Религия

На передовой

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Мы много сейчас говорим о борьбе: с терроризмом, с коррупцией, с кризисом, с «богатностью», с бедностью…

Мы говорим – и совершенно справедливо – об идеологических, информационных войнах, позиционные бои которых то и дело на наших глазах переходят в «горячую фазу»; мы говорим о противостоянии морально-нравственных парадигм… Всё это есть, но всё это лишь отражение той войны, о которой мы часто, увы, не хотим задуматься глубоко и серьезно. И пока это происходит, все наши «военные действия», каким бы сознанием правоты они ни подкреплялись, остаются только бесплодной битвой с ветряными мельницами. Без участия в той, главной войне мы и дальше по всем фронтам нашей социально-общественной жизни будем терпеть досадные и необъяснимые с точки зрения потребительской логики поражения. Потому что своей беспечностью мы лишаем себя подлинной, внутренней силы, способной совершать изменения не поверхностные, а действительные и глубинные.

Сила эта – сила Божия, а совершается она в нашей немощи.

Мы слишком надеемся на себя. На свой разум, на свои чувства, на свою волю… на свою способность что-то менять к лучшему. Мы слишком надеемся на свое понимание этого лучшего. И вот уже созревают все предпосылки для пламенной и «правой» борьбы: в лучшем случае – с пеной у рта в телевизионных студиях, в худшем – с автоматом в руках или с поясом шахида на теле. «Я знаю, что такое добро, и ради него порву любого!» – вот девиз самонадеянности, объединяющий, как это ни странно звучит, все противоборствующие стороны. Это утверждение вовсе не отменяет необходимости отстаивать истину, но это должна быть именно истина, а не карикатура на нее. А таких «недружеских шаржей» в наше время намалевано множество, и изумляешься порой: как это люди отличают настоящие, фирменные штаны от поддельных, а какие-то элементарные вещи нравственного порядка от дешевой подделки отличить не могут? Да потому и не могут, что не хотят принять истину, которая заставляет критически взглянуть на себя и как-то начать меняться. Потому и методы отстаивания истины используются, мягко говоря, неадекватные.

Истина – это Христос и единство с Ним, благовествование предполагает участие в той самой, главной войне, на полях сражений которой на самом деле решаются судьбы континентов и наций.

Эта война – война со своими страстями.

Самая мучительная и трудная война, требующая самоотречения, решимости и в то же время неизбежно приводящая человека к осознанию своей немощи и необходимости всецелого обращения к Богу.

В этом словосочетании – обращение к Богу – заключено очень многое. Потому что с этого обращения всем сердцем, всей душой и всеми помышлениями и начинается для человека познание самого себя, познание своего действительного состояния, познание собственных страстей, с которыми надо бороться и которые нужно во что бы то ни стало победить. Это и есть та борьба «против духов тьмы поднебесных», о которой говорит апостол Павел. И именно греховные ощущения, помыслы и пожелания, внушаемые нам бесами, есть то, с чем в первую очередь нужно каждому из нас бороться. А для этого требуется пристальное и неослабное внимание к своей внутренней жизни.

Православная Церковь говорит о восьми страстях, от которых происходят и все остальные, несмотря на их кажущееся бесконечное разнообразие.

Вот эти страсти: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордость.

В этом списке мы при желании можем увидеть себя ясно как в зеркале, увидеть свою духовную жизнь и осознать, с чем именно нам надо бороться особенно усердно. Потому что в каждом человеке, как правило, преобладают одна-две страсти. Это не значит, что все остальные отсутствуют, но значит, что они имеют на душу меньшее влияние. К слову, возникает вопрос: а почему так бывает?

Развивая и поясняя учение о страстях, святые отцы говорят о трех естественных силах, заложенных в душе человека и составляющих его неотделимую часть. Это сила мыслительная, желательная и раздражительная.

В каждом человеке одна из этих сил проявляет себя более ярко, и если мы говорим о добродетелях, например, то человек будет преимущественно служить Богу именно посредством той силы, которая в нем более развита. Если это желательная сила, то человек особенно преуспеет в делах милосердия, если мыслительная – то в апологетических, богословских трудах, раздражительная – в ревностном отстаивании чистоты веры.

Но и греховные помыслы и чувства развиваются в человеке тоже в согласии с его природными наклонностями. Три вида греховных помыслов рождаются в соответствии с силами, заложенными в душе человека: хульные, постыдные и злые. И если человек невнимателен к своей внутренней жизни, то худые помыслы, смешиваясь с его сознанием, постепенно овладевают человеком и начинают влиять на его жизнь, а также на жизнь других людей.

При первом взгляде может показаться, что этот список страстей не полон, что существует множество иных и очевидно губительных, страшных страстей, которые здесь не упомянуты. Но если мы внимательно рассмотрим эти «неучтенные» страсти, то поймем, что все они легко укладываются в описанную святыми отцами схему трехсоставности сил и восьмеричности основных страстей.

Большинство пороков, царящих сегодня в обществе, связано либо со страстью сребролюбия – желанием богатой, роскошной жизни, либо с гордостью – желанием достичь успеха, славы, высокого положения в обществе, либо со страстью чревоугодия – желанием ненасытного наслаждения действительными или мнимыми благами цивилизации, ну и со страстью блуда во всех ее отвратительных и многообразных проявлениях, что мы и наблюдаем в наше время с особенной очевидностью. Вот и получается, что эти четыре страсти: гордость, сребролюбие, чревоугодие, блуд – и определяют в общем греховную картину нашей жизни. И если мы действительно хотим эту жизнь изменить, то каждый из нас должен честно признаться себе: какая из этих или иных страстей владеет душой особенно – и, осознав это, с помощью Божией начать со своей страстью бороться. Именно это – а не возмущение поведением кого бы то ни было, не жалобы, не судебные тяжбы, не требования справедливости – будет началом изменения жизни к лучшему. Изменения и личной, и общественной жизни, потому что, конечно, человек не может сделать внешнюю жизнь лучше, если не станет меняться сам.

Страсть – это болезненная греховная привязанность, без которой человек не мыслит своей жизни. Это обман, замещение жизни, туман, который окутывает человека, делает его своим рабом и не позволяет ясно видеть, что такое на самом деле жизнь в той чистоте и святости, к которой нас призывает Господь. Иногда человек считает себя свободным, не видя и не понимая своего рабского состояния. Чтобы понять свое действительное положение, достаточно честно взглянуть на свою жизнь не внешне только и не со стороны «общественного мнения», а внутренне, с позиции Евангелия, признаться в своих главных греховных пристрастиях и решиться от них избавиться. Но вот тут обнаруживается, что без любимой страсти человеку и жизнь не мила, что он, даже осознавая губительный характер страсти, не может своими усилиями от нее избавиться и даже чем более решительно берется за это освобождение, тем очевиднее становится его (человека) немощь. И если человек на самом деле возненавидел страсть, решительно хочет от нее избавиться, то он, видя собственную немощь, непременно должен будет от всего сердца обратиться за помощью к Богу. Вот это можно назвать началом действительного исправления, началом действительного изменения жизни.

Чего не должно быть – так это лукавства, когда человек, принося покаяние, заранее думает, что он падет, и внутренне с этим падением согласен.

Но и тут не стоит думать, что победа над грехом, над страстью может быть скорой. Конечно, бывают исключения, когда Господь сразу избавляет человека от долгое время мучившей его страсти, но чаще бывает иначе. Трудность борьбы со страстью зависит от того, насколько она укоренилась в нас, и надо знать, что даже отцы-пустынники иногда годами боролись с той или иной страстью, боролись «до крови». Конечно, в этой борьбе могут быть и падения – как в мысленном сочувствии, услаждении, так и в исполнении страсти на деле. И здесь важно помнить вот что: никогда не надо отчаиваться! Упал – встань и положи начало исправлению. Бог есть Бог кающихся! Это общее правило для всех христиан. Единственное, чего не должно быть – это лукавства, когда человек, принося покаяние, заранее думает, что он падет, и внутренне с этим падением согласен, готов к нему. Должна быть искренняя и несомненная решимость не совершать больше грех, и именно это, по единодушному мнению святых отцов, есть обязательное условие действительного покаяния. Страсть – это грех, сроднившийся с человеком, проросший в него как болезнь, и исцеление от этой болезни бывает мучительным и трудным.

Особенно в начале борьбы страсть восстает на душу со всей своей силой. Страсть кажется чем-то огромным и всеобъемлющим, чем-то таким, без чего невозможно жить и от чего невозможно избавиться. Но такие умонастроения ложны и являются как раз прямым действием страсти. С Божией помощью можно победить любую страсть! Это трудно, это требует упорства, решимости, терпения и постоянства в молитве, это требует трезвения даже до смертного часа, но это возможно. К тому же мы сами умножаем силу страсти своим сочувствием, и ее «могущество» нами же сильно преувеличено.

Посмотрите со стороны на человека, одержимого страстью, может быть менее присущей вам, и вы увидите ясно, как ничтожна на самом деле страсть, но как она стремится унизить человека, превратить его в несмысленного скота. Вспомните, сколько раз вы возмущались, глядя на следствие страсти в ином человеке, и изумлялись: зачем он не оставит грех, зачем не возвратится к нормальной жизни? В этом взгляде, в этих суждениях есть много правильного, и главное – это то, что жизнь без страсти не только возможна, но она только и есть добрая, здоровая и полноценная жизнь, в то время как жизнь в подчинении страсти есть лишь мучительное и постыдное прозябание, далекое от призвания и достоинства человеческого.

Однако всячески будем избегать осуждения других людей. Святыми отцами замечено, что в чем человек осуждает других, в том он непременно окажется сам. Такие падения Господь попускает для смирения, чтобы человек не мнил о себе многого, чтобы не думал, что он сам по себе может устоять в добре. Ненавидя и обличая грех, мы должны и сострадать человеку, одержимому страстью, и сколь возможно содействовать его исправлению. Будем об этом помнить, вступая в борьбу со страстями, овладевшими нами.

Впрочем, приходится встречаться и с искренним недоумением людей по поводу личных грехов. Некоторые считают, что грехов у них вовсе нет и каяться им, собственно, не в чем. Обычно такой человек разве что плечами пожмет: ну, есть какие-то недостатки, как у всех, но ничего особенного. Но при этом, если начать разбираться внимательно и серьезно, как правило окажется, что человек не только грешен, но и совершал грехи тяжкие, смертные. Он только не понимал, не чувствовал их тяжесть и потому быстро о них забыл или даже не осознал эти свои поступки, слова и даже пожелания, мысли как грех. В чем же причина такого состояния, такого мнения?

Во-первых, человек судит о своей жизни сообразно тем нормам поведения нравственного, которое распространено и главенствует в обществе, где он живет. Это особенно видно в людях, в детстве лишенных христианского воспитания. Для них социум, среда, общественное мнение и есть тот критерий истины, с которым он себя сверяет. А в обществе современном понятие о грехе размыто практически полностью, так что даже самые тяжкие грехи считаются лишь возможным «вариантом поведения», да и вообще понятия о каких бы то ни было нравственных правилах всё более нивелируются даже на уровне законодательства посредством жесткого «греховного лобби». И вот человеку начинает казаться, что он живет нормально. И если поначалу совесть, может быть, обличала его в тех или иных поступках, в тех или иных привычках и манере поведения, то со временем этот голос, будучи сознательно игнорируем, становится всё тише и тише, так что греховное поведение делается для человека уже привычкой и нормой.

Но это чувство «нормальности» греха обманчиво и коварно. Степень одержимости может быть разной – это правда; и страсти во внешнем своем проявлении могут отличаться. Одни очевидно разрушают человеческую жизнь, как, например, алкоголизм или наркомания, а иные действуют прикровенно и даже кажутся людям признаками успешности и презентабельности. Таковы страсти сребролюбия, например, или надменной гордости. Но суть всех страстей одна: это – духовная болезнь, неизменно влекущая человека к погибели. И другого выхода, кроме как вступить в войну со своими страстями и с Божией помощью победить их, у человека нет, если он только хочет узнать, что такое собственно – быть человеком.

Война эта – не цель сама по себе, но неотменимое условие обретения обетованных благ, всего того, что составляет ценность духовной жизни, а сами эти блага есть естественное следствие приближения человека к Богу и достижения согласия, единства с Ним. Духовная жизнь во всей ее неизреченной красоте начинает открываться человеку только тогда, когда он сознательно начинает противиться пленившим его страстям, воздерживается от потакания им.

Война со страстями – не цель сама по себе, но неотменимое условие обретения обетованных благ, всего того, что составляет ценность духовной жизни.

Многие из нас искренне и с добрыми намерениями задумываются об улучшении социально-общественной жизни. Но самое лучшее, что может сделать человек на этом поприще, – это с Божией помощью начать трудиться над собой, над покаянным преображением собственной жизни. И уже это одно делание, эта война со страстями во имя Христа будет способствовать тому, что благодать Божия будет наполнять и преображать нашу жизнь, а через нас, возможно, и жизнь кого-то еще.

Всеобщая мобилизация уже объявлена. Никаких «особых распоряжений» больше не будет, ждать нечего. Каждый из нас должен или с Божией помощью вступить в эту войну (и тогда у нас есть шанс выйти из нее победителями) или – погибнуть позорно, даже не оказав врагу сопротивления. И исход этой войны решается не в Кремле, не в парламенте, не в кабинетах чиновников, а в наших сердцах.

Победа возможна, но она возможна только в том случае, если мы этой победы хотим и ищем, если прилагаем усилия для ее достижения. Отвергаемся от зла, которое изнутри, незаметно, через греховные пристрастия стремится овладеть нами, и творим благо, призывая в сердце свое, в душу благодать Святого Духа, призывая и молитвой, и посильным сознательным воздержанием от страстей, добрыми делами.

И только от нас зависит в конечном итоге, победим мы или проиграем в этой войне, потому что Господь победил этот мир, лежащий во зле, и призывает каждого следовать за Собой.

Священник Димитрий Шишкин


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика