Религия

ПОЖЕЛАЙ МНЕ УДАЧИ В ЭТОМ БОЮ…»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Александр Юрьевич ЕГОРЦЕВ Главный редактор журнала «Национальный контроль».Окончил МГУ им. Ломоносова, с 1995 г. руководил Информцентром «Сектор» по противодействию религиозному экстремизму.

С 1998 по 2012 г. – тележурналист, специальный корреспондент программ «Русский дом», «Русский взгляд» и «Главная тема» на 3-м канале. Имеет ряд наград за репортажи из «горячих» точек, два ордена Русской Православной Церкви и серебряную медаль кинофестиваля «Радонеж» – «За журналистское мужество».

ВОЙНА С НАРКОБИЗНЕСОМ В ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ

«Малая столица российского наркобизнеса» – это страшное название в начале 2000-х прочно закрепилось за тихим провинциальным городком на Волге. Молодежь, не успев окончить школу, повсеместно подсаживалась на иглу. Кололись где попало, на обоих берегах Волги: во дворах, в поле, у ж/д вокзала, в развалинах и на крышах старых домов, возле школ, под фюзеляжем самолета ТУ-124 (памятник великому кимряку авиаконструктору Туполеву). Начало XXI века в этом славном городке ознаменовалось повальной наркоманией и сопутствующим «букетом» заболеваний – от гепатита до ВИЧ. Особенно к героину пристрастились подростки.

Кимры – город наркоманов, цыган и ВИЧ-инфицированных. Город живых мертвецов… Об этой катастрофе национального масштаба мы впервые узнали в 2001 году. К нам в телецентр «Останкино» из Тверской области приехал тогда еще молодой священник – Андрей Лазарев. Долго и настойчиво добивался встречи с кем-нибудь из журналистов центральных каналов. Так случилось, в телецентре отец Андрей набрел на мою съемочную группу.

Первая же наша командировка в Тверскую область дала неожиданный результат. Просидев в засадах у «Голливуда» (так местные называли цыганский табор на окраине Савелова), двумя телекамерами мы засняли целые вереницы юных наркоманов, перебежками направлявшихся в вожделенный «Голливуд». Потом уже – кто поодиночке, кто по двое – молодые люди, пошатываясь и спотыкаясь, «на автопилоте» брели на обратную электричку…

Осенняя экскурсия по кимрским «достопримечательностям» радости не прибавила. Под ногами то и дело что-то похрустывало – до снега было далеко – это лопались под подошвой разбросанные по земле использованные шприцы…

Но самое сильное впечатление произвели на нас тогда два кимрских кладбища, расположенные на окраинах города. На одном, словно это Ваганьковский мемориал, – экспозиция величественных надгробий и монументов с ростовыми изображениями солидных покойников. Это – захоронения зажиточных цыган. Как поговаривали, вся эта посмертная роскошь была оплачена десятками и сотнями жизней молодых кимряков. Правда, умерших от героина рядом с цыганами не хоронили. Жертвам наркоторговцев отводилось куда более скромное, свеженькое кладбище на другом берегу Волги.

«Жутко сюда приезжать, – задумчиво констатирует отец Андрей Лазарев, – Это кладбище появилось в течение пяти лет, и кимряки все быстрее переезжают сюда. На постоянное место жительства... Очень много наркоманов… И, посмотрите, одна молодежь… Вот оно… будущее...»

Эти слова простого священника, показанные нами на московском 3-м канале, вызвали у зрителей не то что бурю эмоций – народный взрыв! Людей охватила паника. Все, конечно, слышали страшилки о вреде наркотиков, но чтобы это было вот так – цинично и просто… Увидев воочию, как всего в ста километрах от Москвы от героина вымирает целый райцентр, население пришло в ужас. Многие вдруг представили, как то же самое может случиться и с их любимым ребенком. И стоит этой героиновой эпидемии добраться из Кимр до Москвы или, скажем, Твери – случится национальная катастрофа, по численности жертв сравнимая разве с Отечественной войной…

«Ситуация в Кимрах напоминает очаг чумы, когда необходим военный карантин, – признавался в интервью нам другой кимрский священник, Евгений Морковин – И если не будут приняты жесткие меры, погибнут и остатки здорового населения».

Так случилось, что в тот же вечер эфир нашей передачи посмотрел Генеральный прокурор Владимир Устинов. И, кажется, так же как зрители, был ошарашен. Реакция Москвы на этот раз была стремительной и жесткой. На следующий день в Тверскую область с проверкой прибыл заместитель Генпрокурора РФ генерал Макаров. Цыганский наркотабор в Савелове перетряхнули буквально вверх дном. Руководителям УВД и Прокуратуры Тверской области было вынесено строгое предупреждение о возможном несоответствии занимаемым должностям. Тогда же стали вскрываться и некоторые подробности пикантных взаимоотношений правоохранителей с цыганским сообществом. Оказывается, горожане и родители умерших от передозировки неоднократно жаловались во все инстанции. В ответ милиция, «порейдовав», задерживала обколотых жертв. Но цыганских боссов, завозивших и торговавших героином, почему-то никто не трогал – хотя жители всех их прекрасно знали, знали, кто и в каких домах продает «порошок».

Цыганский табор в Савелове – как для Москвы Черкизовский рынок – «заповедная зона», в которую даже милиционерам входить возбранялось. Поэтому для отчетности «палки» «рубили» на обычных наркоманах. Главное, не потревожить баронов – ибо они занесены в «Красную книгу».

Народное возмущение в Кимрах дошло до того, что жители, отчаявшись искать защиту у власти и органов, в один из дней вышли из города и, словно «крестным ходом», направились к савеловскому табору. Только вместо икон и хоругвей обезумевшие от горя родители наркоманов брали дубины. Но на этот раз милиция свой долг выполнила оперативно: перед табором стражи порядка выставили оцепление, свершиться беззаконию и порче чужого имущества не позволили, возмущенных кимряков – разогнали.

И только после наших телерепортажей в цыганском раю начались регулярные проверки, облавы и обыски. На скамью подсудимых стали попадать и крупные курьеры и сбытчики. Правда, многих из них в скором времени из суда почему-то отпускали…

До неприличия комичная история с гражданкой Голубович, благодаря СМИ, повеселила тогда всю Россию. В середине 2000-х в результате операции тверских и московских спецслужб в Кимрах был задержан крупный наркокурьер, которой оказалась воспитательница детского сада. В ходе обыска у Надежды Голубович было изъято – ни много ни мало – полкило героина! В СМИ тут же раструбили о небывало успешной операции силовиков, а еще через несколько дней Кимрский городской суд выпустил гражданку Голубович на свободу. Под подписку о невыезде, разумеется. Которую сознательная гражданка, кстати, тут же нарушила и скрылась в неизвестном направлении. В Кимрах снова случился взрыв народного негодования. Жители потребовали от судей ответа. В суде пояснили, что задержанная с полкило героина воспитательница детсада Голубович, согласившись помогать следствию, «проявила деятельное раскаяние»… И это раскаяние так растрогало судью, что та вскоре ее освободила.

Позже кимряки обратили внимание на подозрительную «сердобольность» судей, которые проявляли исключительное «милосердие» в делах, связанных с наркоторговцами, богатыми и влиятельными.

Странная статистика: несмотря на множество заведенных за год уголовных дел по «сбыту», реальный срок получили лишь 1 – 2 наркоторговца. Все остальные, надо полагать, «деятельно каялись»… и так же исчезали.

Терпение кимряков вновь лопнуло, и тогда священник Андрей Лазарев в интервью каналу ТВЦ высказал предположение горожан о том, что «кимрские судьи стоят в очереди на цыганские дела».

И вот тут случилось невообразимое – и смех и грех – пятеро кимрских судей так обиделись на слова отца Андрея, что сами подали на него в суд. В качестве «моральной компенсации» служители кимрской Фемиды потребовали от священника 5 млн. рублей (по миллиону – на каждого судью). Кимрская прокуратура им трижды отказывала, и тогда кимрские судьи подали иск в Замоскворецкий суд – сразу и на священника, и на канал ТВЦ. Судья Липовенко вынесла решение, согласно которому Андрей Лазарев должен был выплатить 50 тыс. рублей. Правда, вскоре Мосгорсуд отменил решение Замоскворецкого. Пересмотрев дело по новой, Замоскворецкий суд оценил честь и достоинство кимрских судей в 500 рублей (взыскав при этом с каждого из них еще по 150 рублей за судебные издержки в пользу суда). Вот такая занимательная судебно-правовая математика…

«Но проблема-то куда глубже, и она не решена, – говорил потом Андрей Лазарев, – Ну, стали сажать цыган, но никто из русских наркоторговцев наказан не был, остаются тысячи наркоманов, остается 250 человек, зараженных СПИДом – что с ними делать, никто не знает. Да и от десятков тысяч наркотических долларов в Кимрах просто так никто не откажется».

Сбыт героина в Кимрах действительно хотя и снизился, но не прекратился. Все эти годы наша съемочная группа регулярно бороздила просторы Тверской области, не давая покоя наркоторговцам и их
государственным «крышам». Вслед за нами на «боевое дежурство» в Кимры выезжали многие центральные каналы: Аркадий Мамонтов (РТР), Александр Горянов (ТВЦ), программа «Время» (1-й канал) и «НТВ». После такой «тяжелой артиллерии» на Кимры обратил внимание сам Президент России Владимир Путин.

Ситуация стала кардинально меняться. Активно заработала ФСКН, в таборе возобновились облавы и обыски. Даже кимрские судьи, проявив гражданскую сознательность, больше не внимали «деятельным раскаяниям» сбытчиков героина. В итоге многие цыганские семьи, промышлявшие «порошочком», постепенно стали покидать Кимры. Навсегда.

Маленький городок на Волге наконец смог вздохнуть с облегчением. У людей появилась надежда – надежда на справедливость, на власти и, как это ни банально, на светлое будущее… Но оставалась одна проблема, которую даже ФСКН решить было не под силу. Десятки и сотни уже наркозависимых… С ними-то что делать? Лечить? Негде. Сажать в тюрьму? Так они сами жертвы! А совсем отвернуться от них, бросить на произвол судьбы, иглы или тюрьмы – тоже как-то не по-христиански, не по-человечески.

И вот тут перед кимрским священником отцом Андреем открылось новое непаханое поле: «В Евангелии Господь говорит о 99 овцах и одной – заблудшей, которую все равно надо выручать. Но сегодня настало такое, к сожалению, время, что у нас, пастырей, осталась одна овца, а остальные 99 – заблудились. И вот сейчас мы все силы должны обратить на спасение этих «многих», потому что если и мы от них отвернемся, то кто им поможет?»

Чтобы спасать наркозависимых, кимряки собрали 3 тысячи подписей за открытие областного реабилитационного центра. Власти поддержали, но спонсорская помощь надолго затормозилась. Сама идея чуть было не канула в Лету. И только отец Андрей не терял надежды. Познакомился с директором польского реабилитационного центра «Фамилия» Анджеем Май-Маевским. В 2005 году «Фамилия» признана наиболее успешной реабилитационной программой в Европе. Кимрский священник стал регулярно ездить на медицинскую стажировку в город Гливице, затем для обучения терапевтической практике брал с собой в Польшу и некоторых кимряков. И так отцу Андрею удалось, по сути, создать целый штаб специалистов-единомышленников, которые позже станут первыми терапевтами уже своего собственного центра в Кимрах.

Усилия священника поддержали в Тверской епархии и в Управлении ФСКН по Тверской области. В простом батюшке они увидели тот «локомотив», который мог сдвинуть ситуацию с мертвой точки. И чудо – а именно так к этому относится отец Андрей – произошло! 25 февраля 2013 года по инициативе Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, а также по благословению Митрополита Тверского и Кашинского Виктора при церкви Вознесения в Кимрах открылся Центр помощи наркозависимым «РАДУГА». Программа терапевтического центра не имеет аналогов в России: в ее основу, под руководством протоиерея Андрея Лазарева, взят опыт одного из лучших реабилитационных учреждений Европы. В более чем 10-летней войне с наркобизнесом и наркоманией серьезная победа. И хотя точка не поставлена, а создание центра – только начало, но одновременно с этим стал уходить в прошлое «почетный» проклятый статус Кимр как «малой столицы российского наркобизнеса».


Спустя 10 лет борьбы люди наконец поверили в свои силы, смогли сами изменить окружающую жизнь. И на горизонте города, как символ спасения, появилась «Радуга».

Александр ЕГОРЦЕВ,

Фото Владимира БАЖЕНОВА

 

«Национальный контроль» встретился с директором ФСКН Виктором Ивановым и попросил прокомментировать создание первого в Тверской области православного терапевтического Центра помощи наркозависимым.

Виктор Иванов, директор ФСКН РФ: Мы рассматриваем этот пример в качестве ключевого направления по борьбе – как с наркоманией, так и с наркопреступностью. Потому что те люди, которые идут на реабилитацию, они в это время сами уже не потребляют наркотики и не покупают их. Стало быть, рынок сбыта теряет своих постоянных «клиентов». То есть, с одной стороны, они уже не создают социального заказа на новые наркотики, а с другой – грамотная реабилитация позволяет им изменить свой образ жизни. Они учатся жить заново! Ведь реабилитация – это не только задача медицины (медицинская составляющая там максимум 5 – 7%). Все остальное направлено на изменение социального образа поведения, жизни. Поэтому Православная Церковь, организовывая такие центры, она, собственно, и работает над тем, чтобы научить наркопотребителя, вернуть его к той жизни, которая составляет стандарты общества. Кроме того, вера позволяет страдающему человеку, потерявшему всякую надежду на исправление, не только обрести Бога, но и заново обрести самого себя. Понимая все это, в декабре 2010 года мы подписали соглашение с Русской Православной Церковью, с Патриархом Кириллом по вопросам прежде всего реабилитационной работы. И то, что Тверская область, в частности, Кимры, идет по этому пути – можно только приветствовать и развивать. Эта сложнейшая, но крайне востребованная деятельность как раз в русле наших договоренностей с Патриархом Кириллом.

Фото Татьяны КИРЕЕНКО


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика