Религия

«И будет по завету Святого Князя Владимира - как единая Церковь!»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Виктор Саулкин, Русская народная линия

 

О молитвенном стоянии в Фомино воскресение …


Возрожденный Храм

 

Христос Воскресе!

Десятки тысяч православных русских людей собрались 22 апреля в Фомино воскресенье по призыву Святейшего Патриарха Кирилла на молебен и молитвенное стояние у Храма Христа Спасителя. Многие юноши и девушки, стоявшие в этот день у величественного храма, только по рассказам родителей знают, что совсем недавно на этом месте был бассейн. Как же возмущались российские либералы желанием православных людей восстановить разрушенную святыню! Как искренне проливали «крокодиловы слезы» о народных деньгах. Писали, что это будет «новодел», в котором нельзя молиться.Но величественный Храм стоит, и вновь золотые купола, сияя на солнце, слепят чей-то черный глаз.

В этот день я вспомнил первый Крестный ход, на который собрались православные после того, как удалось закрыть бассейн. Вспоминал и торжественный чин освящения Храма Христа Спасителя, когда на Преображение Господне 2000 года, раним солнечным утром прихожане всех московских храмов, собравшись по своим благочиниям, с хоругвями,святыми иконами и крестами, народной рекой стекались со всех направлений к возрожденному Храму. А на следующий день в переполненном Храме, где собрались на молитву не менее 10тысяч православных, торжественно прославляли Собор Новомучеников и Исповедников Российских. И почти все, кто находился в Храме Христа Спасителя, подняли над головами фотографии или иконы Царской семьи.

Вспоминал наши ежегодные Царские Крестные ходы 19 мая и 17 июля, когда на молитву собирались тысячи москвичей. Особенно запомнился Крестный ход 17 июля 1998 года, 25 тысяч православных русских людей с пением «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав» шли от часовни-памятника героям-гренадерам на Славянской площади в храм святителя Николая на Берсеневке. На Берсеневской набережной, при ярком сияющем солнце нас всех покропил легкий радостный дождик- как после водосвятного молебна. Наверное, все участники этого Крестного хода помнят, как солнце в этот день играло, словно на Пасху, благоухали и мироточили иконы святых Царственных мучеников.

Вспоминал и Крестный ход в Екатеринбурге 2008 года, когда после богослужения на Русской Голгофе в ночь на 17 июля из Храма на Крови в монастырь Царственных мучеников на Ганиной яме нескончаемой рекой с пением молитв шли десятки тысяч православных русских людей: седобородые старики, бабушки, отроки и отроковицы, молодые семьи с маленькими детьми, юноши и девушки, офицеры, казаки, священники и монахи. Я встретил там своих знакомых из Москвы и Петербурга, Нижнего Новгорода и Почаева. Русский народ собрался в Екатеринбурге, чтобы соборной молитвой почтить память святых Царственных мучеников.

Вспоминал и тот необыкновенный день, когда в Москве завершился небывалый Крестный ход,освятивший весь Русский мир. У Храма Христа Спасителя торжественным молебном,который совершал Святейший Патриарх Алексий II завершался Крестный ход«Под звездой Пресвятой Богородицы». Восемь списков иконы Матери Божией«Державная» держали на руках крестоходцы во время молебна. С иконами Царицы Небесной пришли к Храму Христа Спасителя участники Крестных ходов, что вышли из Владивостока, Барнаула, Якутска, Ростова-на Дону, Санкт-Петербурга и Архангельска, Иерусалима и Афона. Много месяцев длился Крестный ход, десятки тысяч верст с молитвой прошли крестоходцы. К этим Крестным ходам присоединялись православные из Севастополя и Киева, Харькова и Одессы, Калининграда, Минска,Мурманска, Омска и Новосибирска и других городов и весей. У Храма Христа Спасителя в тот день собралась вся Русская земля.

И в воскресенье 22 апреля вновь у Храма Христа Спасителя можно было увидеть единый народ, который собрался на соборную молитву. Вновь вместе стояли старые и молодые, архиереи, священники,офицеры, казаки. Показалось, что в этот раз на молитвенное стояние собралось больше, чем обычно крепких мужчин, и молодых,и тех, кого на Руси называли средовеками.Сосредоточены и спокойны были лица русских людей собравшихся на молебен. У Храма стояли русские люди, которые могли искренне обращаться друг к другу:брат, отец, матушка, доченька. Стоял народ, к которому можно было обратиться:«Братья и сестры!».

 

«Предатели в рясах»

 

Святейший патриарх Кирилл много глубоких и важных мыслей сумел вместить в свое слово, обращенное к народу. И все услышали, с какой горечью и болью прозвучали слова Патриарха о «предателях в рясах». Кто же эти предатели и как они могли появиться в Русской Православной Церкви? Святейший Патриарх говорил о священниках, которые знают, что в либеральных российских СМИ ведется мощная антицерковная компания, в стране совершаются сознательные ритуальные кощунства, нападения на православные храмы. Но делают вид, что ничего особенного в стране не происходит. В то время, когда российские либералы открыто объявили войну Русской Православной Церкви, эти священнослужители не желают встать на защиту веры и поруганных святынь. Что это, если не предательство?

Но предатели всегда переходят на сторону врага либо из-за малодушия, либо из корыстных побуждений. Что же заставило некоторых людей в рясах стать предателями? Кто-то, возможно, проявил малодушие,но большинство явно действует из идейных соображений. Не секрет, что очень снисходительно к кощунству в Храме Христа Спасителя отнеслись именно церковные либералы, как священники, так и миряне. Для них российские либеральные политики, развязавшие войну с Церковью, оказались ближе, чем братья и сестры во Христе. Не случайно многие церковные либералы высказывали свои политические симпатии олигарху Михаилу Прохорову, который не скрывает свое враждебное отношение к Православной Церкви.

«Монархо-фашисты» и священник-республиканец

 

В середине 90-х годов российские либералы составляли список общественных организаций враждебных «демократической России»и «общечеловеческим ценностям». «Радонеж» получил в этом списке почетное название «монархо-фашистской организации». Что для православного человека звучит весьма почетно, если вспомнить, что в 20-е и 30-е годы такое обвинение предъявляли многим, кто остался верным Богу, Царю и Отечеству.

На протяжении двух десятилетий вещания радиостанции «Радонеж» нам приходилось постоянно слышать упреки от церковных либералов: «Вы навязываете православным христианам свои политические пристрастия. Монархия, или республика - для христианина неважно. Главное - быть со Христом. Ваши монархические убеждения - это политика. Вы тянете в Церковь политику и разжигаете страсти». Упрекали даже в том, что и Царя-Мученика мы желаем прославить, чтобы утвердить взгляд на монархию, как единственно правильную форму правления. Однажды в прямом эфире прозвучал упрек: «Вы постоянно навязываете слушателям свои монархические убеждения. Это недопустимо.Мы, православные люди, принадлежим к разным политическим партиям. Прекратите навязывать нам свои монархические взгляды и необходимость восстановления в России монархии».

Отвечая радиослушателю, я попытался объяснить,что мы стремимся сделать все, чтобы русские люди, наконец, перестали разделяться на партии - «части», как это произошло в начале ХХ века. Но вновь стали единым народом-семьей. А во главе семьи всегда стоит отец. Не случайно на Руси Государя называли - Царь-батюшка. В семье же послушание отцу основано на любви и исполнении заповеди Божией. И пока русские люди твердо хранили веру Православную, были верны Отцу Небесному, они сохраняли верность и Помазаннику Божию - Православному Государю. Но Господь попустил в ХХ веке пройти суровое испытание - попробовали, что значит жить по своей, а не Божией воле. И когда наш народ вернется из «страны далече»к Отцу Небесному, вернется на свою духовную родину - Святую Русь, то вновь обретет единственную и естественную для России форму государственного устройства - Православное Самодержавное Царство.

Но для этого, прежде всего, необходимо вернуть в сердце любовь к Богу. Только вернувшись к Богу, можно быть верными и любить Царя. Иван Александрович Ильин писал: «С доверием к Государю в монархическом правосознании теснейшим образом связаны два основных чувства - любви и верности». «Чтобы иметь Государя, его надо любить».«Иметь Государя возможно любовью, сердцем, чувством». «Монархия держится любовью подданных к своему монарху и любовью Государя к своим подданным. В душе монархиста живет особенное отношение к Государю, а в душе Государя особенное отношение к своим подданным. Есть оно, это отношение, - и настоящая монархия(не по расчету, не из страха, не по инерции!) живет и цветет, государство крепнет...».

Вернувшись к Богу, русские люди обретут в сердце истинную любовь, которая является даром благодати Святого Духа. И смогут, как когда-то благочестивые предки, что давали в 1613 году клятву на верность государю Михаилу Федоровичу Романову, обрести русского Православного Царя. И хотя главная задача радио «Радонеж» - проповедь Слова Божия, но очень важно сегодня донести до слушателей правду о Русской истории, о Русских Царях,объяснить учение Церкви о Самодержавной монархии.

Монархические убеждения святого Иоанна Кронштадского -не политические пристрастия, а часть православного мировоззрения. А священномученик митрополит Владимир Богоявленский сказал, что священник-республиканец - всегда маловер.

Но через некоторое время возмущенный слушатель прислал директору радиостанции Евгению Константиновичу Никифорову пространное письмо с категорическим требованием прекратить навязывать слушателям монархические взгляды. Велико было мое удивление, когда я узнал, что автором письма является православный священник.

В следующей передаче я привел высказывания о царской власти многих святых - от Святых Отцов древней Церкви, Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова, Максима Исповедника, русских святых преп. Серафима Саровского и святителя Филарета Московского до наших современников - святителей Серафима Соболева и Иоанна Максимовича. Конечно, не все святые говорили и писали о значении власти Помазанника Божия, на протяжении столетий в Византии и на Руси это считалось само собой разумеющимся. Но нет ни одного святого Православной Церкви, который был бы противником царской власти. Хотя в Византии христианам порой приходилось испытывать гонения от императоров-еретиков, да и в Российской империи бывали разные времена. Веру во Христа можно хранить и исповедовать в языческой империи и в мусульманской стране, в советском атеистическом государстве и в «постхристианских»демократических республиках, где победила новая «религия» т.н. «толерантности».Но со времен св. Константина Великого христиане понимают, как важна и благотворна для жизни Церкви, утверждении народа в благочестии власть православного Государя, Помазанника Божия.

Не знаю, убедили ли священника-республиканца приведенные в передаче слова святых о Православной монархии. Но я надеялся,что священник-республиканец постарается узнать точку зрения постоянных авторов нашей радиостанции, известных и уважаемых московских пастырей. А все священники, постоянно выступавшие на радио «Радонеж» были убежденными монархистами и глубоко почитали память святого Царя-Мученика. Протоиереи Владислав Свешников, Артемий Владимиров, Александр Шаргунов и Олег Стеняев, Валентин Асмус, Амвросий Юрасов, Дмитрий Смирнов и Аркадий Шатов полностью разделяли убеждения св. Иоанна Кронштадтского и святителя Филарета Московского, святителей Игнатия Брянчанинова и Феофана Затворника,прпп. Оптинских старцев.

В первые постсоветские годы, довольно часто отвечая на вопросы радиослушателей, приходилось объяснять отношение Церкви к Православной монархии, рассказывать правду о святой Царской Семье, о русских государях. Но священников-республиканцев мне встречать не приходилось до тех пор, пока не пришлось встретиться с современными «обновленцами».

 

Царисты и «прогрессивное духовенство»

 

После того, как нам пришлось вести полемику с обновленцами, я узнал много любопытного. Оказывается, сохранились и благополучно пережили все десятилетия советской власти идеи, что в начале ХХ века будоражили умы многих «прогрессивно мыслящих» священников. В то время первый раз пытались «перестроить» Русскую Православную Церковь в соответствии с духом «прогресса».«Прогрессивно мыслящие» священники всячески заигрывали с интеллигенцией,снисходительно смотрели на увлечение теософией, антропософией и пр. оккультной дребеденью. Эти священники считали, что в Церкви слишком много обрядоверия,средневековых предрассудков и заблуждений. Народ, почитавший прп. Серафима,искавший совета Оптинских старцев, они искренне считали «темным» и «суеверным».Ну и, естественно, как и большая часть интеллигенции, мечтали о свержении«азиатской деспотии» и «небе в алмазах» над новой, «свободной и демократической» Россией. К отцу Иоанну Кронштадскому, к отцу Иоанну Восторгову, епископу Никону Рождественскому и многим замечательным пастырям и архиереям, состоявшим в Союзе Русского Народа, в этой среде отношение было презрительным и высокомерным. «Прогрессивно мыслящие» священники всех, кто оставался верным Государю именовали «царистами». Интересно, что в свое время в Византии еретики называли православных точно также - царисты.

«Прогрессивное духовенство» грезило мечтами о свободе для народа и полной свободе для Церкви,которая, по их мнению, также страдала под игом государства. Святой Иоанн Кронштадтский пытался остановить безумцев, пророчески предупреждал о том, какие страшные беды и потрясения ожидают Россию, если народ пойдет на поводу у богоборцев. Предупреждал о том, что если не будет Царя, то враги и само имя России попытаются уничтожить. На всю Россию звучали слова отца Иоанна: «Держись же, Россия, твердо Веры своей и Церкви и Царя Православного, если хочешь быть непоколебимой людьми неверия и безначалия, не хочешь лишиться Царства и Царя Православного». Многие святые призывали народ твердо хранить верность заветам Святой Руси. Святитель Феофан Затворник писал: «Коренные стихии жизни русской выражаются привычными словами: Православие, самодержавие, народность (то есть Церковь, Царь и Царство). Вот что надобно сохранять! Когда изменяются сии начала, русский народ перестает быть русским». Но разве могли эти слова образумить «прогрессивное духовенство»! Церковные либералы в начале ХХ века,как и вся «прогрессивная общественность», относились с нескрываемой враждебностью к святому Иоанну Кронштадтскому. Клевета и ложь изливалась на святого нескончаемым потоком со страниц либеральной прессы.

Неудивительно,что либеральные священники, нацепив красные банты, восторженно приветствовали февраль 1917 года. К сожалению, и большинство архиереев, словно находясь в неком помрачении, не возвысили свой голос в защиту Царя. Очень скоро им пришлось увидеть, что ожидает Церковь и народ в обществе, где свергли Православного Царя и торжествуют идеи французской революции - «свобода,равенство, братство».

 

Обновленцы против«реакционного духовенства»

 

Наиболее активные деятели из «прогрессивного духовенства», после того, как рухнуло«проклятое самодержавие», тотчас ринулись создавать свою, «обновленную» Церковь. В отличие от«архаичной» Церкви, в новой, «живой» Церкви, как назвали свою секту обновленцы,богослужения должны были совершаться на русском языке вместо «устаревшего»церковнославянского, и служба должна была вестись по новому календарю, на который революционеры одним из первых декретов перевели жизнь бывшей Российской империи. Особую ненависть «живоцерковники» испытывали к монашеству. Архиереи этой т.н. «живой церкви» имели право быть женатыми. Пожалуй, самым ярким представителем обновленческой Церкви, был т.н. «митрополит» Александр Введенский. Те, кто видел его фотографии, навсегда запомнят человека в архиерейском облачении, с бритым лицом, и гитлеровской щеточкой усов под длинным острым носом. Лучше всех описал свое впечатление от первой встречи с Введенским Краснов-Левитин: «В зал вошла баба-яга в архиерейской митре на голове». Когда Введенского отпевали в храме прп. Пимена в Воротниках, то народ стоял молча, никто не шелохнулся в ответ на призыв попрощаться с «владыкой», и за гробом «митрополита», провожая в последний путь, шли четыре его бывших жены и заплаканная Александра Коллонтай.

«Живоцерковники»старательно писали доносы в ЧК, вели упорную и непримиримую борьбу со«старорежимной» «Тихоновской» Церковью. Все архиереи и священники, сохранявшие верность святейшему патриарху Тихону, Канонам и Священному Преданию Церкви были объявлены «реакционным духовенством». Сектантам-раскольникам с помощью ЧК удалось захватить большинство храмов в Москве. Но на богослужении обновленцев в пустом Храме Христа Спасителя стоял десяток-другой прихожан, а в храмы, где служили архиереи и священники,оставшиеся верными Матери-Церкви, не мог вместиться народ.

В ЧК, а затем в ОГПУ и НКВД арестованным священникам задавали первый вопрос: «На каком языке служите?» Если священник служил на церковно-славянском, то это считалось контрреволюционной деятельностью. Любимым обвинением в доносах, которые строчили обновленцы, было утверждение, что «тихоновцы» являются сторонниками «старого режима», они монархисты и, следовательно, враги новой власти. Сами же обновленцы старательно подчеркивали свою лояльность Советской власти, верность идеалам свободы,равенства, братства и ненависть к «старому режиму». И потому их даже называли«Красная Церковь». Советской власти они были благодарны за то, что освободила Церковь от «пленения самодержавной властью» и позволила, наконец, обновить церковную жизнь. «Обновляли» жизнь Православной Церкви эти «прогрессивные священники» так рьяно, что скоро остались без прихожан. Надо заметить, что многие обновленцы столь яростно боролись с «архаичной» Церковью, будучи уверены, что выполняют благое дело.Искренне заблуждавшиеся опомнились и, покаявшись, вернулись под омофор Святейшего Патриарха Тихона. Остальных, за ненадобностью, новая власть постепенно разогнала. Кстати, многих обновленцев затем также пересажали.

Православный народ запомнил обновленцев-«живоцерковников», как иуд. Пользуясь предательством этих священников-реформаторов, богоборцы методично пытались разрушить Церковь.Православную Церковь им уничтожить не удалось, но многие новомученики были арестованы после доносов обновленцев.

«Наследники февраля» и«наследники живоцерковников»

 

Казалось,что после невиданных гонений на Церковь, после всех испытаний, что пережила Россия, православные навсегда излечатся от яда либеральных идей. При советской власти священники в России о своих монархических убеждениях и почитании памяти убиенной Царской семьи могли говорить только самым близким духовным чадам. Хотя многие могут подтвердить,что большинство православных русских батюшек и в те годы были монархистами и почитали память Царя-мученика. Как и многие простые миряне. В Почаевской Лавре в конце 70-х мне приходилось во время богослужения читать помянники, которые подавали паломники. Во многих помянниках о упокоении первыми были записаны имена Николая, Александры, Алексия, Ольги, Татианы, Марии, Анастасии. Догадаться,о ком молились православные русские люди, было несложно. В некоторых домах рядом с иконами стояли чудом сохранившиеся фотографии Царской семьи. А после прославления Царственных мучеников Русской Православной Церковью Заграницей в наших домах стали появляться и первые иконы.

Во время перестройки в Церковь пришло множество новых людей. Большинство, воцековляясь, открыли для себя правду о Русской истории,которая все эти годы хранилась в Церкви, и стали убежденными сторонниками восстановления Православной монархии. Не декоративной конституционной монархии,но власти православного самодержавного Царя. Некоторые из тех, кто обрел веру,придерживались либеральных взглядов и остались верны «идеалам демократии».Священный сан в то время принимали православные христиане с разными взглядами на историю России и на ее будущее. Одним оказались близки слова и проповеди митрополита Иоанна Снычева, те, кто придерживался либеральных взглядов, мечтали о торжестве демократии и общечеловеческих ценностей. Казалось, что на жизни Церкви это не должно отразиться. Главное, что после 70-ти лет безбожия и государственного атеизма, можно было проповедовать Слово Божие.

«Перестройка»в СССР закончилась тем, что наследники партии большевиков мирно уступили власть наследникам либералов-февралистов. И неожиданно выяснилось, что в конце ХХ века идеи о реформировании Церкви,которые будоражили умы в начале столетия, вновь оказались необыкновенно привлекательны для части российской интеллигенции. И, что удивительно, новые«прогрессивно мыслящие» священники полностью повторяли путь обновленцев начала века. Те же мечты о переходе на новый стиль, о переводе богослужения на русский язык. То же высокомерное презрение к «темному» народу, якобы «погрязшему в обрядоверии и средневековых предрассудках». И та же ненависть к монахам -«невежественным фанатикам». При этом, конечно же, полное неприятие истории царской России, где, по их мнению, «Церковь была порабощена государством».Полное впечатление, что в конце ХХ века в России вновь пытались создать «Живую церковь».

Помню,на одной из конференций священник-либерал заявил о том, что атеистическое государство и разрушенные храмы - это и есть плод тысячелетней жизни Русской Православной Церкви, не сумевшей, по его мнению, просветить народ. На Западе же сохранилась нравственность и церкви никто не разрушал. Пришлось ответить, что плод Русской Православной Церкви, который она принесла Богу - это тысячи и тысячи Новомученников и Исповедников Российских. Такой жертвенной любви и верности Христу мир не видел со времен первых христиан.

Обычно новым обновленцам свойственны экуменические настроения и симпатии к римо-католикам и протестантам. В этом часто сказывались не какие-то особенные духовные предпочтения, а свойственное российской интеллигенции преклонение перед «цивилизованной Европой». Разумеется, новые обновленцы были ярыми и убежденными противниками прославления Царской семьи. И с возмущением упрекали православных монархистов в том, что они пытаются протащить в церковную жизнь политику. А это все - «земное», очень далекое от проповеди Евангелия.«Христианину все равно где жить, в православной империи, демократической республике» - эти слова мы постоянно слышали от либерально настроенных сторонников церковных реформ. Хотя это не мешало церковным либералам, при случае подчеркивать свою приверженность «общечеловеческим ценностям» и идеалам«свободы, равенства и братства». Некоторые из них даже подчеркивали, что не только «церковные перегородки не достигают Неба», но и национальные и государственные границы для них не важны. Известный церковный либерал гордо заявил, что его совершенно не интересует, что будет с «этой страной». У его преподобия, оказывается «прописка на небесах». Патриотизм, по мнению этого священнослужителя, не входит в число христианских ценностей. Другой церковный либерал воспевает генерала Власова,сомневается в существовании святых Петра и Февронии, и одобряет эфтаназию.Известный всей Руси протодиакон упорно борется с «суевериями» и «обрядоверием»невежественного народа, разоблачая «благочестивые сказки» и схождение Благодатного огня. В том, что сотни тысяч русских людей стремились поклониться Честному Поясу Пресвятой Богородицы, церковные и светские либералы увидели лишь«желание чуда».

Конечно,не все церковные либералы поддерживают обновленческие реформы. Среди них есть и вполне добросовестные и даже ревностные пастыри. Многие священники просто совершают богослужения, исповедуют народ, проповедуют Слово Божие, не вникая в подобные вопросы. Противостояние церковных либералов и консерваторов, казалось,надолго останется лишь внутрицерковным делом. На жизни общества оно не отражалось. Хотя современные российские СМИ явно симпатизировали «просвещенным христианам», в отличие от консерваторов. Консерваторов российские либералы обычно подозревают в ксенофобии, обязательно в дремучем невежестве, и «квасном патриотизме». При этом российские либералы, не скрывая своего отрицательного отношения к Русской Православной Церкви, невероятно озабочены тем, что богослужения совершаются на церковно-славянском языке. Сами они ходить в эту«средневековую» Церковь не собираются, но невероятно волнуются о «простом народе». Российские либералы вместе с новыми обновленцами мечтают реформировать и модернизировать «архаичную» Церковь. Вспоминаются пророческие слова Федора Михайловича Достоевского: «Проклятые либералы погубят Россию!»

Разрушить и погубить Церковь церковным либералам, разумеется, не удастся. Но вред нанести могут серьезный. Предатель всегда опаснее открытого врага.

«Призрак февраля»

 

В2012 году над Россией нависла угроза «оранжевой чумы». Многие заметили поразительное сходство того,что происходило в это время с событиями февраля 1917 года. И, неожиданно выяснилось, что демократические убеждения и «болотные симпатии» церковных либералов - это вовсе не политика,далекая от Евангелия, в чем постоянно обвиняли монархистов. Но - «свидетельство о пробуждении гражданского самосознания среди православной общественности». Как объяснял священник Свердлов, они озабочены лишь «честными выборами». Поддержка церковными либералами «болота» живо напомнила о том, как некоторые священники в 1917 году,нацепив красные банты, пели «марсельезу» на революционных манифестациях.

На кощунство в Храме Христа Спасителя церковные либералы отреагировали довольно снисходительно, как и положено «просвещенным христианам», а не «религиозным фанатикам». Многие либеральные священники явно были гораздо больше озабочены своей репутацией в глазах «прогрессивной общественности», чем информационной войной развязанной против Матери-Церкви.

В20-е годы прошлого столетия «живоцерковники» в своих доносах называли священников и мирян, верных патриарху Тихону, «царистами», «прислужниками старого режима», «врагами новой власти». Обновленцы всячески заискивали перед красными комиссарами, уверяя их в своей лояльности. В последние годы из уст церковных либералов мы постоянно слышали одни и те же обвинения - «царебожники», «миссиофобы», «обрядоверы». На самом деле, церковные либералы невероятно озабоченны тем, чтобы выглядеть своими в глазах новых комиссаров. Надеются, что версия «просвещенного христианства» сможет удачно вписаться в проект новой, демократической России, встроенной в «глобальный мир».

Но так же, как чекистам, «живоцерковники» нужны были лишь для того, чтобы разрушать Церковь изнутри, так и современные обновленцы и все церковные либералы нужны комиссарам «Нового Мирового Порядка» для борьбы с Церковью Христовой. В мире победившей «толерантности» не нужны даже такие, «просвещенные христиане». Разве что им придется признать святынями музеи «холокоста» и принять новое, либеральное «богословие после Освенцима».

Предателей,будь то «предатели в рясах», или в военной форме, презирают все. Им не доверяют даже те, кому изменники пытаются служить. Участь предателей всегда незавидна.Но особенно страшно предавать Матерь-Церковь, предавать Христа. Хотелось бы надеяться, что многие из церковных либералов, высокомерно осуждавшие молитвенное стояние у Храма Христа Спасителя, как некое « мероприятие церковного официоза», образумятся.

 

Русь новая - по старому образцу

 

У Храма Христа Спасителя в воскресенье вместе с Первоиерархом Русской Православной Церкви предстоял Богу и молился Русский народ. Когда 75 тысяч едиными устами пели «Символ веры», то это было исповедание верности Богу перед лицом «новоявленных иуд» и богоборцев,которые ненавидят Господа нашего Иисуса Христа и Святую Соборную и Апостольскую Церковь. Это был все тот же народ, который явил миру в ХХ веке сотни тысяч мучеников и исповедников, пострадавших за Христа. Разрушая храмы, убивая Царя,богоборцы надеялись уничтожить православную Русь. Но Русский народ жив милостью Божией и молитвами Пресвятой Богородицы. Восстановил взорванный Храм Христа Спасителя, возрождает разрушенные и строит новые храмы по всей России. И вновь славит под радостный звон колоколов Воскресение Христово.

Молитвенное стояние на Фоминой неделе подтвердило, что русские люди только в молитве к Богу могут собраться вместе, прекратив гибельные разделения на различные партии.Вернувшись в Храм Божий, русский народ может вновь стать единой семьей. Благодать Божия способна возродить в сердцах подлинную любовь и верность. И в ответ на соборную молитву мы можем увидеть чудо Божие -восстановленное Православное Русское Царство. Надежду на это чудо Божие нам дают пророчества русских святых. Святой праведный Иоанн Кронштадтский писал в 1907 году:

«Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях вот таких мучеников, помни, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая, - по старому образцу; крепкая своей верою в Христа Бога и во Святую Троицу! И будет по завету Святого Князя Владимира - как единая Церковь! Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня! Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он Русский».

Воистину Воскресе Христос! Пресвятая Богородица спаси нас!

Виктор Саулкин,обозреватель радио «Радонеж»


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика