Религия

«Воистину воскресе Господь!» Три истории чудесного Промысла Божия на Святой Горе Афон

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
В Прощеное воскресенье 1750 года монах Макарий из скита Святой Анны был тяжело болен, почти при смерти. О нем заботился замечательный, достойный восхищения и преданный ему послушник отец Феоктист, принявший в том году служение парадикея (помощник дикея — выборного настоятеля монашеской общины в афонских скитах).
 
После Божественной литургии отцу Феоктисту нужно было найти одну рыбу для своего старца, чтобы сварить ему суп для подкрепления сил.

Он спустился на пристань скита, но не нашел там ни одной лодки и ни одного рыбака. Море было неспокойно. Тогда отец Феоктист стал молиться. Став на колени здесь же, на берегу, он начал просить о помощи святую праведную Анну, матерь Пресвятой Богородицы, бывшую покровительницей скита.

Он еще не окончил своей молитвы, как увидел, что в волнах играет большая рыба! Монах осенил то место крестным знамением и — о чудеса Твои, Христе Царю! — волна выбросила эту рыбу на прибрежный песок. Радость и благодарность отца Феоктиста были неописуемы. Схватив рыбу, он побежал в кириакон, где лежал на одре его старец. Приготовив рыбу, он дал ее старцу, который с этой минуты стал здоров.

Оставшейся частью рыбы отец Феоктист угостил всех монахов и мирян, которые находились в тот день в кириаконе, причем все признавались, что никогда в своей жизни не ели более вкусной рыбы, чем эта, посланная от Бога.

+ + +
Старца Исаака Дионисиата называли аввой, да он и был настоящим аввой по своему монашескому житию, пребывающий в посте и непрестанной молитве, смиренный, трудолюбивый, всех любящий и всеми любимый, послушный всему и всем.

Как-то раз, когда этот благословенный раб Господень исполнял послушание на конаке (здание в Карее, принадлежащее определенному монастырю и служащее местом проживания представителя этого монастыря), возникла необходимость срочно отправиться в монастырь. А дело было зимой, и его начальник, представитель монастыря в Киноте Геласий, предостерег его, что время уже послеобеденное, обещают снегопад, и есть опасность заблудиться в пути. Но отец Исаак отвечал, что нужда не терпит отлагательств и непременно надо идти в монастырь, который находился на расстоянии пяти часов ходьбы.

Итак, положив поклон, сей блаженный отправился в путь. Однако когда он дошел до горы Иверского монастыря, начал падать обильнейший снег, сильно затруднявший движение. Когда отец Исаак добрел до горы монастыря Симонопетр, называемой «Босдум» и расположенной напротив Афона, снег уже доходил до колена, да к тому же начинало темнеть.

Ему угрожала тьма, снег и дикие лесные звери. Тогда этот блаженный муж, возложив все свое упование на Спасителя Господа, воскликнул от всего сердца: «Господи Иисусе Христе, Боже мой, молитвами моего святого старца спаси меня от этой беды!». И — о чудо! — Божественная невидимая сила восхитила его, и он внезапно оказался у ворот монастыря.

Было время повечерия, и вратарник готовился закрыть монастырские ворота. Когда он увидел авву Исаака, как его почтительно называли в монастыре, в такую вьюгу, он, недоумевая, спросил, откуда тот пришел. Старец же, находясь в неком экстатическом состоянии, ответил, что его послали из Кареи.

— Как же ты дошел при таком снеге? — спросил его вратарник.

Старец же молчал, глядя лишь на икону Честного Предтечи на святых вратах. При этом вратарник успел заметить, что на снегу не было никаких человеческих следов.

На настойчивые вопросы вратарника, когда он вышел из Кареи и как дошел, старец рассказал ему и другим отцам, что только до половины пути он помнил, как шел, а далее даже не знал, что произошло. Призвав на помощь Бога и молитвы своего старца, он тотчас оказался у ворот монастыря (см.: Таинство общения с духовником: Восемь поучений старца Силуана Афонского о духовном окормлении).

+ + +
На Пасху 1935 года, когда игуменом монастыря Святого Павла был архимандрит Серафим, все отцы, которых тогда было около шестидесяти, вышли во двор, чтобы начать службу Воскресения Христова. В радостной и возвышенной атмосфере, после восклицания «Христос воскресе!», игумен сказал одному из простых и крепких в вере старчиков, отцу Фоме:

— Геро-Фома, спустись в усыпальницу, где лежат кости отцов, и скажи им: «Христос воскресе!»
— Благослови, отче! — ответил геро-Фома и, даже не размышляя, побежал и в два-три прыжка оказался в костнице.
— Игумен послал меня сказать вам «Христос воскресе», отцы и братия. Христос воскресе! — возгласил он громогласно.

Тогда произошло нечто потрясающее. Кости затрещали и подпрыгнули, а одна глава поднялась примерно на метр и ответила на приветствие геро-Фомы: — Воистину воскресе Господь!

После этого восстановилась полная тишина. Старец возвратился и рассказал о том, что видел и слышал. Отцы в этот раз праздновали Пасху исключительно торжественно, воссылая Воскресшему Господу и Начальнику Жизни двойное славословие (см. также: Документальный фильм А. Мамонтова «Монах» (ВИДЕО, 2017 г.)).

С великим умилением они пели:
Воскресение Твое, Христе Спасе,
Ангели поют на небесех,
и нас на земли сподоби
чистым сердцем Тебе славити.
(Стихира Пасхального Крестного хода)


Об этом случае нам рассказывал приснопамятный старец Феодосий, ставший впоследствии библиотекарем монастыря.

Публикуется по книге «Афонский отечник»

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика