Религия

Две причины деградации

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

В противовес модернизму нормальное церковное сознание держится за живую историческую традицию своего времени, ею выверяет свою деятельность. Православный христианин дорожит статичностью своей жизни во Христе. Дорожит и осознает ее как великое преимущество. Это значит: «тещи и неподвижну быти» (Св. Феофан Затворник).

Эта статичность имеет возможность сохраняться в сознании церковного народа, пока сохраняется гражданское общество, поддерживаемое на данной территории кесаревым государством, а церковный народ является его подлежащим. Государство, создавая единое поле взаимопонимания людей, создает условия и для исторической памяти и для осмысленного восприятия традиций. Когда же государство разрушено, становится в миллион раз труднее придерживаться «того, что всеми, всегда и повсюду было принято». Но хуже того: этот коренной консерватизм исчезает в умах христиан, уступая место – прямо пропорционально разрушениям в сфере культуры, образования, науки – самоуверенной, смелой ориентации их внутри «исторического пути Православия».

Вот пример.
Преподаватель ПСТБУ, объездивший за последние годы ряд сибирских и дальневосточных епархий нашей Церкви, засвидетельствовал следующий многозначительный факт. Во вновь открытых храмах этих областей священники служат по Типикону. Исключительно по Типикону и другим книгам, не придерживаясь неписанной традиции, отступление от которой было бы немыслимо в России.
Не является ли этот факт ярчайшим из доказательств, что мы живем после России?

Можно для иллюстрации данной мысли привести на память эти само собой разумевшиеся, привычные и присущие Русскому Православию драгоценности, оставляемые за бортом инопланетянами - кафарами: Крестный ход с Плащаницей. Отпевание при открытых Вратах. Пассии…

Сначала смелые интеллигенты – экспериментаторы, вдохновленные письменностью Парижской школы, увлеченно отдавали силы и время на организацию «показательных всенощных бдений с раскрытием подлинной красоты Устава», на освобождение Литургии и Таинств от влияния невежественных «бабок» и засилья председателей двадцаток. Крещальные Литургии, общинная жизнь. Причащение всем храмом не только в Великий Четверг, но и во все Праздники. Ночная Литургия не только на Пасху, но когда вздумается. «Горе имеем сердца» лицом не к Престолу, а к народу. Евангелие на русском. Все это могло быть правильным лишь при одном условии. Если это - не протестантизм, а Православие. То есть – если это подчинено неподвижному Христианскому догматическому сознанию, если это обусловлено исторической необходимостью для всей Церкви, если это не отвергает наличную, донесенную до этих пор повсеместную традицию. Этого условия соблюдено не было. И вот уже не отдельные всем известные деятели, но тысячи священников сделали модернизм ординарной приходской практикой. Собственно, уже - не приходской. Общинной, не более. В этой общине «в соответствии с Уставом» половину церковного года не служат Полиелей на Воскресной всенощной. Не служат торжественных служб, обязательных для посещения верующих: на Михаила Архангела, Илию Пророка, Казанскую, Николая Угодника, Рождество Предтечи. Там нет смирения духовенства перед наплывом народа с записками и блинами в Родительские Субботы. Потому что в Типиконе нет ни Димитриевской Родительской, ни Радоницы. И народа, способного заставить обновленческий по сути клир быть православным – тоже нет.

Таким образом, мы видим две причины эрозии церковного сознания. Разрушение России как государства и массовое заражение модернизмом дают единую картину катастрофы, переживаемой Русским Православием сегодня.

Но пусть не льстят себе такие отцы. Им не соблюсти ни духа, ни буквы Церковного Устава. Устав – только часть Священного Предания, без подчинения которому его выполнение превращается в свободную экстраполяцию археологии в современность, в духовный постмодернизм. И Устав невозможно выполнить выборочно. Служба Двенадцати Евангелий, отслуженная без зажигаемых 12 и задуваемых 11 раз свечей в руках у верующих, без той великой торжественности, какую она имела в Христианской России, окончательно исчезнет из поля зрения новорусских «православных» нехристей. Вычитывание антифонов в полупустом храме в Великий Пяток не избавит настоятеля от затопления храма радостным лаосом, «ничего в рот не бравшим кроме чашки кофе в офисе» и требующим Причащения в Пасхальную ночь.

Протоиерей Владимир Переслегин


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика