Религия

Сотник. Передача1. От подмены к трансформации

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Беседа священника Димитрия Ненарокова о подмене церковно-канонических понятий в официальных церковных документах, отмене Поместных соборов и готовящемся 8 Всеправославном соборе.
Режиссёр Сергей Александрович Князев. Москва, февраль 2016.

Заставка к передаче «Сотник», заглавный титр «СОТНИК»,

внеочередной выпуск -01

Священник Дмитрий Ненароков в студии.

Здравствуйте дорогие братья и сестры.

Поздравляю вас со всеми праздниками, которые были, прежде всего, это праздник Новомученников и Исповедников земли Русской, и грядущий праздник – Сретение Господа нашего Иисуса Христа.

Ныне мы решили снять внеочередной цикл нашей передачи, в связи с тем, что события, которые развиваются в мире, политике, церкви, они слишком быстро развиваются.

Мы не можем, порой, даже уследить за их течением.

И грядущая встреча Святейшего Патриарха и Папы Римского на Кубе, она многих тревожит.

А также, тревожит многих грядущий Всеправославный Собор, который должен состояться в июне этого года.

Мы решили ответить на все письма, на все те злободневные и даже злые вопросы.

И помочь людям разобраться в сложившейся ситуации.

Да поможет нам Бог, со Отцем и Сыном в Троице поклоняемый.

Икона находится рядом с нами.

Наша программа называется «Сотник».

Сотник, потому что он стоял пред крестом господа нашего Иисуса Христа.

И по преданию церковному, кровь из прободенного ребра брызнула и отверзла ему больные очи, и он стал все зреть ясными не только плотскими очами, но и духовными своими очами.

Он уверовал в Господа и явился исповедником веры, и стал святым мучеником за Христа, впоследствии.

Поэтому я молюсь Господу Богу нашему, чтобы наша программа тоже, в какой-то степени явилась той каплей Божественной благодати, которая воскресила бы наши омертвелые, какие-то члены, наш ум, наше сознание, наш разум.

И я хотел бы, чтобы наша программа помогла людям выстоять в истине.

Потому что сейчас самое тяжелое время, когда в условиях агрессивнейшей информационной войны, итогом которой должно быть то, что написано в Священном Писании, что сам Господь сказал, что соблазняться в те дни и избранные.

Я хочу, чтобы мы выстояли в истине и не соблазнились в эти роковые дни.

Сейчас тяжелое положение в информационном плане.

Фактически мы не можем ни в интернете, ни в средствах массовой информации увидеть, услышать мнение живое отдельных священников, мирян и епископов, архипастырей наших.

Все сводится к констатации уже свершившихся фактов, уже принятых решений, и к зачитыванию церковных и не церковных документов.

В связи с этим, мы хотели этой передачей заполнить некий пробел.

Хочу сказать, что поколение советских людей воспитано на газете «Правда».

И на передовице всегда были правильные статьи, правильно написанные.

Люди привыкли верить печатному слову.

И вот незаметно для нас, для православных, для людей вообще, для общества проведена огромная титаническая работа ряда институтов международных по тому, чтобы выработать целый арсенал приемов, политтехнологий и технологии нейролингвистического программирования, чтобы нас заставить поверить лжи.

Лукаво подменить нам истину Божью и смыслы противоположными.

Появилось целый ряд, за последние, скажем так, пятьдесят лет, слов – паразитов.

Они внедрились в официальные документы.

Они внедрились в наше сознание.

Мы их даже не замечаем.

Поэтому прежде всего я хотел бы с этого начать.

Начать с вскрытия некоторых, некоторых, не всех далеко, вот этих вот слов - перевертышей, для того, чтобы людям простым – клирикам, мирянам было понятнее читать официальные документы.

С десятого по семнадцатое октября прошлого, две тысячи пятнадцатого года в Швейцарии, в Шамбези, был опубликован один из основополагающих церковных меморандумов, это документ - Проект Всепрвославного Собора, принятый Пятым Всеправославным предсоборным совещанием в Шамбези.

Публикуется в соответствии с решением Собрания Предстоятелей Поместных Церквей в Шамбези двадцать первого - двадцать восьмого января две тысячи шестнадцатого года.

Вот этот документ, он, как раз сейчас опубликован везде, на сайтах Патриархии, и можно его увидеть, его читают, на нем основано решение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, который прошел и третьего февраля закончился сего года.

Я хочу просто здесь кратко некоторые выдержки из этого документа зачитать, и сделать акценты смысловые на этих словах, имеющих обратный смысл.

Пункт четвертый этого Меморандума содержит такие слова: «… непрестанно молясь о соединении всех, Православная Церковь всегда развивала диалог со всеми ближними, дальними …, - я сокращаю, - в поиске путей и способов восстановления единства верующих во Христа».

«Принимала участие в экуменическом движении с момента его появления».

И сказано в том же пункте, что Православная Церковь, это делает на основе духа вселенскости и человеколюбия.

Но вот уже здесь я вижу, как минимум три слова, которые не являются определенными ни в церковном, ни в словарном понимании.

Единство верующих во Христа только можно понимать в контексте того, что Господь сказал в святом Евангелии.

Я сейчас зачитаю вам прямо семнадцатую главу:

«Да все едины будут, яко же Ты Отче во мне и аз в тебе.

Да и Тии в нас едины будут.

Да и мир веру имет, яко Ты Мя послал еси».

Собственно говоря, единство христиан и это единство, основанное на этих словах, единство, основанное на православном исповедании веры, - это единство Православной церкви.

В другом понимании понятие «единство христиан, или единство верующих во Христа», мы понимать не имеем права.

Об этом свидетельствовали и Вселенские Соборы, которых было семь, как мы знаем, да?

Дальше – «дух вселенскости и человеколюбия».

Ну, у Толстого, наверное, тоже был дух вселенскости и человеколюбия, у Елены Блаватской был тоже дух вселенскости и человеколюбия, у кого только из лжеучителей не было такого духа вселенскости и человеколюбия?

Что это?

Дальше.

Пункт шестой. В шестом пункте, в одной фразе содержится противоречие смыслу самой этой фразы, то есть начало противоречит концу.

«Единство, которым обладает Церковь по своей онтологической природе, не может быть нарушено.»

Правильно?

Правильно.

В конце: «Но таки Православная Церковь констатирует наличие других конфессий христианских.

И других Церквей.»

С одной стороны, единство не может быть нарушено, а с другой, мы констатируем наличие других Церквей христианских, и христианских конфессий.

То есть Церковь там, и Церковь сям.

А где единство?

Единства нет.

Конец шестого пункта.

Диалог с различными христианскими Церквями и конфессиями положительно оценивается.

Так же, как и участие в экуменическом движении новейших времен вообще.

Перейдем к седьмому пункту.

Опять: «Достижения христианского единства и официальной богословской идеологии.»

Тут все Поместные Святейшие Православные Церкви активно участвуют в официальных богословских диалогах по достижению христианского единства.

Что это такое, мы не знаем.

Двадцать второй пункт.

Зачитаю его.

«Православная Церковь считает, что любые попытки разделить единство Церкви, предпринимаемые отдельными лицами и группами под предлогом якобы охранения или защиты истинного православия, подлежат осуждению.»

Во время встречи в Шамбези Вселенский Патриарх Константинопольский Варфоломей, он уже позволил себе пригрозить всем инакомыслящим православным христианам.

Отметив, что Всеправославный Собор прежде своего созыва получил название «разбойничьего» собора.

Вселенский Патриарх, он вопрошает: «Каковы будут канонические последствия в случае неповиновения этим решениям?»

Да, вот, уже мы задумаемся, что будет, если мы не согласимся?

Последний пункт, который я выделил, это двадцать четвертый.

«Православная Церковь сознает тот факт, что в ответ на новые условия и новые вызовы современного мира движение за восстановление единства христиан принимает новые формы.»

Ну, теперь вернемся к шестнадцатому пункту.

Одним из главных органов в истории экуменического движения стал Всемирный Совет Церквей.

Напомню, что Русская Православная Церковь входит в этот орган с одна тысяча девятьсот шестьдесят первого года.

Несмотря на то, что перед этим ряд видных наших деятелей, в том числе митрополит Антоний, в том числе, ныне причисленный к лику святых святитель Серафим Соболев, они высказывались против этого.

Экуменизм ими был признан ересью ересей.

Не просто ересью, а ересью ересей.

Основываясь на строгом богословском православном понимании этих слов.

Так вот, когда вступает какая-то Церковь во Всемирный Совет Церквей, они читают Символ Веры Всемирного Совета Церквей, есть у них такой Символ Веры, и подписывают базис.

В частности, в базисе Всемирного Совета Церквей есть такие фразы, которые, из которых следует, что православие ни в коем случае не может претендовать на полноту Истины.

На каждом собрании Всемирного Совета Церквей все присутствующие, а присутствуют там не только христиане.

Чаще всего там присутствуют представители различных религий: иудеи, каббалисты, талмудисты, мусульмане, представители нетрадиционных меньшинств.

Они подтверждают верность Церкви Одного Основания.

Это у них так называется, церковь, которая не входит.

Они уже назвали: Церковь Одного Основания, которая является, по сути, детищем еретически - масонского нового мирового порядка, которое мы хорошо уже знаем.

Испытали новый мировой порядок, испытываем, и Россия сейчас испытывает страшный прессинг со стороны этого нового мирового порядка.

Но приверженность курсу Всемирного Совета Церквей, курсу экуменизма подтверждено уже давно.

Будущий Патриарх Московский, а тогда еще митрополит Кирилл, на генеральной ассамблее Всемирного Совета Церквей в Канбери произнес: «Всемирный Совет Церквей является нашим общим домом, колыбелью Единой Церкви.»

В две тысяча шестом году был САММИТ религиозных лидеров.

На котором заявлено было: «Не будут приниматься никаких догматических решений, никаких богословских решений.»

Но, однако, такие решения были приняты.

И не только приняты, но они утверждены сразу Священным Синодом Русской Православной Церкви.

Потом одобрен в словах Рождественнского Патриаршего Послания две тысячи седьмого года, а потом одобрен Поместным Собором Русской Православной Церкви в числе других документов в две тысячи девятом году, при избрании Святейшего Патриарха Кирилла

Резолюции САММИТа были исполнены совершенно новыми вероучительными смыслами.

Слова-перевертыши там были использованы настолько обильно, что даже слово Бог, Всевышний, Единый Бог были использованы с другим смыслом, с другим содержанием.

Так, на этом САММИТе был провозглашен некий Единый Всевышний для всех мировых религий.

Общий Единый Всевышний.

Одновременно с провозглашением «многополярного мира, как идеала Нового мирового порядка, построенного на неких единых для всех нравственных ценностях».

Но, ведь, даже из этой фразы понятно, что этим Всевышним не является Христос для всех мировых религий, который сказал: «Аз есмь Лоза истинная, а вы рождие.

Кто пребывает во Мне, и я в нем, тот приносит много плода.

А если не прибудет во Мне, то извергнется, как ветвь, которую отсекают, и она влагается в огонь и сгорает.»

Многополярности не учил Господь.

И если нравственная ценность этих вот мировых религиозных лидеров была бы нравственной ценностью Евангельского закона, которая гласит: «Да любите друг друга, как я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга.»

То не надо было бы искать каких-то новых нравственных ценностей, потому что подразумевается, что под единой нравственной ценностью для всех мировых религий является известное «око за око, зуб за зуб.»

Эта нравственная ценность сейчас иудаистская.

И на этой нравственной ценности построена вся мировая политика, все мировые войны, все санкции, весь процесс глобализации.

Вся геополитика построена на этих словах.

А многополярность, перенесенная в область вероисповедания, вообще, это противоречит, враждует с евангельским миропорядком, который принес наш Господь Иисус Христос своим учением и подтвердил своей смертью, пролитой кровью на кресте, и основал на этих словах учения Церковь Единую, Неделимую, Православную Церковь.

Так вот, я сейчас опять возвращаюсь к проекту документов Всеправославного Собора, принятом на пятом Всеправославном Совещании в Шамбези.

И вот я выписал эти слова - перевертыши, которые используются как рычаг трансформации сознания православного человека.

Как рычаг воздействия на сознание православного человека.

Как ширму для прикрытия явной лжи, ереси и богохульства и всякого кощунства.

Итак, перечисляю некоторые слова.

«Единство верующих во Христа», я уже об этом говорил.

«Дух вселенскости и человеколюбия».

«Межцерковный диалог».

«Церкви сестры» - это в отношении Восточной Церкви Православной и Западной Каталической.

«Повреждение благодатной жизни».

«Неполное общение».

«Нравственные ценности».

«Многополярный мир».

«Инославие».

Мы очень часто используем термин, и мы слышим и читаем этот термин – «инославие».

Но какое общее имеет это слово значение со словом иноверие?

Как это было до революции, как это было и до реформ церковных в шестидесятых годах.

Иноверец, он и есть иноверец.

К нему и отношение, как к иноверцу.

Значит, мы, православные, должны принять, что кто-то славит Бога, но по-другому.

«Инославие», вот какое это коварное слово.

Что касается «церкви - сестры».

Уже мы привыкли называть, слышать, как «церквями - сестрами» называют Западную и Восточную Церкви христианские.

Вообще, слово Западная Церковь, словосочетание «Западная Церковь», оба слова с больших букв, еретикам папистам присвоено официальным документом в Русской Православной Церкви.

Этот официальный документ называется так: «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию.»

«Несмотря на разрыв единения, остается некое неполное общение, служащее залогом возможности возвращения к единству Церкви в Кафолическую полноту …» и так далее.

Но, вот, если бы речь шла о возвращении Западной Церкви отпадшей от истины в лоно Православной Церкви, мы это как бы увидели в документах, но этого мы не видим.

Значит, речь идет о некоем другом.

О возвращении Восточной Церкви к чему-то иному, то есть наш отход от истины.

Документ Русской Православной Церкви, основы, основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию, буквально списаны с соответствующего документа Второго Ватиканского Собора.

Этот документ, я повторяю, он официальный, принят на Архиерейском Соборе двухтысячного года, и одобрен в девятом году на Поместном Соборе, который избирал нового Патриарха.

Я хочу зачитать некую цитату.

Цитата митрополита Иллариона (Алфеева) о грядущем Соборе.

«С начала шестидесятых годов ведется подготовка к Всеправославному Собору.»

В других словах митрополит говорит, что это даже не Собор, это проект.

«Он не будет Восьмым Вселенским Собором, потому что в древних Вселенских Соборах участвовала и Восточная Церковь, и Западная Церковь.

А сейчас Западная Церковь проводит свои соборы, а Восточная Церковь свои соборы.

Поэтому мы не называем грядущий собор Вселенским, Восьмым Вселенским, а называем его просто – Всеправославным.

В отличие от Вселенских Соборов, на которых всегда решался догматический вопрос, и осуждалась та или иная ересь, грядущий Всеправославный Собор не будет принимать никаких догматических решений.

На нем предполагается поднять вопросы, связанные с современным бытием Православной Церкви.

Более того, этот Собор вообще не будет решать вопросы.

Он лишь провозгласит то, что уже было принято на всех предсоборных совещаниях и подписано представителями Поместных Церквей..

Я говорил о словах-перевертышах, о словах с обратным смыслом.

А вот мы видим уже документ с обратным смыслом.

Начнем с того, что название «Восьмой Всеправославный Собор» - это уже слово перевертыш, выражение - перевертыш.

Вселенским Собором мы называем полноту истины во Христе.

И по идее, и по сути, это должен быть Восьмой Вселенский Собор.

Почему он не назван Вселенским?

Якобы потому, что в нем отсутствует составляющая западная.

Значит, таким образом, западная составляющая, Западная Католическая Церковь, она приравнена к Восточной.

Приравнена к нашей Церкви, которая с апостольских времен хранит нерушимо единую неделимую Истину.

Здесь вот надо хорошо понимать православным, что Соборы служат всегда для подтверждения догматических основ Церкви.

Первейшая задача любого Вселенского Собора – это подтвердить истинность, догматическую истинность всех предшествующих Вселенских Соборов.

И если на этом последнем Соборе, который, по сути, является Вселенским, не будет ни слова, а, наверное, так оно и произойдет, не сказано об экуменизме, как о ереси ересей, тогда этим замалчиванием произойдет де факто и де юре, утверждение догматическое экуменизма и признание его уже истиной церковной.

То есть даже замалчивание об истине будет констатацией новой истины.

О том, что ересь ересей экуменизм стал церковной догмой.

Не много, не мало.

А, в общем-то, как мы дошли до этого?

Что мы, православные люди, которые служат Богу на своем месте каждый, позволили вот так безнаказанно с собой обойтись?

У нас ведь не спросили разрешения, совета: «Надо ли участвовать Церкви в этом Соборе или не надо?»

Последовательно и планомерно Русская Православная Церковь отказывается от проведения Поместных Соборов Русской Православной Церкви.

Такая вот подмена, фактически это оранжевая революция, произошла в Церкви в две тысячи тринадцатом году.

Когда из Устава Русской Православной Церкви был изъят Поместный Православный Собор.

И заменен на Архиерейский.

На каких основах существует Церковь?

НА СОБОРНЫХ ОСНОВАХ.

Мы «веруем во Святую, Соборную и Апостольскую Церковь».

Единую, Святую, Соборную.

Соборная Церковь .

Соборность по своей форме, это есть собрание всех членов Церкви: епископов, клириков и мирян, по образцу Апостольского Собора, который произошел в пятьдесят первом году нашей эры, и который прописан в Деяниях святых Апостолов.

И вот это же закреплено собором Российской Церкви в семнадцатом году.

А затем Уставом Русской Православной Церкви.

В частности, я зачитываю из Устава Русской Православной Церкви, издания восемьдесят восьмого года.

«Высшая законодательная, исполнительная и судебная власть в области вероучения, в церковном управлении, и церковного суда, законодательная, исполнительная и судебная принадлежит Поместному Собору».

Это выдержка из Устава об управлении Русской Православной Церкви восемьдесят восьмой год, раздел восьмой пункт первый.

Что мы видим сегодня?

На наших глазах Поместный Собор сначала практически утратил свои функции исполнительные, его просто не созывали, а потом это уже было закреплено юридически.

В тринадцатом году Собор всех членов Церкви: епископов, клириков и мирян был заменен Архиерейским Собором.

Мы можем так некорректно выразиться, но, да простит меня Господь Бог – архиерейской корпорацией.

Соборные Постановления, они выносятся за закрытыми дверями, посвященными людьми.

И сам по себе Собор является ширмой для прикрытия вот этих всех решений.

То есть фактически нас не ставят в известность.

Более того, на епархиальном собрании в декабре месяце города Москвы, святейший Патриарх Кирилл сказал, что только на епископах лежит ответственность за сохранение чистоты веры.

«Православная Церковь сознает тот факт…, - двадцать четвертый пункт, - … что в ответ на новые условия, новые вызовы современного мира, движение за восстановление единства христиан принимают новые формы.»

Ныне вырабатывается, и выработана уже новая форма церковной традиции.

Со своим послушанием, со своим преемством.

Я даже, вот, слова «послушание» и «преемство» беру в кавычки.

Потому что вот использование этих двусмысленных, многосмыленных слов приводит к тому, что интерпретация их слишком вольна, а порой кощунственна, даже в церковных документах.

И вот мы говорили о церковном единстве.

И я зачитывал слова Господа нашего Иисуса Христа из семнадцатой главы Евангелия от Иоанна.

«Да будут все едины, Отче во мне, и я в Тебе, и Они да в нас пребудут едино».

Но фактически мы, можно сказать, что Дух и Буква этого единства – Поместный Собор - упразднен.

Итак, мы можем сделать вывод, что ныне развернута уже давно, уже много десятилетий компания международная, широкомасштабная, планомерная компания по манипулированию сознанием верующих, и вообще общественности, в целях борьбы с православной истиной.

И лишний раз все это нам рисует портрет тех, кому Господь вручил пасти стадо словесное, быть пастырями и учителями.

И которые вместо этого, они по сути такими иезуитскими манерами, они рвут хитон Христов на части.

А хитон Христов – это его Церковь.

«Разделиша ризы Моя и об одежде Моей меташа жребий», - как поется в церковном песнопении.

Это слова Евангелия, они здесь очень уместны.

Итак, мы цитировали проект документа Всеправославного Собора, принятый в Шамбези в октябре прошлого года.

Мы выделили эти слова-перевертыши, выражения перевертыши.

Мы говорили об экуменизме, о Всемирном Совете Церквей.

Мы привели полностью высказывания Иллариона митрополита о грядущем Всеправославном Соборе.

Мы показали, скажем, так, лукавства и перевернутый смысл этого текста.

Мы говорили о том, в каких церковных документах официальных были закреплены те или иные позиции в отношении Западной Церкви.

Мы говорили о самом главном, о том, что догматические вопросы будут поставлены на Восьмом Всеправославном Соборе.

И даже умалчивание истины об экуменизме, как о ереси, это уже будет догматическим признанием экуменизма.

Мы говорили о том, что причина наших бед во многом кроется в том, что не только Устав переписан в отношении приходов, общины и мирян, а Устав переписан в отношении Поместного Собора.

Поместный Собор в тринадцатом году фактически перестал существовать, и заменен на Архиерейский.

Это мы говорили в первой части передачи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика