Религия

«Тело я, и ничего больше»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Праздник тела, радостное и сладостное примирение с плотью, когда-то так презираемой. Отныне телу должны дать его законное место. Первое. Мы должны слушать его требования. Мы должны опережать его желания. Мы хотим радоваться ему без стыда, без комплексов — наряжать его, нежить, выставлять, удовлетворять его.

Мы охотно сливаемся с ним. На память приходит Ницше из его «Заратустры»: «Тело я, и ничего больше» или его же афоризм: «Верните на землю введенное в заблуждение целомудрие, возвратите его телу и жизни, чтобы оно придало земле свой подлинный смысл, человеческий смысл». Не было в истории еще такого общества, как наше, которое возводило бы на такое царское место тело — с его накачанностью мускулов, пышностью форм, нежностью кожи, привлекательностью лица, белизной зубов и мощью его аппетитов.

Мир уже не может согласиться, чтобы тело страдало, все заботы направляя к тому, чтобы физическая боль постепенно уходила из нашей жизни. Увы, она не может быть изгнана никакими анальгетиками, но цель достигается постепенной революцией сознания. В массовом восприятии боль уже не может быть святой или спасительной.

Желания плоти — драгоценное сокровище для мира, признак нашей жизнеспособности. То, чему противостояли когда-то как похоти, вызывает сегодня улыбку. Наша животная часть была слишком утесняема, наша дикая первозданность задавлена бетоном соблюдения приличий. Надо «осмелиться» слушаться своего тела — вот что внушают нам изо дня в день. Такое послушание будет признаком мужества, смелости, раскованности. Пора осознать реальность мира и жизни. Восстановление невинности достигается восстановлением требований тела, которые совершенно законны. Человеческая животность, наконец-то, свободно плещется в мире, разорвав цепи, связывавшие ее с духом. Эта пиявка — стыд и совесть — наконец-то отпала. Снова вспоминается Ницше: «Только больные и умирающие презирают тело и землю». Тело уже не метафора духа — все наоборот. Дух становится просто продолжением тела. Это реванш тела. Легко увидеть, какое место оно занимает в современном художественном пространстве — будь это литература, телевидение, кино или песня, или что угодно.

Это не все. Утилитаристский и «научный» подход, подавляющий все в сегодняшнем мире, создает некую «фабрику идей». А также «фабрику звезд». Разве вы не знаете еще, что так называемая нравственность, высшие идеи, романтическая влюбленность — это только результат простых физико-химических процессов? Все так называемые духовные явления, говорят нам, можно проанализировать в свете научных математических и физических концепций. Нет больше никакой необходимости ни в метафизике, ни в так называемой онтологии.

В нашем теле укоренены понятия удовольствия или неудовольствия, добра или зла. Тело торжествует, не потому что настал упадок нравов и эпоха гедонизма, а потому что отныне найдено истинное объяснение всему. Плоть может явиться радостной, ей принадлежит все.

Откуда этот всемирный переворот? Надо вспомнить, где его начало. В течение столетий тело было врагом, которому следует относиться с вниманием и почтением. Животные инстинкты, прорывающиеся из наших глубин, должны были быть отвергнуты, чего бы это ни стоило, ради очеловечивающей нас силы духа.

Ныне мы наблюдаем смешение обожания тела и ненависти к нему. Характерно проявление этого в обыденной жизни — например, в диетических и косметических хлопотах. Нельзя сказать, чтобы они всегда были в удовольствие. Карикатурно преувеличенные хитростями «рынка», они заставляют многих послушно следовать навязанным нормам. Они вынуждают принимать тысячи ограничений, усилий, жертв, даже страданий, иногда даже соблюдать своеобразный пост. Они кончаются тем, что приводят к новым видам аскетизма или умерщвления плоти, столь же строгим, как и в древние времена христианства, которые, как кажется миру, он победил. Доведенные до предела, они превращают заботу о теле в неумолимую религию со своими наставниками, своими главными грехами, своими святошами и своим смутным раем. Магазины мод и клиники омоложения и здоровья становятся зеркалом современности. В самой общей перспективе это программа — «как умереть здоровым». Не правда ли — замечательная религия?

Из этой религии рождается желание пользоваться телом, как послушным орудием, страстное стремление переделать его с помощью новых биологических технологий. В конце концов, биоэтика, занимающаяся вопросами рождения, пола и смерти, должна полностью вытеснить традиционную этику. Гигиенические обязанности составляют единственную мораль нового тела и его полного физиологического блаженства.

Кажутся невероятными эти иллюзорные желания сконструировать новую реальность, в которой смерть и наша природная ограниченность будут преодолены. При этом медицина и фармакология оказываются страшным оружием, регулирующим течение жизни. Новая «нормативная» медицина, употребляемая в качестве нейролептиков не только в психиатрии, — еще одна попытка уничтожить антагонизм между телом и духом. Химическая смирительная рубашка заменит всякую духовную дисциплину.

Общепризнанный примат тела над духом, воспринимаемый как освобождение, как полное соответствие искомому наслаждению жизнью, на самом деле утверждает рабство вещественному. Ненависть к телу — такому, какое оно есть, — приводит к категорическому отказу от деторождения, от материнства, благодаря открывающейся возможности искусственного создания человека. Благодаря этой возможности, а также желанию «наслаждения» и утверждается апология так называемых «сексменьшинств».

Как человечество пришло к такому состоянию? В христианской Европе утверждение примата тела над духом берет начало с эпохи Возрождения. Мы можем видеть, что современная медицина вносит свой значительный вклад в этот процесс: концепция здоровья в сознании масс вытесняет концепцию спасения. Понятия «добро», «благо» просто заменяют понятием «здоровье». Зло, в свою очередь, уже не относится ни к религии, ни к морали, оно — все в теле, в его недостатках и немощах.

Стремление реабилитировать плоть мы можем видеть у многих философов. Так Спиноза отвергает противопоставление плоти и духа, которое приводит к обесцениванию реального во имя идеального «трансцендентного». Он первый сказал: «Нельзя говорить: "У меня есть тело", ибо я — мое тело». Ницше повторяет то же самое. С этой точки зрения Спиноза положил начало тому, что расцветает сегодня. Он — наш современник. Мы, христиане, тоже знаем, что личность человека — это не только его душа, но и тело. Но в отличие от Спинозы мы понимаем слова апостола Павла: «Всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела. Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» (1 Кор. 6, 18—20). Сравните эти слова с цитатой из Фрейда, которую радостно приводит в «Литературной газете» современный писатель: «Мы все переполнены подавленной агрессией и похотью и завидуем насильникам, которые явно делают то, о чем мы мечтаем тайно». Перед нами самый гнусный грех — не просто как норма, но как сокровенный идеал. После этого мы не должны удивляться информации, появившейся в интернете на сайте Newsru.com. и перепечатанной различными СМИ. В контексте нашей статьи ее невозможно не повторить. «Реабилитация плоти» доведена до логического конца:

«Бельгийские предприниматели планируют растворять тела умерших и смывать их в канализацию. У нового метода, по мнению его авторов, есть несколько «преимуществ»: это менее затратно, чем захоронение на кладбище, и практически не наносит ущерба окружающей среде в отличие от дымящих крематориев, пишет «The Daily Mail». Для полного растворения тела в щелочном растворе требуется не больше 3 часов.

В свою очередь «The Daily Telegraph» цитирует представителя фламандской Ассоциации предпринимателей, который рассказывает, что тело после помещения в контейнер для утилизации превратится в золу и жидкость, которые могут быть слиты в канализационную систему и затем попадут на очистительные сооружения.

Власти Бельгии еще обсуждают возможность подобной «утилизации» умерших. Изучается этот метод и в ЕС, и, если предложение будет одобрено, «смывать» человеческие останки будут по всей Европе. Как напоминает издание, «растворение покойников» недавно было узаконено и в шести штатах США — Мэне, Колорадо, Флориде, Миннесоте, Орегоне и Мэриленде.

Однако некоторые европейские «прагматики» заходят в своих «рационалистических предложениях» еще дальше. Так, по мнению биолога из Швеции Сюзанны Вииг, растворение тел усопших «неэкономично», так как из них «можно делать очень хороший компост». «Изначально природой было задумано, что умершие остаются лежать на земле, становятся добычей животных и постепенно превращаются в почву», — заявила она. Поэтому, полагает шведка, тела умерших людей следует превращать в компост, на котором их родственники могут вместо памятника вырастить цветы, «которые и есть самый лучший памятник».

Для создания такого «компоста» биолог предлагает замораживать останки умерших при температуре минус 196 градусов, а затем при помощи механической тряски превращать их в крупнозернистый порошок, который затем высушивается и очищается от примесей металлов. В итоге, заключает она, от тела весом 75 кг остается около 25 кг гранулированного порошка светло-розового цвета, который «можно использовать в качестве удобрения». Изобретение Сюзанны Вииг уже запатентовано в 35 странах».
Эксперименты, начало которым положили нацисты, не были эпизодом истории. Поистине, диавол — это человеконенавистник и человекоубийца от начала.


Протоиерей Александр Шаргунов
28 августа 2010 г.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика