крест на работе как в некогда пуританской Англии, или… на футбольном матче, как в католической Польше. И сегодня мы видим, как эта зараза под названием, борьба с христианством, зловонной навозной жижей втекает к нам в Россию. Весь, так называемый, постсоветский период истории, адепты этой антихристианской секты, разными способами пытались уничтожить православие в России. Серые кардиналы пятой колоны, пролезли во власть и заняли ключевые посты во власти. Один из них Марат Александрович Гельман.

     

                                                               




Биография:
1960 - родился в Кишиневе, в детстве танцевал в молдавском фольклорном ансамбле "Жок"
1977-1983 - учится в Московском институте связи, одновременно работает машинистом и рабочим сцены во МХАТе, "Современнике" и театре им. Маяковского
1987 - "От скуки" устраивает в Кишиневе свою первую выставку: "Хотелось, чтобы в Кишиневе была интересная жизнь"
1990 - во Дворце молодежи в Москве проводит выставку "Вавилон". В октябре на первой ярмарке "АРТ-Миф" проходит презентация Галереи Гельмана
1991 - Галерея М. Гельмана работает под эгидой Центра современного искусства (ЦСИ) на Якиманке. Гельман - член редколлегии "Газеты ЦСИ", декан Школы арт-менеджеров ЦСИ
1993 - с этого года Галерея М. Гельмана постоянно называется лучшей галереей Москвы и занимает первые места в рейтингах СМИ
1995 - Галерея переезжает в новое помещение на Малой Полянке. Выставка "К 5-летию Галереи Гельмана" в Доме Художника на Кузнецком мосту. Совместно с Глебом Павловским создает Фонд эффективной политики (ФЭП). Один из издателей журнала "Среда", посвященного СМИ
1996 - Галерея М. Гельмана представляет Россию на первой ярмарке "АРТ-Форум" в Берлине
1997 - Гельман и художники его галереи выигрывают конкурс и получают заказ на оформление внутреннего пространства Гостиного двора. ФЭП получает заказ на дизайнерское решение телеканала РТР. Совместно с Г. Павловским начинает издавать журнал "Пушкин"


Как видно из биографии, Гельман бурно развивается в 90-е — то он основывает в Москве одну из первых частных галерей на Малой Полянке, то активно участвует в политике, консультируя «Союз правых сил» сотрудничая с Глебом Павловским. А в 1996 году они в составе так называемого Фонда эффективной политики занялись КРО - и, по словам Затулина, выполняли поручение Кремля. Сам Павловский говорит, что его позвали Скоков и Лебедь, для работы с администрацией президента. С июня 2002-го по февраль 2004-го Гельман — замгендиректора «Первого канала» и в это же время — пиар-консультант партии «Родина», во главе которой стояли Дмитрий Рогозин и Сергей Глазьев. Потом будут выборы на Украине в 2004 году — на стороне Виктора Ющенко. В это же время он будучи директором своей частной галереи, становится неким катализатором и вдохновителем борьбы против православия в России под видом радетеля за современное искусство.

После выставки «Арт Манеж-98» 4 декабря 1998- перформанс кощунника и практикующего сатаниста Авдея Тер-Оганьяна под названием "Юный безбожник",где вышеназванный субъект прилюдно рубил иконы. Марат Гельман не применул позвать его к себе в подвал на Малой Полянке, так сказать в знак сочувствия за пострадавшую физиономию, так как Тер-Оганьяна в Манеже слегка побили. И уже накануне суда над ним, Гельман открывает выставку, как он считает гениального художника современности Авдея Тер-Оганьяна. Но практически сразу же группой верующих христиан она была уничтожена.

1 апреля 2000 следующий кощунник Олег Мавроматти, совершал перформанс под названием "Не верь глазам", по ходу которого его распинали на кресте. На спине у Мавроматти, была нарезана бритвой надпись - "Я не сын бога". Причём это действо совершалось на Берсеневской набережной, напротив строящегося Храма Христа Спасителя. После показа этого кощунства по НТВ ряд православных организаций подали в суд на сатаниста Мавромати. И тут же, как бес из табакерки выныривает сердобольный Гельман и устраивает подобный перфоманс у себя в галерее. Правда, при этом Мавроматти распинают на Андреевском Кресте.




Выставка «Осторожно религия» открылась в Сахаровском центре (директор - Юрий Самодуров) 14 января 2003. Планировалось, что она будет работать до 9 февраля. В выставке приняли участие 35 «художников», три «художественных» дуэта и одна арт-группа. Но 18 января 2003 (через три дня после открытия) выставка "Осторожно, религия!" была разгромлена группой из шести алтарников храма св. Николая на Пыжах, настоятелем которого является известный патриот-монархист, протоиерей Александр Шаргунов, одновременно являющийся главой общественной организации Комитет "За нравственное возрождение отечества". В этот же день Таганское ОВД завело на уголовное дело по факту погрома. (статья 213, хулиганство)

<


12 августа 2003 суд постановил закрыть дело на погромщиков выставки из-за грубых процессуальных нарушений при его рассмотрении. Сахаровский центр почему-то не стал обращаться с иском в прокуратуру для повторного рассмотрения дела о погроме.

Суд над устроителями выставки "Осторожно, религия" продолжался до 2005. При этом в общественных кампаниях обвинения и защиты оказались задействованы около 3 тысяч человек. Следствие и суд над устроителями выставки окончились обвинением директора Сахаровского центра Юрия Самодурова и его заместительницы Людмилы Василовской и присуждением им крупных штрафов, а также - эмиграцией обвинявшейся, но оправданной судом, художницы, поэта и социолога Анны Альчук и ее самоубийством в Берлине в 2008.






Участвовал ли лично Гельман в организации и проведении выставки, следствием и судом не установлено. Но доподлинно известно, что практически все участвовавшие в этом кощунстве «художники», являлись его выкормышами. И поэтому уже в феврале 2005 года Гельман «прославился» выставкой под названием "Новейшее искусство постсоветского пространства" которая прошла в январе-феарале 2005 в ЦДХ в рамках проекта Гельмана "Россия-2". На ней было представлено около 50 картин, скульптур, фотографий и видеоинсталляций. Как и всегда, Гельман и на этот раз не изменил себе. Группа «Синие носы», Авдей Тер-Оганьян, Олег Кулик и др. кощунники новейшего времени, представили свою работы для просмотра. После очередного надругательства над нашей верой 28 января 2005 девять членов Московского Союза художников - при поддержке МАПО «Народная Защита» подали в Тверской суд Москвы иск против господина Гельмана, обвинив его в разжигании религиозной розни и политическом экстремизме. (иск отклонен). Во время выставки всплыли новые гельмановские дружки. Один из них Илья Кормильцев. Раннее он был автором стихов песен группы «Наутилус Помпилиус», но здесь он неожиданно проявился, как книгоиздатель. Как оказалось позднее его издательская контора под названием «Ультракультура» довольно таки успешно занималось своей деятельностью на территории России. Суть всех этих книжонок, всё тот же, разврат, пропаганда наркотиков, богохульство и неприкрытый сатанизм. Поэтому в 2005 организация «Народная Защита» и «Народный Собор» при поддержке депутата госдумы Александра Чуева и "Госнаркоконтроля" возбудила против издательства "Ультракультура" во главе с Ильёй Кормильцевым, уголовное дело, окончившаяся смертью Кормильцева в 2007 и введением внутренней цензуры в издательстве.

С 2005 по 2007 год Гельман проводит ряд выставок в ЦДХ на Крымском валу, где он продолжает гнуть свою линию по десакрализации православных святынь. Так на ярмарке "Арт-Манеж", после выставлении работ, «Икона-икра» и «Coca cola сие есть кровь моя», которую уничтожил один из пришедших на выставку православных, снова начались иски к устроителям выставки в результате которых эти работы были сняты с показа сотрудниками музея.



Выставка «Запретное Искусство 2006» проходила с 8 по 31 марта 2007 всё в том же Музее и общественном центре им. А.Сахарова. На ней были представлены 24 работы, которые были запрещены и сняты с показа, или по требованию православных организаций, или самими директорами музеев в течение 2006 года. 10 марта 2007, сопредседатели "Народной защиты" Анна и Владимир Сергеевы, узнав о новой кощунственной выставке в Сахаровском центре, посетили её. В этот же день Сергеевы подали заявление в Таганскоое ОВД (т. 2, л.д. 103),. В эти же дни были поданы иски от организации «Народный Собор». 14 июня 2007 Таганская прокуратура возбудила уголовное дело о выставке по ст. 282 ч.1 УК РФ в соответствии с депутатским запросом в Генеральную прокуратуру депутата Госдумы А. В. Чуева (т. 1, л.д. 43), сделанному, в свою очередь, по обращениям организаций «Народная Защита» и «Народный Собор».




Особенностью случая было то, что уголовное дело о выставке "Запретное искусство" в 2007 существовало на историческом фоне готовящихся выборов Президента РФ; площадка выставки, Сахаровский центр, исполняла роль штаба наиболее одиозного кандидатов от оппозиции, а директор Сахаровского центра и одновременно один из организаторов выставки, Юрий Самодуров, был доверенным лицом этого кандидата и 28 мая 2007 он невольно сам подтвердил свою скандальную связь с Березовским. Вместе с академиком Юрием Рыжовым, лидером движения "Мы" Романом Доброхотовым, политологом Андреем Пионтковским, историком Владимиром Прибыловским, секретарем "Российских радикалов" Николаем Храмовым и журналистами Владимиром Кара-Мурзой и Александром Подрабинеком он вошел в состав инициативной группы по выдвижению в президенты известного диссидента Владимира Буковского, живущего в Лондоне прямого ставленника Бориса Березовского на выборах Президента-2008. Юрий Самодуров стал доверенным лицом Буковского, а Сахаровский центр готовился выполнять роль штаба кандидата Буковского. После полного поражения либералов в избирательных кампаниях 2008, Юрий Самодуров вошел в инициативную группу по новому объединению российской либеральной оппозиции.

12 июля 2010. Таганский суд Москвы признал Ерофеева и Самодурова виновными в разжигании национальной и религиозной розни. Ерофеев был приговорен к штрафу в 150 тысяч рублей, а Самодуров - в 200 тысяч рублей.

Марат Гельман принимал самое активное участие, как в самой выставке, (охрана, видеокамеры), так и в процессе суда над кощунниками. Умело пользуясь своими связями он предоставлял нужных людей для дачи свидетельских показаний со стороны защиты, а однажды и сам появился в этой же роли. Поэтому, связывая все события, а именно: «художники» все из гельмановской когорты, охрана выставки, Ерофеев - личный друг и соратник, активное участие в защите Самодурова и Ерофеева, а также поддержка в СМИ при его участии, можно сделать вывод, что Гельман и является главным организатором и участником того громкого дела.

Суд над организаторами выставки "Запретное искусство" – стал самым известным уголовным процессом против современного кощунства в искусстве новой России. Он коснулся 13 международных «художников», повлек за собой увольнение обоих кураторов выставки со своих рабочих мест и привел к принципиальной перемене стратегий деятельности Сахаровского центра и Отдела новейших течений Третьяковской галереи. Это сложносоставное событие развивалось в течение трех лет с более или менее активным участием почти 7 тысяч человек, включая первых лиц Русской Православной Церкви, нескольких министров, мэра столицы, ряда депутатов ГД и руководителей почти всех крупных арт-институций и всех крупных правозащитных организаций России, а также около 3000 деятелей культуры, журналистов, ученых, правозащитников и юристов в России и за рубежом и более 4000 тысяч активистов из православной среды.




Во время процесса первый раз были замечены представители группы под названием «Война». Они принимали активное участие в деле защиты подсудимых. Провели несколько акций прямо в здании суда. Некоторые активисты этой группы постоянно, на каждом судебном заседании, вели дневники. После приговора была даже издана книга под редакцией лидера группы «Бомбилы», Антона Николаева и его гражданской, на тот момент, жены Виктории Ламаско. Вообще этот Николаев, как оказалось, довольно-таки влиятельный субъект среди таких же как он отморозков. 20 июня 2010 г., в тоннеле под каналом Москва-Волга на Волоколамском шоссе прошла акция по унижению православной веры, организованной Антоном Николаевым.




На ней была выставлена работа Риты Саяпиной, где она в иконописном стиле изобразила пародию на икону Богородица с Младенцем. После которой организацией «Народная Защита» было подано заявление в местное ОВД, которое было принято и очень долго, в течение почти года велось расследование, с проведением различных экспертиз.





Но потом в конце оказалось, что Николаев оказывается психически больной человек, который по несколько месяцев проводит в психиатрической больнице. И поэтому неподсуден. Он печально прославился ещё тем, что активно разрисовывал стены домов и мостов в Москве и других городах России, различными кощунственными по отношению к православию рисунками и надписями. Создал даже свою лжеправославную церковь и от имени её осуждал Православие. Являясь пасынком другого ересиарха кощунника Олега Кулика, друга Гельмана и обширно пользуясь их связями, он всегда вовремя создаёт свои инсталляции и перфомансы. Практически, как он сам себя считает, он со своей компанией является логическим продолжением «Войны».







Политическая либеральная пропагандистская панк-группа Pussy Riot образована в ноябре 2011, в начале президентской избирательной гонки в России. Правоохранительные органы подозревают, что создание группы инициировала супружеская пара - Надежда Толоконникова и Петр Верзилов. В 2008 они были соорганизаторами группы "Война", но позже соратники по группе - Олег Воротников и Наталья Сокол - объявили Петра и Надежду "ментовскими провокаторами", а также по соображениям, так сказать этическим, а именно за разврат, были с позором изгнаны из группы. В текущей избирательной кампании 2011-2012 Толоконникова и Верзилов являются известными участниками право-либеральных протестных мероприятий, возглавляемых Борисом Немцовым, Алексеем Навальным и Евгенией Чириковой (защита Химкинского леса, форумы "Антиселигер", гей-парады в Москве и т.п.). Супруги позиционируются в этих рамках как независимые экологические и гей-активисты.


Наибольший резонанс в медиа вызвали две антипутинские акции группы, проведенные на знаковых площадках Москвы: - на Лобном месте Красной площади, и в Храме Христа Спасителя. Вскоре, после этой акции, которая имела самый большой резонанс, благодаря СМИ и интернету, были поданы заявления в прокуратуру. По этим заявлениям от лидеров православных общественных организаций (Олега Кассина, главы "Народного собора"; Дмитрия Пахомова, проректора школы православного миссионера при храме Апостола Фомы в Москве и неназванного лица, представляющего Фонд ХХС) Хамовническая межрайонная прокуратура возбудила против участниц акции уголовное дело по ст. 213, о хулиганстве. Практически сразу после акции в своём ЖЖ, Гельман высказался против проведения подобных акций в храмах, но при этом заявил, что он будет всячески защищать, как он считает «невинных девушек».




Антиправославные акции группы «Бомбилы», «Война» и «Pussy Riot» направлены на то, чтобы посеять хаос и подменить наши ценности. Их акции изображают и прославляют самые низменные человеческие чувства. Через них наши враги пытаются вдалбливать нашему народу культ секса, насилия, садизма, предательства. Главная цель таких людей - это разложение, развращение и растление нашего народа.





Примерно с 2008 года Гельман осчастливил своим явлением Пермь — именно тут, как утверждают власти, вот-вот расцветёт культурная столица Европы. Жизненный путь, как мы видим, весьма извилистый. Но есть нечто общее, что объединяет все «проекты» Гельмана: и СПС, и «Родину», и Ющенко, и Пермь — это Деньги с большой буквы. Гельман — пылесос по очистке бюджетов от наличности. Проект «Культурный альянс», первым полигоном для которого стала Пермь, придумали Владислав Сурков и Марат Гельман. «Суть его в том, чтобы распространить опыт пермского изнасилования на другие регионы. Для Суркова это — новая идеология государства. Для Гельмана — вантуз, которым он прокачивает региональные бюджеты», — утверждал Алексей Иванов, автор «Золота бунта» и других бестселлеров. Выставка «Русское бедное» проведённая в Перьми— это пятиконечная звезда из окурков, лопата из дорожного знака, стульчак из табуретки. Это «альтернативный вокал», который выражался в пронзительных криках и хрюканье, музыканты в противогазах, молотящие деревянными колотушками по мусорным бакам и ящикам. Это модель кровати с привязанными к ней книгами, проволочная вешалка с разнообразным женским бельём на плечиках, космический корабль из сигарет и сигаретных пачек, гигантский заголовок газеты «Правда» с орденами, выполненный в чёрной резине, танк из советской мебели, маленький туалет «типа сортир», движущиеся металлизированные шланги и т. п. Искусство ли это? Игорь Аверкиев, историк и социолог из Перми, написал подробный путеводитель по выставке и пришёл к выводу — большинство «арт-объектов» к искусству не имеет никакого отношения, в лучшем случае это дизайн, в худшем — провокация и «вакханалия концептуализма». Аверкиев справедливо замечает, что так называемые «современные художники», собранные Гельманом, работают без души, чаще из желания удивить или эпатировать, и зритель чувствует это, голосуя ногами. В результате заинтересованы в такого рода перформансах лишь толкователи: критики, журналисты, эксперты, университетские профильные профессора, представители «отраслевых субкультур» и прочих духовных меньшинств. Вооружившись их поддержкой, Гельман стал надувать пермский «культурный пузырь». Пилить бюджеты всех уровней — тренд «нулевых». Даже странно, что Гельман так долго шел к спасительной для его «интеллектуального бизнеса» идее. И точно так же, как нынешнее «информационное обеспечение» не имеет никакого отношения к журналистике, так и современные арт-практики далековаты от прекрасного и возвышающего душу искусства. Сегодня в России вместо журналистики — «белый» и «чёрный» пиар, вместо искусства — политизированный дизайн. Т. е. фактически перед нами глубоко эшелонированная идеологическая фальсификация. Питает творцов этой системы бюджетное меценатство. А налогоплательщик? Его не спросили, мнение граждан никому не интересно. Властям «протесты общественности» против гельмановской «культурной революции» глубоко по барабану: губернаторы у нас не избираются, а назначаются по непонятным для населения критериям. Потому глава Пермского края Чиркунов со спокойной душой вверг подведомственные ему города и веси в жесточайший эксперимент: неуклонно сокращая местные «очаги культуры» (за время его правления закрыто 273 клуба, 214 библиотек, 308 киноустановок), он щедро оплачивает арт-насильнические акции Гельмана и КО. Пермская интеллигенция многократно просила избавить их город от Гельмана и его команды. Вот цифры из письма, направленного Дмитрию Медведеву. Подписанты вопиют: трехлетний бюджет на культуру почти 2 млрд. руб., при этом «местных» ужимают в расходах, зато Гельману ни в чем отказа нет. Тут тебе и арт-объект «Сфера» — около 5,0 млн. руб., и 241 тыс. руб. за буквы «ВЛАСТЬ» у здания Заксобрания края; и по 102 тыс. руб. за каждого из трех «трэшменов» (человечков с мусорками). В 8 млн. руб. (по другим данным — 9,8 млн. — Авт.) обошлась налогоплательщикам 12-метровая буква «П» из еловых брёвен; в 35 млн. руб. — строительство арт-объекта «Стена» у драмтеатра (решетчатая структура из клееного бруса высотой 9–12 м через всю площадь по диагонали); 112 млн. руб. ушло на гельмановский фестиваль «Белые ночи» (для сравнения: на повышение зарплаты муниципальным бюджетникам с 1.06.2011 г. на 6,5% выделено 68 млн. руб.)… И т. д. и т. п.





Ответа на свой «крик души» жители «культурной столицы» не получили. И что из того, что не доросли жители Перми до матерных виршей и стихов о волосатых лесбиянках, которые теперь считаются шедеврами на гельмановских фестивалях, или до спектаклей с голыми стриптизершами (детище театра «Сцена-Молот» , арт-директор Эдуард Бояков)? Кстати, созданные за госсчет «высокохудожественные» мусорки, буквы и столбы принадлежат не городу и не краю, а гельмановскому Музею современного искусства PERMM. По истечении 11 месяцев с момента, как «объекты» были выставлены на всеобщее обозрение, они, согласно договорам, подлежат демонтажу. «Схема искусства траты денег и заметания следов, как видим, проста до безобразия», — замечает Сергей Оболенский из «Собеседника.ру». Искусство в Перьми обогащает — в прямом смысле слова. Подтверждение тому — «поэма в цифрах», подписанная Владимиром Шуклецовым, и. о. председателя Контрольно-счетной палаты края. Отчет от 1 декабря 2011 года охватывает временной отрезок в два с половиной года.

Интересная цифирь: за указанный период зарплата сотрудников Музея современного искусства PERMM выросла в 2 раза — до 34 835 руб. А вот у тех, кто работает в Пермской художественной галерее, доходы существенно ниже — 6,6–9,9 тыс. руб. Добавим к этому ещё, что Пермский краеведческий музей на правительственном часе в Совете Федерации был назван министром культуры Александром Авдеевым в числе тех, где выявлено наибольшее количество утрат экспонатов. Это связано с ветхим состоянием здания и плохими условиями хранения. Листаем «поэму» дальше. Минкультуры края допустило нецелевое использование бюджетных средств — люди катались за госсчет во Францию, Германию, Швецию, Бельгию, Австрию и др. мимо сметы, залезая в карман налогоплательщика (1 млн. 253 тыс. руб.). В отчёте фигурируют фамилии соратников Гельмана: Бориса Мильграма (в 2008—2010 гг. — краевой министр культуры), Николая Новичкова (преемник Мильграма на посту министра, ныне руководитель «Культурного альянса»), Александра Протасевича (ныне и. о. министра), Вероники Вайсман (бывший зам. министра культуры, ныне директор проектного офиса «Инновации в культуре и развитие городской среды»). Но разве культурные люди нарушают законы?! Так, Мильграм трижды съездил в Цюрих по «вопросу разработки концепции Пермской художественной галереи», прокатал 144 тыс. руб. государственных денег, но концепции так и не появилось (наверное, надо ещё съездить раз пять!). Зато Мильграм пошел на повышение — он теперь вице-премьер правительства края.

Вообще, с галереей беда. 7 млн. 610 тыс. руб. были потрачены в 2008 году на архитектурный конкурс по созданию её проекта. Аудиторы счетной палаты признали эти расходы неэффективными, так как проекты не реализуются (хотя победители конкурса получили деньги из бюджета). За последующие три года минкультуры края так и не решило вопрос с отводом земельного участка для строительства галереи.

И снова о деньгах. Руководитель театрального проекта «Сцена-Молот» из команды Гельмана Эдуард Бояков получает 98 тыс. руб. в месяц. У него есть двойник — художественный руководитель Юрий Милютин с окладом в 112,9 тыс. руб. Есть и дорогостоящий режиссер — Дамир Салимзянов (92 тыс. руб. в месяц) с дешевым дублёром (оклад 9,1 тыс. руб). «Фактически в театре за счет бюджетных средств содержатся 2 художественных руководителя (или 3 — по уровню оплаты труда) и 2 режиссера, что не отвечает требованиям эффективного расходования бюджетных средств, в связи с чем 4 млн. 216 тыс. руб. признаются неэффективными для краевого бюджета…» — следует из отчета.

А какой эффект от существования еще одной мутной «инновационной» конторки — «Центра по реализации проектов» (директор Вячеслав Торчинский, бывший владелец рекламного агентства «Новая волна»)?! Лишь в первом полугодии (!) 2011 года расходы этой организации на разработку концепций, идеологий, программ составили 7 млн. 914,9 тыс. руб. И следом карьерный взлёт — Торчинский становится председателем комитета по культуре Перми! Вот уж действительно: лучший бизнес — это госбюджет. Да и упоминавшаяся Вероника Вайсман рулит инновациями за счет народного кармана: в её проектном офисе 4 штатные единицы, каждая из которых обходится налогоплательщикам в 90 тыс. руб. В месяц.

Итак, в Перми создана уникальная система по распилу бюджетных денег, объединяющая столичных «гастролёров» и местных «инновационных» чиновников.

Понятно, что передовой опыт Перми по распилу бюджета следовало распространить на другие города и веси: больше охват — выше доход. В июне 2010 года газеты сообщали: президиум генсовета «Единой России» утвердил новый партийный проект «Культурный альянс (региональный аспект)». Инициатор — Марат Гельман. «Культурный альянс», согласно заявлениям его инициаторов, способствует созданию позитивного международного имиджа государства. Вероятно, карта России, составленная из грязных половых тряпок, продемонстрированная на выставке «Родина» в Перми, как раз и привлечёт европейцев, утомлённых Боттичелли и Рафаэлем в «культурную столицу Европы». Гельман шутит, осуждая «путинскую Россию второго срока», но зато деньги берёт всерьёз. А «Культурный альянс» тем временем шагает по стране — в Ижевске появились клоны пермских красных человечков, в Твери открыт Центр современного искусства «ТверЦА», а тут и денежная Тюмень подтянулась — недавно там прошел первый фестиваль современного искусства. На подходе Башкортостан, Нижегородская и Свердловская области, Северная Осетия, Дагестан, Самара, Тольятти, Киров, Чувашия, Краснодар… И не надо думать, будто губернаторы и региональные чиновники не знают, в чем состоит «искусство Гельмана», что они понятия не имеют о митинге в Перми, который местная интеллигенция провела под лозунгом: «От вашей культуры слоны дохнут». Это, кстати, не метафора — слон в местном зоопарке действительно сдох — из-за условий содержания, не совместимых с жизнью. Но региональные чиновники понимают, что проект «благословлён» генсоветом «правящей партии», а на мнения народа им глубоко начхать — было бы начальство довольно. К тому же под идеи «современного искусства» хорошо пилить бюджет, так что выгоды у них с Гельманом взаимные.

Хочется немного остудить пыл местных реформаторов. Затевая «Культурный альянс», Гельман со товарищи обещали взамен горы золотые, в том числе и обильную пиар-отдачу в виде «укрепления базового имиджа „Единой России“ как партии реальных дел». Журналисты рассказывали, что видный единоросс Андрей Исаев так воодушевился альянсом, что даже предложил Гельману возглавить комитет по культуре в будущем составе Госдумы! Вовсю шла делёжка шкуры неубитого медведя…

Но на парламентских выборах 4 декабря 2011 года «ЕдРо» получило в крае лишь 36,3% (в 2007 году — 62,06%). А на последовавших митингах чуть ли не главным политическим лозунгом жителей Перми стало требование избавить их от Гельмана и его тёплой компании. Вот такой получился специфический «имидж»…

Без сомнения, «культурная революция» в Перми стала катализатором роста протестного населения в крае. Так что оппозиционеры должны поклониться Гельману в ножки — молодец, брал деньги у «ЕдРа», а на самом деле искусно разжигал ненависть к «жуликам и ворам». Настоящий «агент Госдепа»! В феврале 2012 года галерист устроил в Перми встречи Владимира Рыжкова, Ксении Собчак и Леонида Парфенова с «рассерженными горожанами». Это действо Гельман представил как проект создания «культурной оппозиции». Потому что «оппозиция бескультурная», ныне сложившаяся в Перми, на дух не переносит московского куратора-распильщика , а борьбу с ним приравнивает к антифашистской деятельности.

Ну, а теперь о некоторых итогах «правления Гельмана» в Перми. В чем они выразились, кроме потраченных денег, подпорченного имиджа «ЕдРа», бешеного пиара «современного искусства» и общественного возмущения? Слово писателю Алексею Иванову: «Судите по делам. Что нового создали в Перми за два года гельмановской „культурной революции“ его хунвейбины? Музей Гельмана, который за деньги края скупает работы друзей Гельмана. Гельмановский центр развития дизайна, который разрабатывает гербы для чиркуновских канцелярий. За счёт бюджета Гельман привёз кучу таких деятелей культуры, которые и сами могут собирать стадионы, но деньги за билеты тогда получит продюсер, а не Гельман. И пиар, пиар, пиар. А Пермский зоопарк остался на костях лучших граждан города. Музей стал вдвое хуже. Здание галереи отдают церкви, а нового здания и в планах нет. Все остальное как лежало в руинах, так и лежит. В городе нет не то чтобы киностудии, а даже книжного издательства. Все пермские бренды выброшены из культурного процесса, потому что соратники Гельмана — непрофессионалы, они не знают культурных технологий развития этих брендов».

А вот оценка Игоря Аверкиева: «За три года культуртрегерской оккупации в Перми не появилось ни одной новой пермской звезды и даже звёздочки в театре, литературе, музыке, изобразительном искусстве. Всё, что было нового выдающегося, — всё завезённое… С приходом культуртрегеров пространство пермского творческого роста было просто забетонировано московским гастрольным „чёсом“, закупленными „легионерами“ и фестивальным конвейером…»

И, наконец, мнение публициста Владимира Семенко: «Секрет непотопляемости Гельмана — его деятельность как политтехнолога, а отнюдь не как галерейщика. Люди, которым он в свое время оказал „неоценимые услуги“, в благодарность дают хорошо украсть. Вот и вся культурка…»

Вы думаете, «наверху» не знают о десятках (если не сотнях) публикаций, негативно оценивающих опыт пермского культнасилия?! О том, что думают о деятельности Гельмана и КО арт-критик Капитолина Кокшенёва, поэты Игорь Тюленев, Юрий Асланьян, Федор Востриков, писатели Леонид Бородин, Татьяна Соколова, Александр Проханов, Алексей Шорохов, журналисты Игорь Маркин, Николай Охотин, Алексей Харитонов, Людмила Каргопольцева, Василий Бубнов, политик Константин Окунёв, блогер Максим Красных, эколог Роман Юшков, художник Равиль Исмагилов и еще сотни людей, переживающих за происходящее в городе?





Владимир Сергеев. Председатель православной патриотической организации «Народная Защита»

 

 

 

 



 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика