Религия

Монах Иоанн (Адливанкин): «И сегодня главный враг Запада – православие»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Беседа с ведущим специалистом Душепопечительского православного центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского

 
 
Монах Иоанн (Адливанкин): «И сегодня главный враг Запада – православие»

- Отец Иоанн, какова главная задача вашего Центра?

- Реабилитация пострадавших от сект, оккультизма и разного рода зависимостей - наркомании, игромании, алкоголизма.

- Иными словами, лечение души?

- Именно этим мы с помощью Божией и занимается.

- Вы начали работу в Центре, не будучи еще в монашеском постриге?

- Да, более 10 лет тому назад уже принимал страждущих в качестве психолога и руководил Миссионерским отделом Центра.

- В 2003 году вышла ваша книга «Нашествие. В окружении сект и оккультизма». Видимо, ее главная идея сегодня обрела особую актуальность.

- Я писал тогда, что в ближайшее десятилетие может произойти переворот в сонме человеческих умов, категории добра и зла поменяются местами. И был прав – мир за прошедшее время почти сошел с ума...

- Повсеместно происходит радикализация обществ. И религий ведь – тоже?

- Эта проблема очень многогранна. Но когда речь идет о таких глобальных явлениях, как, например, исламский экстремизм, то полезно вспомнить определение слова «секта». Секта – это ответвление от фундаментальной религии. Нет ислама, нет и его ответвления – радикального ислама. Нельзя рассматривать радикальные течения как отдельно взятые фрагменты: нет определенного противостояния католицизма и православия – нет и греко-католицизма, экспансия которого сегодня снова представляет собой угрозу и без того шаткому миропорядку. Но в полемике приходится дипломатично обходить противоречия фундаментальных религий: между православием и исламом непреодолимая пропасть, как и между православием и католицизмом, если мы погрузимся в эту бездну противоречий, то просто не выйдем из нее. Определенная полемика на каких-то пересечениях с исламом возможна, но не с радикальным, а богословский диалог с католиками сегодня идет, что в целом необходимо, но за рамками научного интереса он не имеет никакой перспективы, кроме той же «унии».

 

 

- Этот диалог шел всегда. Вместе с тем была постоянная экспансия католицизма на Восток, которая непременно сопровождалась войнами.

- Все мировые процессы вообще, особенно когда мы говорим о глобальном противостоянии, имеют религиозную основу. Если мы заглянем в российскую историю, то отчетливо увидим тысячелетнее противостояние православия и католицизма - с самого крещения Руси и даже до того. А что сегодня? Попытаемся ответить на вопрос: что и кто сегодня представляет для России наибольшую угрозу в аспекте религиозного противостояния? И сегодня главный враг Запада – православие. Русское православие, прежде всего. И один из механизмов борьбы с православием - специально созданный и отработанный столетиями инструмент католической экспансии на Восток - все тот же греко-католицизм. Бунты, порожденные Флорентийской унией, и кровь унии Брестской, как и катастрофа современной Украины, обнаруживают все ту же убийственную силу под названием «униаты». Абсолютно беспощадную ко всем оппонентам силу, где религиозное начало полностью деградирует в пользу радикальных националистических и расистских идей.

Сегодня мы со всей очевидностью убедились в том, насколько могут быть тенденциозны такие институты, как ООН, ПАСЕ и иные, задача которых вроде бы непредвзятое решение общемировых проблем. Так вот, в аспекте интересов папского престола, через призму которого католицизм всегда смотрит на остальной мир, надо отметить, что именно в недрах католической церкви зародились те мистические ордена и культы (иоанниты, тамплиеры, Мальтийский и Тевтонский ордена и др.), часть из которых сегодня стала обоснованием именно глобальных общественных организаций, а часть — мировым масонством, не потеряв никаких внутренних связей при этом. И даже основное оккультно-религиозное движение, которое, вне всякого сомнения, становится главным противником христианства – «Нью Эйдж», при профессиональном рассмотрении также имеет «католическую генеалогию».

При этом необходимо упомянуть и о колоссальных финансовых возможностей таких католических фондов, как «Тасис», «Реновабис» и иных, не в смысле их гуманитарной деятельности, а в аспекте их прозелитской и политической значимости.

Так что если рассматривать Запад как оппонента, то в основании его внешнего многообразия, включая и протестантизм с тысячами его сектантских разветвлений, можно все же рассмотреть мощную католическую организацию.

Но, конечно, объективности ради, необходимо отметить и следующее: на фоне экспансии во все сферы современной западной культуры насилия и содомии, откровенного сатанизма мы видим, как протестанты перед этим наступлением массово «сдаются», а католицизм в своих архаичных пластах этому все же противостоит, разделяясь при этом в самом себе на либералов и консерваторов.

- А что разделяет православных и католиков?

- Кроме сугубо богословских разногласий, в первую очередь сама идея папства - автономная личность на верхушке общественно-религиозной пирамиды, единоличный представитель Бога на Земле. У некоторых исследователей сформировался по этому поводу такой термин «цезарепапизм» - абсолютная духовная и политическая власть в одном лице.

И в человеческом мире нет более уникального, в смысле своей строгой организации и колоссального масштаба религиозно-политического института, требующего абсолютного вотума доверия и единомыслия от своих подчиненных членов, нежели институция католицизма. В нем все выстроено для расширения и удержания власти. Иезуиты и униаты – два его боевых крыла.

- Вы утверждаете, что именно греко–католики, точнее, униаты, являются ударной силой католицизма?

- Это не я утверждаю - это утверждает мировая история и ее беспристрастные исследователи. Полезно вспомнить известные факты: на полях обращения к Императорскому престолу известного униата митрополита Андрея (Шептицкого) император Николай II исчерпывающе написал - «аспид», а через десятки лет Сталин просто выругался в ответ на послание Советской власти того же униатского лидера. Этот деятель, – был такой период, - возносил дифирамбы Гитлеру, а на заре своей деятельности Францу-Иосифу в то время, когда десятки тысяч галицийских русинов бросали в австрийские концлагеря.

- Кстати, униаты устанавливали свои молельные палатки на киевском Майдане…

- И не только устанавливали. Они призывали и призывают к вооруженной борьбе, к насилию. И в целом есть все основания говорить о значимой роли греко-католиков в современном мировом разладе. Почему, например, Канада так неожиданно обнаружила патологическую нелюбовь к России? Несомненно, не последнюю роль в этом сыграл тот факт, что именно в Канаде находится самая многочисленная украинская диаспора среди всех стран, где есть диаспоры из представителей народов бывшего СССР, и это наиболее образованная часть эмигрантского общества на Западе. И самая многочисленная епархия греко–католической церкви тоже здесь. У канадской диаспоры очень большой авторитет. Этот авторитет всегда был сугубо антисоветским, а позже – антирусским. Именно в Канаде готовилось так называемое «возрождение Украины».

- В России тоже есть греко–католики.

- Недавно разговаривал с представителями некоторых регионов Сибири, куда ездил по службе. Один из руководителей говорит: «Странно, греко–католические общины не помогают украинцам, которые сегодня приезжают из Донбасса (в один город 30 человек прибыло, в другой 400). Помощь им оказывает Православная церковь, а мы надеялись, что в первую очередь украинцы из греко-католической церкви, которые там живут давно и открывают свои приходы, займутся беженцами. Однако они беженцев и знать не желают». Это, подчеркну, рассказывают светские люди, которые способствовали созданию униатских общин.

При этом важно отметить, что греко-католицизм - это совершенно не свойственное ранее Сибири религиозное направление. Присутствие там униатов – колоссальный соблазн для «постсоветских» людей, утративших традиции, веру, культуру. Внешне православное униатское богослужение, причем на языке, адаптированном к современному, и обширная гуманитарная деятельность представляет собой стратегию соблазна, итог которому – полное подчинение римскому Папе. К примеру, недавно греко – католики в Сибири заявили, что они самым тесным образом участвуют в переводе православного богослужения на русский язык. Вот как, дескать, заботятся о своей пастве. Для православного человека, утвержденного в церкви, понятно, что все это некая аномалия, а для неутвержденного, не понимающего, что и к чему, это действительно соблазн. При этом униаты располагают значительными средствами.

- В западной части России греко–католические церкви существуют давно, но почему униатские общины вдруг появились в Сибири?

- Это долгосрочный проект. Он реализуется в нескольких направлениях: собственно религиозном, геополитическом и экономическом. Религия в данном случае лишь удобный инструмент глобальной экспансии. Одни ищут власти над душами, другие обеспечивают себе жизненные ресурсы. В Ханты-Мансийском округе, куда, в частности продвигаются греко–католики, находится около 60% разведанных запасов российской нефти. Соседний и так же нефтеносный Ямало-Ненецкий автономный округ буквально атакован разного рода сектантской агрессией…

- Украина даже заявляет претензии на сибирские нефтегазовые месторождения, мол, там, начиная с советских времен, работает много украинцев. А тут еще и греко-католики из Западной Украины формируют духовное пространство Сибири.

- Сразу проведу параллель: представители радикального ислама тоже заявляют свои права на российские углеводороды. По их твердому убеждению, «вся земля принадлежит аллаху» - значит, и Сибирь тоже. Но, говоря о радикальном исламе, должно сказать следующее: всеми его передвижениями правят те, кого у нас дипломатично называют «нашими партнерами» во главе с США. Сегодня они готовы уничтожить миллионы арабов, лишь бы в итоге на спинах сознательных и несознательных марионеток-радикалов добраться до России. Точнее, до российских недр. Так вот, греко-католики являются органической частью этого «партнерского» конгломерата, они ближе к «командному составу». И их активность в Сибири означает, что уже отрылась возможность сделать новый существенный шаг в сторону российских нефтехранилищ. И человеческих душ, конечно. Такой вот «комплексный» подход…

- И это при том, что Россия может быть примером толерантности религий?

- Религии, действительно, могут не враждовать. В богословском измерении между православием и исламом существуют непримиримые противоречия, но это разномыслие не обязательно предполагает противостояние. Тому примером Россия до 1917-го. И сегодня традиционная нравственность, присущая в той или иной мере исламу, на фоне полной мировой безнравственности православным может импонировать. Но если говорить о радикальном прочтении каких-то существенных фрагментов религиозной доктрины ислама, то здесь есть проблемы. Для молодого человека идея «вечного райского наслаждения с гуриями» - то есть чувственного наслаждения за гранью жизни, может и при жизни превратиться в «эскалацию наслаждений». А если еще с мечом, с автоматом в руках можно гарантированно вознестись прямо на небеса?.. Здесь некоторые корни и привлекательности ислама для совершенно дезориентированной молодежи, и исламского радикализма.

В поездках по Сибири я столкнулся с многочисленными фактами, когда даже русские дети принимали ваххабизм. Реально половина населения сибирских регионов сегодня – представители исламского мира. И этот мир обеспечивает себе базу для развития. Того же ищут и агрессивные круги Запада. В долгосрочной перспективе. И эта база – наша Сибирь. Сегодня цена на нефть падает, но пройдет пусть 50 лет, 100, и индустриальным странам надо будет как-то жить. Логично усмотреть за всем этим широкие стратегические планы. Мы неизбежно идем к той черте, где у кого-то все закончится раньше, чем у нас… Таким образом, известные сегодня религиозные угрозы для России представляют собой лишь фрагменты общего эшелона угроз, но фрагменты более чем существенные …

- Полагаю, к своим выводам вы пришли, основываясь, не в последнюю очередь, и на результатах своей работы в Центре?

- Моя работа – это общение с людьми. За 10 лет я принял в этом кабинете около 5 тысяч человек. Это позволяет создать свою статистику, выработать свой взгляд. Уверяю, ничего хуже периода последних 15-20 лет в российской истории просто не было. Половина молодежи стала наркоманами, вакханалия оккультизма и сектантства изуродовала тысячи душ, молодежная культура просто осатанела в полном смысле этого слова. Наша задача - привести человека в разум. Кого только я здесь не видел…

- В чем причина этих явлений?

- В массовой культурной деградации. В искусственно насаждаемой толерантности ко злу. В отсутствии ясных духовных ориентиров. В размывании даже того, что называют «общечеловеческими ценностями» или в полном неведении о таковых. Когда занимался проблемами, связанными с экспансией радикального ислама в Россию, невольно задался вопросом: откуда берутся нормальные люди, идущие в армию, откуда нормальная молодежь? Согласно официальной статистике о наркоманах, алкоголиках и т.д., ее быть не должно. А она есть. Знаете, почему? Просто Бог нас не оставляет.

- Недавно прочитал высказывание одного священника, который утверждал, что Бог не толерантен.

- Он не «толерантен» - Он «долготерпелив», по выражению Священного Писания. В моей работе не раз было, что приводили настолько потерявшее всякий человеческий облик существо, что нужно было несколько заставить себя общаться с ним. Но начинаешь работу, диалог, поиск человеческого, и потихоньку, потихоньку этот человек находится. Искреннее обращение к Вере способно полностью исцелить, восстановить самого падшего человека. Вообще «обретение человека» - это некое таинство, и без помощи Божией оно невозможно. А главное подтверждение бытия Божия и Его заботы о нашем мире заключается в простой вещи – мы живы. Это противоречит законам определенной логики: мы нарушили все законы, установленные Богом во Вселенной, а наказание за наши преступления – не постигают нас в полной, логичной же, мере. Господь не оставляет нас один на один с обезличенными механизмами мирового Закона, Им же и установленного. Можно выразить православные молитвословия в такой своего рода метафоре: «Праведный судья, будь неправеден», - просим мы Бога. Ведь праведность судии в исполнении буквы Закона, но если Бог будет в этом смысле праведен, мы все обречены. И мы молим: «Боже, воздай нам не по делам нашим, а по милосердию Своему». И если бы было не так, то мира бы давно не было. Все накопленные в мире военные запасы давно бы взорвались. Постигающие нас за наши грехи болезни были бы летальными. И так далее. Но нет, этого не происходит. Каждый живущий в данный момент на Земле человек имеет возможность покаяния и изменения. Возможность войти в гармонию с самим собой, в примирение с Творцом, в мир с окружающими и в итоге - в жизнь Будущего века.

- Все-таки Россия-Русь движется в этом направлении... Обратите внимание хотя бы на тот факт, что огромное количество россиян поддерживает политику президента Путина, который утверждает, что России никто не сможет навязать свою волю.

- Сейчас в православных храмах молятся за Путина, за Россию. Каждый день возносятся молитвы и за Украину. Знаю многих людей, особенно имеющих там близких, которые из-за украинского конфликта стали на грань нервно-психических проблем, - столь велико их переживание. На Украине просто убивают русских, а в России даже мысль об убийстве украинцев кажется кощунственной. И, мне рассказывали, на Украине спрашивают: а что там русские? Им отвечают: русские за вас молятся.

- Не за одну Украину молятся.

- Молятся против войны. Совершенно понятна стратегия наших глобальных недругов: не непосредственно столкнуть Россию с Америкой или НАТО, нет, – Россию надо извести, измотать. Все продумано. К глобальной войне Запад не готов. Нужна война на изматывание. Сегодня все обнажилось, маски сняты. В «украинском узле» мы вернулись к клубку противоречий, породивших Первую мировую, практически с теми же конфликтующими сторонами и амбициями. На линии истории стоят опять те же силы, которые столкнулись 100 лет тому назад. Но есть надежда, что эта опасная ситуация может отрезвить, оздоровить наше больное общество. И русские действительно молятся. Даже те, кому еще недавно были не свойственны религиозные настроения.

- Мы что, пребываем в состоянии катарсиса?

- Увы, не думаю. А хорошо бы, если только здраво. Поиск в истории Промысла Божия может дать силы и для определенного оптимизма. Взять такой пример. Мы живем в эпоху глобализации, но, что интересно, модели этой глобализации для европейских народов и России – существенно разные. Населяющим Западную Европу народам процессы взаимоинтеграции оставляют их идентичность, для Восточной Европы это уже не в полной мере так, а вхождение в «единую Европу» России означает полную гибель Российской цивилизации. Сегодня с этим уже трудно спорить. Так вот, в преддверии 1917 года мы тоже шли в «семью европейских народов». А представьте, что не было бы трагедии 17-го. Думаете, была бы Россия такой же, как сегодня? Сохранилась бы ее индивидуальность в глубинах европейского сообщества? Уже Французская революция принесла в Европу антихристианскую идеологию, которая изменила базовые понятия христианского мира. И в православной России, просвещенной светом евангельской веры, эта подмена реализовалась – стараниями Европы. И породила бунт. Этот бунт и уничтожил Россию, но и сохранил ее… от той же Европы. Ведь в определенном смысле даже пресловутый «железный занавес» можно почитать за благо... Да, Вера была в гонении, но Церковь Небесная обогатилась сонмом ста тысяч мучеников. Да, утрачены традиция, принципы воспитание, православная культура, но - Сама Церковь жива! Русская Православная Церковь сегодня - это церковь Апостольская, ничего не изменившая в своем апостольском наследии. Сущая во всей возможной полноте и чистоте православия. Через столько лет уничтожения! И Православная Россия жива. И в этом можно усмотреть промысел Божий. А вот братья наши по вере – греки, сербы, болгары – там, в окружении Европы, хорошо ли им там? Подумать только: Черногория вводит санкции против России! Греция. Болгария. В общем, как писал последний российский император, – «кругом измена, трусость и обман»...

Все происходящее сегодня имеет совершенно точный диагноз – «индуцированная ненависть». Что сродни шизофрении определенной этиологии. Современный мир, его единое информационное пространство позволяет это совершить с потрясающей легкостью. Общество потребления абсолютно манипулируемо со стороны заказных СМИ и других масс-медиа.

Есть шанс возродить Россию. И Украину. Но уж точно не в единении вокруг памятников Ленину, как в событиях последнего времени в Харькове, например. А сколько в городе прекрасных церквей! Есть там мощи святого Афанасия, патриарха Цареградского. Сидит столетия как живой. Помню, прикоснулся к нему как-то неловко, а он вроде рукой меня тронул, такой живой и теплой… Помолились бы, так нет – вокруг памятника стеной стали, не вокруг православных храмов. И это после почти столетнего безумия. Дикий парадокс! Как все демонически перемешано.

- Уже предельно понятно, что Украина душевно больна, а мы?

- Весь мир болен. Да, у нас много болезней. И в Церкви, и вне ее – но это все человеческое. Не человек исправляет Церковь – человек исправляется в Церкви. Если сохранено истинное учение Господа нашего Иисуса Христа, а в нашей Церкви оно сохранено. Приведу здесь два святоотеческих выражения. Первое: «При умножении беззакония умножается Благодать». Второе: «Сатана не знает, что когда он пашет, за ним сеет Бог». Задумайтесь. Но здесь вся проблема в упорствующей человеческой воле… И Господь попускает нам искушение, чтобы мы одумались.

 

Беседу вел Валерий Панов

источник


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика