Религия

«Великий и святой» антисобор

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

     «Великий и святой» антисобор – таково правильное название готовящегося «Великого и Святого Всеправославного Собора», судя по решениям и посланию, принятым на встрече Предстоятелей и представителей Поместных Православных Церквей, состоявшейся в Стамбуле 6-9 марта сего года, на Первой седмице Великого Поста.

 «Великий и святой» антисобор

 А какие прекрасные поучительные тексты Священного Писания читались на церковных богослужениях в эту седмицу! В паремиях святой пророк Исаия укоряет народ Божий и предвещает трудные времена для виноградника Господня:

Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня. Вол знает владетеля своего, и осел – ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет. Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные! Оставили Господа, презрели Святаго Израилева, – повернулись назад (Ис. 1:2-4).

Что еще надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему? Почему, когда Я ожидал, что он принесет добрые грозды, он принес дикие ягоды? Итак, Я скажу вам, что сделаю с виноградником Моим: отниму у него ограду, и будет он опустошаем; разрушу стены его, и будет попираем (Ис. 5:4–5).

Далее указывается и одна из причин такого состояния:

Народ Мой! вожди твои вводят тебя в заблуждение и путь стезей твоих испортили (Ис. 3:12).

Не полезнее ли было бы участникам этой встречи остаться в храмах вместе со своей паствой и внимать словам Святого пророка? Потому что, судя по принятым решениям, Предстоятели Поместных Православных Церквей одобряют составленный на Фанаре план по разрушению стен, удалению оград и опустошению виноградника Господня, план по узакониванию различных отступлений, уже существующих в Православной Церкви, и введению новых нарушений.

Почему мы приходим к таким неутешительным выводам, читая размещенные на официальном сайте Болгарской Патриархии „Решения на Всеправославното Съвещание, Фенер, 6-9 март 2014 г.” и „Послание на предстоятелите на православните църкви, Фенер, 6-9 март 2014 г.”? (На официальном сайте Русской Православной Церкви «Патриархия.ру» и других церковных русскоязычных интернет-ресурсах опубликовано только «Послание…». Отдельные пункты «Решения…», в основном – организационные: о сроках созыва собора, количестве участников и т.п. были озвучены в новостном формате и в интервью председателя Синодального информационного отдела РПЦ МП В.Р. Легойды. Примечательно, что о решениях касательно намеченных для рассмотрения на соборе тем в русскоязычном православном интернете официальной информации нет.– Примеч. пер.).

Во-первых, впечатляет то, что подготовка к этому собору идет при минимальном ознакомлении полноты Церкви с теми вопросами, которые на нем собираются обсуждать. За оглашенными незначительными, на первый взгляд, подробностями скрывается весьма важное содержание. Готовятся радикальные реформы Православной Церкви и веры, формулировки которых, однако, обтекаемы и нечетки. Нет сомнения, что за этой политкорректностью выражений скрывается грядущая настоящая война против Священного Предания.

Вызывает недоумение и процедура принятия решений, которая названа единодушием или консенсусом при том, что на практике она представляет собой неизвестный и весьма странный для церковного собора принцип: одна Церковь – один голос. Это светская и бюрократическая трактовка понятия единодушия, поскольку церковный язык под единодушием всегда понимал единодушие епископов, когда на церковных соборах каждый епископ голосовал самостоятельно и собственноручно подписывал соборные постановления. В церковном контексте единодушие предполагает принцип «одна душа – один голос», и эти голоса свидетельствуют как один. В данном же случае мы видим «единодушие» юридических субъектов – Поместных Церквей, а не людей.

В соборе примут участие по 24 епископа от каждой Поместной Церкви (если же такового количества нет – участвуют все имеющиеся), и в то же время у них не будет права голоса?! Тогда зачем нужна такая представительность, если это будет собор первенствующих, то есть Предстоятелей? И каким образом будет определяться голос каждой Поместной Церкви, если внутри нее имеются разногласия среди епископата, – по принципу единодушия или большинства? Если согласно с мнением большинства, то что станет с инакомыслящими? У нас все же есть основания надеяться, что не все епископы примут готовящиеся отступления.

Из «Решений Всеправославного Совещания» следует, что специальной Межправославной комиссией в составе одного архиерея и одного советника от каждой автокефальной Церкви, которая начнет свою работу в сентября сего года и завершит к Пасхе 2015 года, будут пересмотрены тексты, разработанные на предыдущих предсоборных совещаниях: «Православная Церковь и экуменическое движение», «Связь Православной Церкви с остальным христианским миром» и «Вклад Православной Церкви в утверждение мира, справедливости, свободы, братства и любви между народами, а также преодоление расовой и иных дискриминаций».

Экуменизм – это ересь ересей. Его сущность состоит в толерантности, легитимизации всех ересей и лжеучений и в криминализации Православия. Единственно правильным решением Православного собора по данному вопросу может стать предание этой ереси вместе с исповедующими ее и сочувствующими ей анафеме. Но принимая во внимание взгляды и чаяния организаторов предстоящего собора, понятно, что они будут стремиться к еще более интенсивному взаимодействию Православной Церкви с экуменическим движением, уже причинившем ей огромный вред, не принеся при этом никакой пользы и противоположной в экуменическом диалоге стороне.

«Связь Православной Церкви с остальным христианским миром» – формулировка, противоречащая правильному понятию о Церкви, поскольку, если мы исповедуем православный догмат о ее единстве, закрепленный в Символе веры, то не можем признавать существование христиан вне Православной Церкви. Неслучайно Святые Отцы никогда не называли отпавших от Церкви «христианами», но всегда именовали их «еретиками» или «схизматиками» («раскольниками»). Термин «западное христианство», употребляемый по отношению к католицизму и протестантизму, приемлем исключительно для светского религиоведения, но в церковной лексике недопустим. При этом необходимо понимать, что программа-максимум для Фанара в данном вопросе – заключение унии с Римом. Тем, кому это кажется невероятным, рекомендуем ознакомиться с заявлениями и высказываниями Константинопольского Патриарха по этой теме. Впрочем, очень показательна и реакция католиков на известие об интенсификации подготовки к созыву собора: по словам председателя папского совета по содействию христианскому единству кардинала Курта Коха, «Всеправославный Собор в 2016 году принесет много добрых плодов. Если Православные Церкви достигнут большего внутреннего единства, это окажется полезным для экуменического диалога с нашей Католической Церковью – поспособствует его развитию». Таким образом, оптимизм тех, кто утверждает, что предстоящий собор не будет рассматривать догматические вопросы, абсолютно не оправдан.

Третий текст касается каких-то совершенно светских «обязанностей» Церкви, никогда прежде ей не вменяемых и тотально извращающих ее сотериологическую миссию в этом мире.

Следующий пункт в работе Межправославной комиссии, согласно опубликованному «Решению…», предусматривает «пересмотр, где это необходимо, текстов уже утвержденных документов, касающихся следующих тем повестки Святого и Великого Собора: „Вопрос об общем календаре“, „Препятствия к браку“ и „Важность поста и его соблюдения в наши дни“».

Необходимо отметить абсолютно недопустимые для церковного собора процедурные приемы, уже использующиеся при подготовке «Святого и Великого» собрания. Получается, что результаты этого собора будут зависеть от предварительно составленных – причем не ясно на каком основании – документов некой комиссии. Такая система совершенно не соответствует традиционному для церковных Вселенских и Поместных Соборов порядку, при котором главным критерием при принятии решений было следование Святоотеческому учению. Участники же предстоящего собора будут следовать… постановлениям предсоборных комиссий и совещаний! Как на прошедших церковных Соборах приводились и зачитывались творения Святых Отцов и ранее утвержденные церковные определения, так на этом будут оглашаться постановления Межсоборной комиссии, и они станут определяющими. Такая процедура позволяет с уверенностью заявить: этот так называемый собор не имеет ничего общего с церковными Соборами. Это направленное на обмирщение и разрушение Церкви мероприятие, хотя его и попытаются представить верующим как важнейший и авторитетнейший общецерковный форум.

«Вопрос об общем календаре» – бесспорно очень наболевший. Эта проблема появилась еще в 1923 году, когда общий для вселенского Православия святоотеческий юлианский календарь был отвергнут Константинопольской Патриархией в стремлении праздновать церковные праздники вместе с еретиками. Ради этого она дерзнула принять прежде анафематствованный ею же самой григорианский календарь для неподвижных праздников. И теперь, вместо того чтобы исправить эту страшную ошибку возвращением к традиционному православному календарю и осуждением виновников церковных смут, Константинополь добивается введения григорианской пасхалии, принятия григорианского календаря всеми Православными Церквами и совместного празднования с еретиками. Но если это произойдет, то принявшие новый календарь нарушат постановление Первого Вселенского Собора и правила Святых Апостолов. В этом ли будет состоять «величие» и «святость» готовящегося собора – в пересмотре определений Первого Вселенского?!

Что касается «Препятствий к браку», очевидно, речь идет о канонических препятствиях для заключения брака между членами Православной Церкви и еретиками. До нынешнего момента эта проблема решалась путем перешагивания через препятствия (то есть церковные каноны). Похоже, экуменисты устали от такой игры и хотят отдохнуть, просто устранив все помехи: есть канон – есть проблема, нет канона – нет проблемы. Они устранят и «препятствия» о второбрачии, третьебрачии и т. д. священников и «узаконят» женатый епископат. Следующим шагом, вероятно, станет введение женского «священства», апологеты которого уже есть в православном мире (речь идет о митрополите Сурожском Антонии (Блуме), см.: здесь – Примеч. пер.), и возможно даже гей-«священства», если будет использован «передовой» опыт «братских» еретических лжецерквей.

Следующая тема – «Важность поста и его соблюдения в наши дни». Как становится понятно из некоторых предыдущих предсоборных совещаний, тут подразумевается отмена Рождественского, Успенского и Петрова постов, хотя живущими по новому календарю последний и так далеко не всегда соблюдается – когда Пасха поздняя, Петров пост у новостильников полностью исчезает. «Великодушно» будет сохранен только Великий Пост, но от его строгости не останется и следа. Пост же перед Святым Причащением объявят анахронизмом и полностью отменят – во исполнение давней мечты модернистов во всем мире. Большая заслуга в деле грядущего упразднения постов принадлежит таким апологетам нового календаря, как греческий архимандрит Епифаний (Феодоропулос): в своем старании оправдать папский календарь и попытках доказать, что Петров пост не традиционен для Православной Церкви, они создали удобный прецедент для отмены вообще всех постов.

Две оставшиеся темы – «Автокефалия в Православной Церкви и процедура ее провозглашения» и «Диптихи» уже обсуждались подготовительной комиссией в 2009 году. В первой половине 2015 года планируется созвать предсоборное всеправославное совещание для принятия ранее разработанных по ним текстов, а также текстов, касающихся всех прочих вопросов, которые пересмотрит Межправославная комиссия. Если на совещании будет достигнуто единодушие, все утвержденные тексты попадут непосредственно на «Святой и Великий» собор. Автокефалия и диптихи – единственные темы, по которым пока еще нет полного консенсуса, что видно и по последней встрече на Фанаре – по отсутствию подписи Антиохийского Патриарха под документом «Решения…». Однако во всем другом очевидно пагубное единомыслие относительно разграждения и опустошения виноградника Господня!

Для тех, кто еще не устал повторять, что «Господь не допустит, чтобы случилось худшее», скажем, что «худшее» уже происходит и осталось совсем немного времени для пробуждения от летаргического сна, иначе многие православные рискуют проспать значительнейшее событие в жизни Церкви со дня ее основания – грандиозную попытку ее уничтожения некогда клявшимися хранить Церковь, как зеницу ока! Нам всем необходимо помнить предостережение святого апостола Павла: «Итак, внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею. Ибо… войдут к вам лютые волки, не щадящие стада» (Деян. 20:28–29). Очевидно, отнюдь не случайно святыми, которые предсказывали этот собор, он был назван «волчьим»!

Что касается «Послания Предстоятелей Православных Церквей», то оно, несмотря на церковную лексику, кажущуюся в нем чем-то чуждым и неестественным, больше похоже на программный документ конгресса некой политической партии. Вот пример использования библейской цитаты без какой-либо смысловой связи с контекстом:

Пребывая в мире сем, наша Единая, Святая, Соборная и Апостольская Православная Церковь подвержена испытаниям во всякую эпоху. Его Церковь, оставаясь верной Священному Преданию, ведет постоянный диалог c каждым историческим периодом, сострадая человеку и разделяя его тревоги.

И далее:

„Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же“ (Евр. 13:8).

Приведенные слова Священного Писания опровергают предшествующее им заявление, поскольку, исходя из текста апостольского послания, Церковь не делает никаких различий между эпохами в светском смысле этого слова, но пребывает неизменной, как и ее Создатель и Глава Иисус Христос. «Диалог с каждым историческим периодом» – это нечто несвойственное Церкви. Во исполнение Божиего повеления она делает лишь одно – благовествует. И ее благовествование всегда было монологом. Если бы Церковь обязывалась вести диалог с миром, обмениваться мнениями и знаниями, то Господь заповедал бы святым апостолам не «идти и учить», а «идти, учить и учиться» (ср.: Мф. 28:19). Таким образом, процитированный выше отрывок из «Послания Предстоятелей Православных Церквей» – лишь демагогическая игра на струнах людского малодушия. Человечество изнывает от бед и страданий, и средство от этого, которое ему предлагает Православная Церковь, единственная истинная носительница неповрежденного Христова учения, – это… диалог между равными без какого бы то ни было призыва к покаянию. Но какая польза от диалога не призывающих к покаянию и не желающих каяться? О чем они будут вести разговоры – о глобальном потеплении?!

Но в «Послании…» продолжается празднословие в том же духе: «Мы подчеркиваем, что наше призвание состоит в преображении мира на началах справедливости, мира и любви». Но мир имеет свои понятия о добре и зле, о справедливости, мире и любви, коренным образом отличающиеся от христианских (что видно из операций различных «миротворческих» сил и прочих попыток установления «мира и безопасности»). Церковь не разделяет этих светских понятий. Для православных христиан, по слову апостола Иоанна, «весь мир лежит во зле» (1 Ин. 5:19). А организаторы собора хотят вовлечь Святую Церковь и ее верных чад в суетные и безрезультатные мероприятия мира сего. Судя по всему, они действительно стремятся к «преображению», но самой Церкви – путем ее обезличивания, маргинализации и уничтожения через слияние с миром и размытие, в результате которого многие потеряют единственную надежду на спасение.

Да, мы помним об обетовании Господнем, что Церковь не одолеют адовы врата (ср.: Мф. 16:18), однако заметим, что эти слова не освобождают членов Тела Христова от обязанностей по его сохранению. История свидетельствует, что Церковь не всегда существует и сохраняется в условиях безмятежности, без усилий со стороны ее чад. Так, она уцелела до сего дня ради крови мучеников, засвидетельствовавших спасительность христианства и погибельность язычества, стараний преподобных, утвердивших спасительность воздержания и погибельность страстей, трудов святителей, удостоверивших спасительность Православия и погибельность ересей. Неодоление Церкви адовыми вратами связано с подвигом многих, если не сказать всех ее чад. Ибо тот, кто по какой-либо причине не участвовал в этой борьбе по примеру, оставленному святыми, не мог остаться членом Церкви.

В «Послании…» присутствуют также вырванные из контекста слова святителя Иоанна Златоуста: «Имя Церкви есть имя единства и согласия, а не разделения», из которых по мнению участников стамбульской встречи якобы следует, что всякое разделение осудительно, а всякое согласие – благословенно. Но «какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и велиаром? Или какое соучастие верного с неверным?» (2 Кор. 6:14-15). Это наиболее часто используемые в творениях Святых отцов и соборных определениях, касающихся взаимоотношений православных с еретиками, библейские слова. Однако для участников предсоборной встречи, как известно, еретиков больше не существует, а все «синагоги лукавнующих» (ср.: Пс. 25:5) каким-то образом превратились в «церкви-сестры». Для того чтобы заполнить зияющую между ними и Церковью Христовой пропасть, долгожданный «Святой и Великий Собор» размоет границу между истиной и ложью.

Но во имя некоего богопротивного беспринципного мира нельзя жертвовать чистотой веры. «Тот, кто советует мир, противный Божиему закону, такой миротворец окаянен, а не блажен», – предупреждает святитель Димитрий Ростовский «миротворцев» мира сего, забывших слова Примирителя: «Не мир пришел Я принести, но меч» (Мф. 10:34).

В седьмом пункте «Послания…» обрисовываются неясные директивы относительно миссионерской деятельности Церкви. Однако главным препятствием к этой деятельности служат обязательства перед Всемирным советом церквей (ВСЦ), взятые на себя состоящими в этой экуменической организации Поместными Церквами с подписанием соглашений о недопустимости взаимного прозелитизма. Это означает, что православный не может сказать еретику, что он еретик и что если он желает спастись, то должен принять Православие. На языке экуменизма такое обличение называется негативным прозелитизмом, и «православные» экуменисты подписались под документами, осуждающими истинное святоотеческое миссионерство. О какой же миссионерской деятельности в таком случае идет речь? Очевидно, о проповеди экуменизма православным при недопустимости говорить о Православии еретикам. В «Послании…» верно замечено, что «Церковь не живет для себя: ее долг – свидетельствовать и разделять Божии дары с ближними и дальними». Но почему Константинопольская Патриархия считает, что это непременно должно происходить в рамках, по правилам и под контролем ВСЦ и других подобных антихристианских организаций? Неужели в течение двух тысячелетий своего существования Церковь не делала этого самостоятельно и гораздо успешнее?

«Бегство и изоляционизм не являются нашим выбором», – говорят участники встречи на Фанаре. Однако в действительности изоляция и есть выбор всех Поместных Церквей, состоящих в ВСЦ, поскольку в силу данных перед этой организацией обязательств они изолируют себя от возможности свободно проповедовать «любовь истины» (ср.: 2 Фес. 2:10) для спасения отступивших от этой истины.

В последнем, девятом пункте окончательно утверждается нерушимая привязанность Церкви к миру и ее торжественное погребение в нем: «Несмотря на все трудности, мы возвещаем благую весть Бога, Который „так возлюбил мир“, что „обитал посреде нас“». Истина же заключается в том, что так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного (Ин. 3:16), Который действительно «обитал посреде нас» (см.: Ин. 1:14), но не пришел, чтобы остаться в мире. Его искупительная миссия исполнилась и «свершилась» (см.: Ин. 19:30) с Крестной жертвой, которая и была целью и окончанием Его дела, тогда как обитание Его среди нас относится к началу нашего спасения, когда Он воплотился от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечился. Из сказанного же в «Послании…» следует, что все дело искупления заключалось лишь в пришествии Христа на землю. Таким образом, миссия Спасителя погребается в этом тленном призрачном мире, лежащем во зле. Нет Креста, нет Воскресения, нет Вознесения, есть только здесь и сейчас.

+ + +

Наконец мы подошли к вопросу «что же делать?», который, скорее, нужно переформулировать в «чего же не делать?» Ответ на него можно получить, если посмотреть на то, что советуют делать представители двух крайних течений, воюющих с Православием, – отступники и раскольники.

Первые полагают, что вера православных может быть изменена административно-бюрократическим путем, точнее – с помощью созыва внушительного церковного форума с впечатляющей представительностью. Форума, на котором будут присутствовать представители всех Поместных Церквей, но который «не будет Вселенским». Но если этот собор не определяется как «Вселенский», станут ли его решения обязательными для Вселенской Церкви (ведь, очевидно, ожидается, что паства подчинится им и начнет веровать по-новому)? Опыт новостильных Церквей показывает, что паства очень быстро приспосабливается к новому порядку, воспринимая послушание как нечто безусловное, независимо от того, в Христовой истине оно или нет. Большинство нынешних ленивых и плохо знающих свою веру христиан, находящих оправдание любому отступлению, не увидит никаких проблем в решениях «Святого и Великого Собора», какими бы они ни были. Более того – такие христиане уже сегодня живут в ожидании этого собора, чтобы освободиться от тяготы различных ограничений и обязанностей. Они всуе носят свое имя, в действительности являясь неверующими.

Для верующих же актуальны слова русского Патриарха Пимена: «Если будет на предстоящем Восьмом Вселенском Соборе что-либо несогласное с Семью предшествующими Вселенскими Соборами, мы вправе его постановления не принять». А что готовящийся собор воистину есть сатанинская копия Восьмого Вселенского можно убедиться, изучив послание Карфагенского епископа Капреола к отцам Третьего Вселенского Собора. Из него же можно узнать и о принципах, определяющий подлинность того или иного церковного Собора, и о том, как они извращены организаторами грядущего «Святого и Великого» собрания:

Подвергать исследованию нужно вновь возникшие спорные вопросы, дабы или одобрить, если что говорится справедливо, или отвергнуть достойное осуждения. А если кто станет подвергать новому исследованию предметы уже решенные, о том, по справедливости, должно будет сказать, что он не иное что делает, как сам сомневается в той вере, которая доселе имела силу. Потом, дабы нынешние определения относительно кафолической веры сохранили всегдашнюю твердость, нужно, в пример потомству, оставить неизменным и неприкосновенным все то, что в прежние времена утверждено Святыми Отцами. Ибо если кто хочет своим определениям относительно кафолической веры сообщить всегдашнюю твердость, то он должен подтверждать свое мнение судом древних Отцов, а не основываться на собственном авторитете, чтобы таким образом видно было, что он, подтверждая свое мнение определениями частью древних, частью новейших, утверждает, проповедует и содержит единую истину Церкви, хранимую от начала до настоящего времени в простоте и чистоте, с непоколебимой твердостью и достоинством (Деяния Вселенских Соборов. Казань,1859. Т. 1. С. 590–591).

При внесении этого послания в Соборные акты Отцы Собора воскликнули: «Таково мнение всех нас; мы все то же говорим, это общее наше желание!» Вот что придает Собору вселенский церковный авторитет – преемственность с предыдущими.

«Святой же и Великий» собор собирается заниматься не осуждением и отсечением нововозникших ересей, таких как экуменизм, но как раз исследованием, обсуждением и реформированием уже выясненных, решенных и утвержденных вещей. Кроме того решения этого собора будут основываться на авторитете не древних и более поздних Святых Отцов и Соборов, а на своем собственном, а также на постановлениях предсоборных комиссий. То есть все будет происходить с точностью до наоборот, вопреки Отцам Третьего Вселенского Собора. Для антихриста должна быть подготовлена антицерковь. Поэтому нашлись и люди, взявшиеся за ее создание. Но, как сказано выше, решения такого собора для верующего человека не будут иметь силы и авторитета. Мы будем свободны не принять их и еще громогласнее исповедовать веру, которую исповедовали и раньше, что так режет уши модернистам, – веру Святых Отцов.

Рассмотрим теперь позицию раскольников. Они полагают, что вера находится в механической зависимости от того, с кем человек состоит в общении и к какой Церкви принадлежит. Предводители расколов внушают своей пастве и поддающимся их влиянию людям страх, что они окажутся в общении с кем-то, кто не исповедует веру в чистоте, и автоматически станут подобными ему. При этом раскольники «забывают» обличающие подобную логику примеры из церковной истории. Здесь и кроется причина многочисленных разделений среди не по разуму ревностных «антиэкуменистов»: каждый из них следит за своим братом, чтобы в том случае, если проявится некое даже малейшее сомнение относительно различий в вере, немедленно его анафематствовать. Их девиз: насколько обособленнее – настолько защищеннее; они пребывают в общении лишь с самими собой или в крайнем случае – с подобными себе сепаратистами. Вот еще один пример людей без веры! Несчастные, они терпят ужасное стеснение, чтобы не потерять то, что по сути уже утратили – Православную веру.

В Священном Писании есть текст, обличающий оба типа неверующих – и отступников, и раскольников. В третьей главе Откровения ангел (Предстоятель) Сардийской Церкви слышит следующее определение о своем духовном состоянии: «Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв» (Откр. 3:1). То есть он утверждал, что он Христов, но не жил как таковой – из-за ереси или из-за неверия. Согласно теории раскольников, все, остававшиеся в общении с этим ангелом, тоже должны были духовно умереть, равно как последующие мнению отступников, приверженцев неразумного послушания. Но вот что мы читаем далее в священном тексте: «Впрочем у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны. Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его» (Откр. 3:4-5). Следовательно, несмотря на недостоинство епископата, христианин может сохранить свои одежды неоскверненными, как сказал Сам Спаситель. Те же, кто из-за малодушия и маловерия покидают Церковь и попадают в сети раскольников, никогда не наследуют того, что Он обетовал верным Сардийской Церкви. Не могут улучить обещанного и все те, которые ради послушания духовным мертвецам сами становятся мертвыми. Да, образ Сардийской Церкви – знаковый для нашего времени, и на воодушевляющем примере неосквернивших свои одежды нескольких сардийцев всем нам следует поучаться!

Еще один образец для подражания мы имеем в лице святителя Марка Ефесского, на которого одинаково любят ссылаться как отступники, так и раскольники. Первые считают его «сторонником диалога», а вторые – «знамением непоминающих и прервавших общение». Но в обоих случаях очевидно примитивное идеологическое уплощение образа святого.

Обстановка во времена святителя Марка, перед Ферраро-Флорентийским собором, не сильно отличалась от нынешней. В церковном клире было множество людей, сочувствовавших унии и «богословски» ее оправдывавших, а также считавших веру разменной монетой, с помощью которой покупается политическая поддержка. Подобно современным сторонникам диалога, эти клирики ставили во главу угла сохранение мирского единства ради мирской цели – противостояния турецкому нашествию.

Если бы святитель Марк мыслил как нынешние раскольники, он бы разорвал общение с проуниатами еще прежде собора. Но он все претерпел до конца и свидетельствовал об истине на соборе. Непонятно, на каком основании отделившиеся от Церкви вносят его в ряды своих единомышленников. Да, после собора он составлял огненные обличительные речи против принявших унию и призывал паству сторониться откровенных униатов. Но тогда исповедание ереси поддержавшими унию было уже очевидным: их подписи стояли под Филиокве, и это стало достаточным серьезным поводом для прекращения общения. Мы же должны посмотреть, что случится на готовящемся «Всеправославном Соборе», а не малодушно покидать церковный корабль, опасаясь надвигающегося шторма. По примеру святителя Марка, ясно и громко свидетельствуя о Православии и истине, нужно не забывать о немощных и неосведомленных братьях и сестрах, каковых еще очень много. Не будем переламывать надломленную трость и угашать курящийся лен, поскольку иначе мы не доставим суду победы (ср.: Мф. 12:20), и если поддадимся искушению приложить «высокие» критерии раскольников, диавол рассеет нас, как пшеницу.

Итак, необходимо противостоять упрощенному мышлению отступников («проведем собор и готово») и раскольников («прервем общение и готово»), потому что так рассуждают неверующие люди. Верующие должны вооружиться терпением, не терять надежду на Божий Промысел и продолжать свидетельствовать об истине, а об остальном позаботится Тот, от лица Которого написано: «Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего» (Откр. 3:11).

пер. Анны Самсоновой

Оригинал: «Великият и свят» антисъбор


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика