Религия

Прекрасный риск веры

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Слово в Неделю 16-ю по Пятидесятнице

Это произошло «однажды, когда народ теснился к Нему, чтобы слышать слово Божие». Будем хранить в памяти это событие. Христос — посреди народа. Он говорит. Народ жадно слушает Его. Он не говорит что угодно и о чем угодно. Он говорит Слово Божие. Евангелие показывает нам первое предназначение Церкви — проповедь. То, что доныне Церковь пытается делать, было начато Христом. Проповедь Церкви — продолжение проповеди Господней, и она имеет то же содержание. Будем молить Господа, чтобы Он даровал нам любовь к Его слову, жажду слушать Его.

Далее нам показано, что Господь «увидел две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети. Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки». Перед нами — очень конкретная, очень реалистическая картина. Но также и глубоко символическая. Лодка создает некоторое расстояние между Христом и народом, подчеркивая величие Господа, Который говорит теперь, восседая. И Он говорит из лодки одного из Своих будущих ближайших учеников. Среди огромной толпы учеников Евангелие выделяет тех, кто станут «Двенадцатью» и получат именование апостолов. Отсюда по воле Господней начинается святая соборная и апостольская Церковь, к которой мы с вами принадлежим. Иерархическая структура Церкви, доныне существующая, может кого-то радовать, а кого-то приводить в раздражение. Между прочим, католические богословы любят подчеркивать, что в центре данного повествования находится Симон Петр, от которого Римская Церковь якобы получила исключительные преимущества и первенство. Но стремление к первенству власти в духовной жизни очень небезопасно. Мы знаем из истории, что римские папы нередко обладали огромной светской властью по образу князей мира сего. И к каким печальным последствиям это приводило — тоже всем известно. Может быть, и к единству Церквей кто-то стремится сегодня по тем же самым причинам. Но мы сейчас говорим о другом, о более глубоком и важном. Рассуждая богословски, апостольское устроение Церкви идет от Христа. Священник в Церкви — прежде всего не начальник, не высшее иерархическое лицо, какое бы место он ни занимал в ней, а служитель, таинственно представляющий Христа Служителя — Слугу, как Он называет Себя на Тайной Вечери. Священство — знамение этой тайны, таинство Иисуса Христа. Священник среди множества Христовых учеников — это знак, что мы не завоевываем благодать или Слово Божие, но принимаем этот дар от Бога. Страшная ответственность лежит на священнике. Он представляет в таинствах Самого Христа.

 

Нет ли у нас сегодня опасной склонности умалять значение проповеди Церкви, лишать ее таинственного, таинственного, священного измерения? Видеть на амвоне только человека, который говорит, забывая о Том, Кого он представляет, и представляет благодатно и действенно? Церковь дерзновенно исповедует, что Христос присутствует во всех наших богослужениях через священника. Это Христос говорит, когда читается Священное Писание. Это Христос совершает крещение, когда крестит священник. Божественная литургия есть осуществление священнического служения Спасителя, отмеченное зримыми знаками Его присутствия. Спросим себя: как мы молимся за нашего патриарха, за наших епископов и священников, чтобы они были всегда достойны своего призвания?

Эта лодка Симона, пришвартованная в бухточке Капернаума, была, наверное, ветхим, со многими повреждениями, много раз залатанным суденышком, самой обыкновенной, убогой человеческой лодкой. Но Господь входит в эту лодку и говорит из нее. О, эта таинственная лодка, этот корабль, Церковь Господня — столь человеческая и столь Божественная одновременно!

«Когда же Господь перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину, и закиньте сети свои для лова». В Священном Писании море обыкновенно — страшное место, символ адских бездн, область инфернальных чудовищ. Таким оно предстает в книге Бытия, в псалмах, в книгах Иова, Ионы пророка, в Апокалипсисе. Сколько рыбаков, моряков, сколько капитанов поглощены зияющим зевом моря! Вы слышите, как Господь говорит: «Лодка Моих учеников, корабль Церкви, плыви навстречу опасностям моря, навстречу опасностям мира, оставь безопасность берегов, заплыви на глубину». Да будет дана нам от Господа способность рисковать!

«Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть». Служение Церкви абсолютно превосходит человеческие силы: подлинный ученик Христов слушает слово Божие, даже если оно требует от него то, что невозможно понять.

«Сделав это, они поймали великое множество рыбы, и даже сеть у них прорывалась. И дали знак товарищам, находившимся на другой лодке, чтобы пришли помочь им; и пришли, и наполнили обе лодки, так что они начинали тонуть». Евангелие показывает исключительный сверхчеловеческий характер этой ловли: сети прорывались, требовалась помощь со стороны, две лодки наполнились до предела и начали тонуть. Единственное, благодаря чему Церковь может достигнуть успеха, — безоглядная вера слову Христову. Они должны это запомнить, отважные рыбаки — Христовы ученики. Здесь, в рыбацком деле, где они были уверены, что знают все, Христос покорил их, показал, как ограничены их возможности: без Него они не могут ничего.

«Мы трудились всю ночь и ничего не поймали». Мы тоже, плывя в нашей лодке каждодневных трудов, должны бы уступить место Христу. И быть готовыми забросить сети там, где сами мы никогда бы не решились. Нам открывается глубокий смысл всех наших поражений и неудач — это скорбное и смиряющее нас время, которое избавляет нас от самих себя, освобождает от иллюзий нашей собственной значимости. Так в определенные моменты нашей жизни Господь дает нам принять прекрасный риск веры — чтобы мы могли исполнить наши земные обязанности, чтобы любить, невзирая ни на что, данного нам Богом супруга, чтобы принять посланное нам дитя, чтобы перенести все испытания, или даже просто терпеливо перенести один бесплодный день нашей жизни, когда мы трудимся изо всех сил, ничего не достигая. Мы должны заплыть на глубину, подвергнуть себя тому риску, который Господь требует от нас.

Церковь никогда не должна сомневаться. «Увидев это, Симон Петр припал к коленям Иисуса и сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный. Ибо ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб, ими пойманных». Евангелие предваряет здесь имя Симона — Петр, которое Господь даст ему позднее, когда в Кесарии Филипповой тот исповедует веру в Него как в Сына Божия. И Христос уже именуется Господом — Тем, Кем Он явится в славе Воскресения. Перед присутствием Божиим человек всегда испытывает странный ужас. «Горе мне! погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами», — говорит Исаия (Ис. 6, 1—8), когда слышит пламенеющих серафимов, восклицающих: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его!»

Мы помним, как жители Назарета требовали от Бога чудес. Истинного ученика Христова охватывает страх и трепет, когда он становится свидетелем чуда, и он молит Бога удалиться от него. «Выйди от меня, Господи! — умоляет Петр, — потому что я человек грешный». Позднее, при пении петуха, он еще глубже узнает, насколько он грешник. Снова вспомним о притязаниях католиков быть наследниками Петра, об их догмате примата и непогрешимости папы. Тот, кого они любят называть «первым папой», — человек грешный. Раньше Петр был исполнен уверенности в себе, но встреча со Христом открыла ему, как он мал. Этого человека, сознающего свою незначительность, и еще такого же — Павла, который сказал, о себе: «От них же грешников я первый» — Господь уготовал стать первоверховными апостолами Своей Церкви. Чудесный лов рыбы после Воскресения Христова завершится воспоминанием тройного отречения Петра и тем же доверием Спасителя, дающего высокое служение этому грешнику.

Далее Евангелие называет «также Иакова и Иоанна, сыновей Зеведеевых, бывших товарищами Симону». Эти апостолы упоминаются, чтобы мы знали, что и они пережили этот странный ужас. Это те самые Петр, Иаков и Иоанн, которые сподобятся страшного преимущества быть свидетелями воскрешения дочери Иаира, преображения Господа на горе Фавор и Его Страданий в Гефсиманском саду.

Страх и трепет перед священным, кажется, исчезают сегодня. Но это не исчезновение. Это замена. Когда теряется страх Божий, на его место приходят разного рода ужасы и страхи — перед ядерными войнами, перед стихийными бедствиями и террористическими актами, перед жизнью и смертью, перед будущим.

«И сказал Симону Иисус: не бойся». Это слово утешения, которое в Священном Писании всегда говорят небесные существа человекам, сподобившимся посещения Божия. Это также то, что всегда будет говорить Спаситель после Своего Воскресения. «Отныне будешь ловить человеков». Согласно символике моря, о которой мы говорили вначале, речь идет о спасении людей от адских бездн. В этом — служение Церкви. Человечество — жертва страшных сил, ищущих его поглотить. Мы призываемся быть «ловцами человеков», спасать их.

Чем заканчивается сегодняшнее Евангелие? «И, вытащив обе лодки на берег, оставили все и последовали за Ним». Истинное чудо — не лов в открытом море. В человеческих сердцах открывается великий риск веры, который эти первые ученики Христовы принимают, чтобы следовать за своим Господом, оставив все.

Сегодня Церковь совершает память двух великих служителей Христовых — апостола Иоанна Богослова и святого патриарха Тихона. Их дивным образом соединяет Крест Господень. У Креста стоит апостол Иоанн Богослов вместе с Божией Материю, и таким он будет в сознании Церкви до скончания века, пока не явится во Втором и славном Пришествии Спаситель мира. «Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того?» — говорит Христос о возлюбленном ученике, имея в виду, что тот до конца приобщился любви Христовой. Он приобщился ей до конца подлинным отвержением греха, совершенным покаянием. В нашем храме есть икона, написанная по откровению свыше художником Володченко в Харбине в 1930 году, где у Распятия Христова изображены патриарх Тихон и царь-мученик Николай II со стоящим за ними бесчисленным сонмом новых мучеников и исповедников. Подобно тому как прославилась наша Церковь несравнимым ни с чем подвигом мученичества и исповедничества, так их предстательством может явиться новая слава Церкви Русской в подвиге покаяния. Но это покаяние может быть дано только Крестом Христовым и нашим принятием его.

Протоиерей Александр Шаргунов


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика