Религия

Книга «Царь и Россия» и фильм «Матильда»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

В издательстве «Отчий Дом» только что вышла книга «Царь и Россия». Ее актуальность и своевременность невозможно переоценить. Прежде всего, она — достойный ответ клеветническому фильму «Матильда», который неслучайно вызвал бурную реакцию в нашем обществе. Речь, разумеется, идет не просто о каком-то фильме, выходящем к столетию октябрьской трагедии, а о попытке подлой переоценки центрального события русской истории двадцатого века. И не только двадцатого. Замысел и цель фильма созвучны известным словам Троцкого о расстреле Царской семьи: «Ильич как всегда поступил мудро. Во-первых, мы показали всем, кто мы такие, и во-вторых, что к старому возврата больше нет».

Царь и Россия

Эта книга — пощечина не только тогдашним, но и нынешним клеветникам Царя и России, наследникам екатеринбургского преступления — физическим и духовным, всем лжеучителям, оправдывающим революцию — духовный и нравственный переворот в жизни нашего народа, и последующие за ней события, продолжающиеся доныне.

Как тогда, с одной стороны, были «измена, трусость и обман», а с другой — преданность до смерти, так и теперь.

Кто-то скажет, что книгу прочтут несколько тысяч, а фильм посмотрят миллионы. Но логика жизни такова, что качество в конце концов побеждает любое количество.

В течение десятилетий советская пропаганда распространяла грязную ложь о Царе-страстотерпце и всех мучениках Российских. На ненависти и издевательстве над Царскими страстотерпцами, начиная со школьной скамьи, воспитывалось несколько поколений. И мы знаем о «Церкви молчания». В этом молчании — голос немых, тех, кто не мог говорить и рассказать миру о происходящем. И сегодня мы слышим их отчаянные крики, взывающие о помощи. Эти крики становятся все сильней, потому что тысячи и тысячи новых людей, уже в иных обстоятельствах прибывают к ним, чтобы пополнить их ряды. Эти крики не могли удержать ни тюрьмы, ни концлагеря, ни сила оружия, ни победные фанфары строителей новой жизни. Эти крики отчаяния достигают небес.

В книге «Царь и Россия» к ним присоединяются те, кто мог говорить, — свидетельства известных исторических личностей, любящих Царя. Свидетельство всегда ценно, тем более, если оно — свидетельство людей, которые вместе с мучениками готовы были идти до конца, и на подлинной глубине переживали произошедшее с Царем и Россией.

Есть два способа борьбы с ложью, оскорбляющей нашу святыню. Обличение этой лжи и такое познание истины, которое дает возможность свидетельствовать о ней. Только свет прогоняет тьму.

Даже у самого грешного человека подлинное отношение к жизни начинается с возмущения злом как таковым. Мы не можем объективно и равнодушно рассматривать зло просто как факт. Необходимо отвержение этого зла, которое, сколько есть у него сил, до последнего будет отстаивать свое право на существование. Примириться со злом — значит быть побежденным им.

Но лучший способ для каждого человека борьбы против заражающей лжи — это познание истины. В этом великая суть. Если мы не познаем благодатно истину, то Церковь не устоит, никто не устоит против надвигающейся тьмы. В данном случае мы имеем дело с такими свидетельствами, через которые открывается святость нашего Царя. Подлинная радость появляется прежде всего от этого познания истины, которую мы уже знали и которая еще раз открывается нам, а не оттого что мы кого-то переубедили и сокрушили.

Святой Царь Николай II — поистине тот, кто «удерживающий» (2 Фесс. 2, 7). Не только потому, что он осуществляет власть, основанную на христианских принципах и имеющую благодатную помощь свыше. Но и потому что семья Царя — образ, икона семьи. Неслучайно поэтому теме семьи святого Царя и связи ее с судьбой России и посвящен клеветнический фильм.

Брак государя, сила его чувств по отношению к супруге и детям уже говорит о его необыкновенной глубине, о духовной незаурядности этой личности. Его единение с царицей было таким, что мы через этот союз начинаем постигать смысл слов Писания: «Тайна сия велика» — то, что уподобляется союзу Христа и Церкви. В этом браке так раскрылась единственность и незаменимость человека, что двое действительно стали одной плотью. Вследствие общей бездуховности слишком многие плохо воспринимают, насколько значителен этот дар Божий. На самом деле это величайшая редкость — подлинная семейная жизнь, где двое соединяются во Христе, также говорит о воссоединении с Богом человека. Они умерли всей семьей, и это было не просто стечение обстоятельств, но даже смерть не могла их разлучить. Что Бог сочетал, то человек да не разлучает — исполнение этой заповеди до конца возможно только в любви до конца.

Они были настолько единомысленны, что всей семьей заботились о своем народе и при жизни были готовы пожертвовать собой для России. И это тоже было свидетельством их пребывания в Боге. Господь пророчески явил на такой высоте образ православной семьи накануне крушения семьи и государства.

Убийство Царя имело много далеких целей, в том числе и разрушение семьи. Тот же Троцкий писал в 30‑е годы прошлого века: «Опять Россия стала буржуазной, снова в ней культ семьи». Они хотели уничтожить семью. Семья — малая Церковь, и таким образом осуществлялось разрушение всей Церкви.

На семье держится все — и нравственность, и государство. За убийством Царской семьи в обществе последовало: «Долой брак!», «Долой стыд!» — как бы прорвалось и ясно обозначилось (пока на время) то, что было духовной сутью этого убийства. То, что мы видим сейчас в постхристианской Европе и во всем мире.  Мощь государства сохранится на десятилетия, но не может в конце концов не рухнуть.

Семья и Родина — от Бога, две составляющие «удерживающего». И потому кто хранит их, тот исполняет волю Божию. Символично, что убили не одного царя и его семью, а всех верных слуг его. Царственные мученики и слуги их — символ России. Это было как уничтожение всей России, всех, кто был предан Царю. А потом старались убить тех, кто их знал, чтобы не было памяти. Мы не должны удивляться, что после разрушения православной монархии последовало быстрое разрушение черт неповторимости русского народа, вначале — в обезличивающей коммунистической коллективизации, а теперь, в более страшной степени, — обезличивающей народ оскотинизации через узаконивание самых растленных грехов как нормы.

Если бы Царя не свергли, не убили, они бы и священников, и весь православный народ не могли бы убивать. Он явился первомучеником в Церкви новомучеников, пусть хронологически это и не совсем так. Но враги подбирались к Царю и к Церкви. Когда говорили, что нам не нужен наш православный Царь, они хотели отнять у народа даже инстинкт самосохранения. Они клеветали на Царя, чтобы русские перестали быть русскими, и хотя бы на уровне инстинкта самосохранения мы должны сегодня это понять.

То, что происходит в России сегодня — распад семьи и нравственности, — является непосредственным результатом неосознанного и нераскаянного преступления 1918 года. Но мученический подвиг святого Царя пророчески являет тайну «удерживающего» не только для России. Открытая война против традиционной семьи с попыткой замены ее Содомом и Гоморрой все более возрастает в отступническом от Христа мире. «Император и императрица, — писал воспитатель царских детей Пьер Жильяр, — думали, что они умирают за Отчизну. Они умерли за все человечество». А относительно несравненной чистоты жизни Царской семьи Жильяр добавляет: «Их истинное величие не в императорском достоинстве (хотя, как мы видим, это имело и имеет значение — авт.), но в достижении высших человеческих добродетелей, до которых они постепенно возвысились. Они стали духовно совершенны; это дало им не земную преходящую силу, но чудесную твердость и ясность души древнехристианских светочей, против которых бессильны людская злоба и которые торжествуют в самой смерти». Вот почему фильм, созданный к столетию октябрьского переворота, не просто антихристианский, но антихристов.

Обозначим в основных чертах содержание книги «Царь и Россия». Эта  книга — документ о Царе и России. Здесь свидетельство государственников того времени, знающих уклад России изнутри, создававших и укреплявших свою страну, видных общественных деятелей и публицистов, военачальников, экономистов, писателей и священников.

Книгу открывает большой исторический очерк Н. Обручева — эмигранта, внучатого племянника генерала Обручева (учителя Царя). Здесь подробно раскрывается весь механизм клеветы и провокаций против Царской фамилии и России, и подлое участие заграницы в победе «революции», не говоря уже о финансировании этих бандитов. Здесь же подробно описывается в цифрах состояние экономики России.

Публикуется свидетельство Н.А. Павлова, видного общественного деятеля и публициста, одного из лидеров «Объединенного дворянства», лично принятого царем от «Союза земледельцев».

Князь Д. Оболенский подробно рассматривает экономическое состояние России, показывая расцвет экономики, образования, науки при Царе Николае II.

Интересно размышление Н.М. Тихменева — военачальника, ученого-востоковеда, участника всех войн, ближайшего сотрудника Деникина.

Невозможно не выделить очерки И.Л. Солоневича, известного писателя и народного монархиста, который в работе «Великая фальшивка Февраля» дает расширенный анализ произошедшей трагедии. Он ясно показывает, что революция вышла вовсе не из народа, а из тех сил, которые хотели одинаково подчинить себе и монархию, и народ. Другая его статья «Миф о Николае Втором» разоблачает ложь и клеветы о Государе.

Яркий текст архимандрита К. Зайцева «Памяти последнего Царя» исполнен благодатного проникновения в тайну подвига святого страстотерпца.

Архиепископ Аверкий (Таушев) напоминает нашим современникам о предупреждении и пророчествах святителя Феофана Затворника и святого праведного Иоанна Кронштадтского, как пророков Божиих.

Слово святого патриарха Тихона на расстрел Государя потрясает своей силой до глубины души. И проповеди разных лет святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского «О Царе и цареубийстве» как будто произнесены сегодня.

К ним примыкает доклад Н.П. Кусакова «Памяти императора» в «День скорби», устроенный комитетом Российской колонии в Аргентине. Эмигрантский писатель свидетельствует, что память о Царе жива в русских сердцах за рубежом. Но прежде всего — не можем мы не добавить — возрастает осознание святости и возрождается молитвенное почитание царственных мучеников в самой России.

Самое существенное, что мы узнаем из этого фундаментального труда — напряжение сил зла вокруг Государя накануне революции так же, как и сегодня, достигало предела, ибо речь шла о судьбе Православия и России, а значит, и всего человечества. И потому страдания и смерть Царственных страстотерпцев — не поражение, а победа. Худшее, что люди могли сделать Царю, было попущено Богом, но все их самое худшее не могло его победить! Крест — не конец, за ним следует Воскресение. Слава Воскресения изменила все. Но прежде своего креста и причастия славе Христова Воскресения Государь имел благодать сказать: «Передайте всем, что зло, которое в мире (то есть революция 1917 года), будет еще сильнее (то, что происходит сейчас), но не зло победит зло, а только любовь».

Протоиерей Александр Шаргунов


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика