Религия

Священник Димитрий Кротков: «Мир может быть только с Богом»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Интервью с протоиереем Димитрием Кротковым из Симферополя

       

aGzVpTSYPeM

 

 

— Отец Димитрий, расскажите, почему вы поехали в охваченный войной Донбасс?

— Это была личная инициатива, благословленная священноначалием. Я поехал поддержать и утешить людей на Донбассе, узнать, какая помощь им, в первую очередь, необходима, а также из-за постоянных укоров в адрес крымчан, что у нас все хорошо и мы забыли про них, и не оказываем никакой поддержки. Во второй раз мы отвезли туда почти четыре тонны гуманитарного груза, в который входили продукты, медикаменты, пленка для разбитых окон, ладан, масло, вино для храмов, уголь, Евангелия, молитвословы, иконы и пояса. В некоторых храмах нет даже листков для записок, но священники не бросают свою паству, они их поддерживают, оказывают помощь. Местные жители в свою очередь тоже помогают священникам и храмам после бомбежек. Мы ездили на Донбасс вместе с протоиереем Игорем Лесиком, настоятелем храма «Всех Крымских святых» в пгт. Гвардейское Симферопольского района и ветеранами «Беркута». Были в Антраците, Красном луче, Снежном, Степановке. На Саур-Могиле была отслужена панихиду по погибшим.

— Война меняет людей?

—Война объединяет людей, и в первую очередь, вокруг Церкви и веры. Ополченцы и мирные жители — верующие люди, постоянно молятся, несмотря на то, что в храм в любую секунду может попасть бомба. Донбасс всегда был православным. Практически все местные священники поддерживают местное население. Оказывая абсолютно разную помощь.

—Видели ли вы в Новороссии регулярные российские войска, как об этом пишут украинские СМИ?

—Украинские СМИ как всегда врут и утрируют, когда пишут, что на Донбассе воюют переодетые в ополченцев российские солдаты и чеченцы. Есть, конечно, неравнодушные люди, которые приехали из России помочь своим братьям, но в основном ополчение состоит из местных жителей городов, рядом с которыми расположены блокпосты. Ополченцы — это шахтеры, комбайнеры, инженеры, которые взяли оружие в руки и защищают свою землю от карателей и фашистов.

— Еще украинские СМИ пишут, что якобы ополченцы сами расстреливают собственные города…

— Это ложь! Мирные города бомбят вооруженные силы Украины! Во время второго посещение Донбасса мы еще раз убедились, что как только Луганск и Донецк стали покидать украинские военные, люди стали возвращаться домой. Почему, когда украинская армия окружала эти города, люди не возвращались назад, и разве это не доказательство того, кого поддерживают местные жители?! К тому же, большинство людей уехало не на Украину, а в Россию! Только по официальным данным только через Координационный центр Республики Крым по приему беженцев в Симферополе за три месяца прошло свыше двух миллионов человек. В поселке Степановка под Саур-Могилой украинские войска поставили между домами военную технику, оборудовали там огневые позиции и оттуда расстреливали Саур-Могилу, а людей использовали в качестве живых щитов, не выпуская их из поселка. Вместе с карателями в Степановке находился священник Киевского Патриархата, и когда он увидел, что каратели употребляют наркотики и занимаются банальным грабежом квартир, он стал убеждать их прекратить боевые действия. Я лично видел большое количество шприцов в Степановке. Сами военные украинской армии говорили, что их солдаты стреляют не по целям, а по координатам, которые им дают сверху. Это геноцид православного народа юго-востока, и об этом не скажут в украинских СМИ…

— Почему каратели бомбят именно мирные города, а не блокпосты ополченцев?

—Бомбежки ведутся исключительно по жилым домам, уничтожаются самые главные инфраструктурные узлы городов, газовые и угольные шахты, тем самым они вынуждают людей покинуть свои дома, чтобы заселить эту землю другими людьми и отнять полезные ископаемые. Сейчас Славянск и Краматорск заселяют жителями западных регионов Украины. Я выложил в интернете свою фотографию со снарядом системы «Ураган», который упал в районе, где по близости не было ни одного поста ополченцев. И когда местные жители спрашивают меня: «Батюшка, за что нас уничтожают, что мы сделали плохого?!», я не могу ничего ответить. У всех один и тот же вопрос!

— Если сравнить две идеи — идею «Единой Украины» и идею Новороссии, как вы считаете, какая идея имеет шанс на воплощение и угодна Богу?

—Я прожил более двадцати лет на Украине, я любил эту страну, окормлял украинских военных, но с первых дней Майдана, видя беззакония, творившиеся там, я понял, что той Украины, которая была раньше, больше нет. Страной командуют американские атташе, европейские наблюдатели, которые манипулируют украинскими правителями, преследующими националистическую идею. Как сказал Гете, в основе фашизма лежит национализм, а фашизм и национализм — не угодны Богу

— Что добиваются те, кто устроил эту войну?

— Уничтожить Православие и разорвать связь между братскими народами. Сейчас между русскими и украинцами огромная пропасть, которую я не представляю, как преодолеть.

— Недавно на Украине приняли закон об особом статусе Донецка и Луганска. В свою очередь, в руководстве ДНР и ЛНР говорят, что они не собираются оставаться в составе Украины. Как вы считаете, смирятся ли жители Донбасса с особым статусом в составе Украины?

— Это было актуально весной нынешнего года, когда жители Донбасса просили дать им особый статус в составе Украины, но их не услышали, а теперь все по-другому! О каком особом статусе и мире может идти речь, когда украинское руководство уничтожает собственный народ?! Особый статус в составе Украины — «мертвому припарка». Этот статус на данный момент уже ничего хорошего не даст. Верховная Рада приняла этот закон, она его и отменит при первой возможности, а геноцид народа будет продолжаться, и инакомыслящих будут уничтожать, каноническую церковь гнать. Местное население и ополченцы будут и дальше защищать свою землю и если потребуются, то и умерут за нее. Им не нужна ни Запорожская, ни Днепропетровская область, они хотят жить на своей земле. Также и с амнистией. В этом законе предлагают амнистировать только тех, кто не участвовал в боевых действиях, а тем, кто взял оружие, они не предоставляют амнистию.

— Вам было страшно ехать на войну?

— Когда я в первый раз ездил в Новороссию во время бомбежки Антрацита и слышал разрывы бомб, летящие «грады», свистящие мины, мне было не по себе. Я много раз был на военных учениях, слышал звуки от разрыва бомб, видел, как стреляют оружия, но когда это направлено против мирных людей, это страшно.

— Что Церковь должна делать в этой ситуации и как помогать этому региону?

— Миссия Церкви должна носить гуманитарный характер, мы должны помогать людям и духовно, и материально. Мы молимся, чтобы на Украине восторжествовала правда, и наступил мир. Недавно епископ Банченский Лонгин (Жар) сказал очень правильные вещи, публично заявив, что не будет молиться за украинскую армию и не благословляет эту войну. Я думаю, что владыка Лонгин и раньше понимал, что происходит, просто не мог об этом сказать, но молчанием войну не остановить. Как бы ни заигрывали некоторые церковные деятели с филаретовцами, униатами и националистами, все равно храмы будут захватывать, и сжигать, а священников изгонять.

В Крыму сейчас находится много священнослужителей из Украины, которые уехали потому, что на родине им грозила опасность, а в это время их храмы захватывают священники из Киевского Патриархата и начинают там служить. В карательных батальонах есть так называемые священники, раскольники, которые следят и за националистической идеей украинской армии, и за взглядами солдат, чтобы они придерживались Киевского Патриархата и почитали «Патриарха» Филарета.

— А как относиться к высказываниям многих епископов УПЦ МП, которые благословляют на АТО, в частности к словам митрополита Белоцерковского и Богуславского Августина (Маркевича) о необходимости отстаивать целостность Украины и благословения на АТО?

— УПЦ МП надо выработать нейтральную позицию по отношению к этой войне. Один прихожанин в Симферополе задал мне вопрос, как относиться к высказыванию митрополита Онуфрия во время отпевания участника «афганской» сотни батальона «Айдар» Олега Михнюка в Киево – Печерской Лавре, что этот человек исполнил заповедь Христа и положил душу «за други своя»?! Как молиться за воинов АТО, ведь мы для них оккупанты, сепаратисты и террористы?! Кстати, в Крыму сейчас слово «сепаратист» является почетным.

— Крымчане сделали свой выбор в пользу России, и никто вас не принуждал к этому, как пишут в многочисленных западных и украинских СМИ…

— Мы сделали свой выбор на законном референдуме и его нужно уважать. Крымским татарам не нужна война, несмотря на то, чтобы ни говорили общественные деятели Чубаров с Джемилевым, которые давно находятся за пределами Крыма и не знают настроения крымчан. Крымские татары хотят жить как при царской России, когда никто не ущемлял их права. Референдум 16 марта отразил реальное настроение крымчан, которые шли на выборы и не боялись ни «Правого сектора», ни других радикальных украинских элементов, так как нас защищал крымский «Беркут», самооборона Крыма, и Черноморский флот. Во время этих события я был в Верховной Раде в Симферополе и видел, на что способны агрессивные люди, готовые убивать людей.

— Как вы относитесь к Игорю Стрелкову?

—Игорь Стрелков, по высказываниям многих людей, выдающийся стратег, который обладает колоссальным умом. Я лично с ним не знаком.

— Когда вы в следующий раз планируете поехать в Новороссию?

— Мы планируем поехать туда в начале октября с новым гуманитарным грузом. В первую очередь, жителям Новороссии необходимы теплые вещи, продукты питания и медикаменты. В данный момент мы собираем средства на покупку медикаментов и продуктов. Это капля, но из капель состоит море. Сейчас на Донбассе множество голодных людей, которым нечего есть, и нет денег. В некоторых селах нет света и газа. Беженцам помогает Россия, но тем, кто сейчас находится на Донбассе, Новороссия физически помочь не может. Приближается зима, а люди остались без домов.

— Как вы думаете, как долго еще продлится война?

— Людской перевес на стороне Новороссии, потому что там каждый третий мужчина взял в руки оружие, готовый умереть за свою землю, но у украинской армии большое количество военной техники. Говорить о том, что Украина собирается прекращать войну не приходится. Власть в Киеве понимает, что ее свергнут, если она остановит антитеррористическую операцию. В Новороссии за полгода погибло больше людей, чем в Афганистане за десять лет.

— Вы разговаривали с освобожденными из плена ополченцами, как с ними обращались украинские военные?

— Смотря, к кому попадешь: если к украинской армии, то можно остаться в живых, а если к карателям, то убьют или будут издеваться. Киевская власть боится своих же военных, поэтому они допустили, чтобы всю «элиту» Майдана уничтожили в так называемых «котлах». Мне рассказывали, как карателям привозили гнилые патроны, артиллерийские снаряды другого калибра. В изваринском «котле» из нескольких тысяч выжило около трехсот человек. Украинские военные это начинают понимать, поэтому между ними и ополченцами иногда осуществляются негласные договоренности. Киев боится, что совместные вооруженные силы могут в один момент развернуться и пойти на украинскую столицу и свернуть незаконную власть.

 

Беседовала Елена Юферева, специально для портала «Православный Взгляд»


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика