Религия

Проснуться и бодрствовать

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Слово в Неделю о Страшном Суде

Скоро будет Страшный Суд, как Церковь называет его, и в то же время, мы постоянно это повторяем, он — не в далеком или близком будущем, он совершается непрерывно, каждый день и каждый час, и каждое мгновение. О, если бы этот Страшный Суд любви — всей новизны, которую Спаситель явил нам, — охватывал всю нашу жизнь! Почему же мы живем им только в редкие моменты?

Да, мы все знаем, что не можем любить так, как Христос заповедует нам. Но мы знаем также, иногда нам дается это благодатно узнать, что любовь, которая есть Бог, — вся любовь изливается в сердца наши Духом Святым. Вопрос в том, почему мы забываем об этом. На пороге Великого поста, который начнется через неделю, постараемся напомнить себе о двух обязательных характеристиках этих спасительных дней.

Эти две характеристики, два обязательных требования — проснуться и бодрствовать. Да, проснуться. «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши, конец приближается». В самом деле, если любовь, о которой говорит Христос, — все в нашей жизни, если Христос умер за нас и воскрес, чтобы дать нам жизнь, если мы сознаем, что это и есть любовь, то мы должны также осознать, что мы больны. У нас больные глаза, как у слепых от рождения. Наш взгляд должен различать в каждом человеке единственную личность, созданную по образу Сына Единородного. И если мы не видим этого, значит, мы смотрим не туда, наш взгляд обращен только на нас самих, мы замкнуты на себе. И в этом заключается наша болезнь.

«Господи, когда мы видели Тебя больным, в темнице, нагим, голодным?» Речь идет о том, чтобы видеть. Почему мы не видим? Потому что у нас больные глаза, у нас отсутствует внутреннее зрение. Мы хорошо знаем, в лучшие моменты нашей жизни с другими, что в той мере, в какой мы их любим, мы ясно их видим, мы их приемлем, и мы узнаем в них тех, кем они являются. Но обыкновенно мы воспринимаем их поверхностно, потому что не постигаем глазами нашего сердца очевидность присутствия в них живого воскресшего Христа, Который в каждом человеческом существе остается раненым, убитым, не узнанным нами.

Завтра святая Церковь совершает память праведной Матроны Московской. Тысячи и тысячи людей непрерывным потоком идут к ее мощам, отзываясь на ее молитву. Будучи слепой от рождения, еще во время земной жизни она была просвещена духовно и видела ясно нужды всех, кто обращался к ней за помощью. Не оставляя своего дома, она уже тогда исполняла заповедь Господню: «Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне».Только благодатью Святого Духа дается нам великий дар света, открывающий очи нашего сердца. Мы молим об этом даре всякий раз, когда читаем Евангелие: «Возсияй в сердцах наших, Человеколюбче Господи, Твоего Боговедения нетленный свет, и мысленная наши отверзи очи, во евангельских Твоих проповеданий разумение». Это дух нашего усыновления. Замечаем ли мы, что взор младенца всегда ищет присутствие кого-то, и не успокаивается, пока не увидит его? Такой детский взор Дух Святой хочет разбудить в наших сердцах, чтобы мы всегда узнавали присутствие с нами Господа Иисуса Христа.

Он дает нам избыточествующую благодать и то, через что мы можем обрести ее. Так всякий раз, когда мы входим за литургией в тайну смерти и Воскресения Христа, мы молимся о том, чтобы дано было нам Его узнать, как ученикам в Эммаусе при преломлении хлеба и в служении нашим ближним.

Ибо одним и тем же взглядом должны мы смотреть на престол нашего ближнего, который голоден. И который не голоден. Он дает нам также власть Своего Слова, власть слышать Его, и, более того, видеть Его, ибо Его Слово — наш свет. И нам дается также созерцать светоносное Слово Отчее в иконах. Ибо каждая икона — икона Христа всецелого, как говорят о Церкви святые отцы, во всех Его членах.

Будем просить Духа Святого, чтобы Он разбудил нас. Чтобы наш взгляд мог проникать дальше внешней видимости, какой бы она ни была, и узнавать Господа Иисуса Христа в этой живой иконе и в каждой человеческой личности.

Если мы будем так разбужены, мы сможем исполнить и второе требование Великого поста — бодрствовать. Бодрствовать со Христом, бодрствовать, потому что мы в ночи, потому что мы во мраке смерти в этом мире. То, что окружает нас, настойчиво напоминает нам об этом. Мы должны бодрствовать с нашим Господом. Через несколько дней мы начнем наше восхождение с Ним в Иерусалим, к Его смерти и Его Воскресению.

В течение Великого поста и вследствие тех событий, которые мы переживаем, приложим все усилия, чтобы бодрствовать рядом с Ним в Его предсмертных Страданиях. В глубине ночи, той ночи, где Господь молится всем Своим существом. И Он просит тех, кто рядом с Ним, бодрствовать с Ним. Мы знаем, что произошло: они заснули. Мы, которым теперь по дару Пятидесятницы дано несравненно больше, чем тогда Петру, Иакову и Иоанну, можем бодрствовать. Но у нас находятся всегда десятки предлогов, чтобы не молиться или отложить молитву. Даже краткую и непрестанную молитву сердца, которую мы можем совершать среди любых наших занятий и разговоров, и мы не учимся бодрствовать, наше сердце остается пустым, потому что оно — вовне. «Я буду молиться Тебе, Господи, но позже, я буду стараться предавать все в Твою волю, но подожди немного. А сейчас у меня есть кое-что поважнее». Мы помним, как боролись с подобным искушением даже такие великие избранники Божии, как блаженный Августин, прежде чем они могли всецело обратиться ко Господу. «Бдите и молитесь, да не внидите в напасть». Мы должны устоять в этой молитве. Господи, помоги нам!

Среди того, что происходит в мире и у нас в России, и всюду, христианская молитва это бодрствование со Христом в Его Страданиях, и они должны идти впереди всего в нашем сражении со смертью. Молитва, говорят святые отцы, — это сражение любви. И мы, каждый в меру своих дарований, призваны быть на первых рубежах в этом сражении любви против греха, чтобы были живыми все чада Божии: голодные, жаждущие, больные, пребывающие в темнице.

В сражении молитвы мы остаемся немощными, мы никогда не умеем молиться. Вот почему мы должны обращаться к Духу Святому. Потому что Он ходатайствует за нас в наших сердцах воздыханиями незреченными. Где нет любви, там нет еще молитвы. Молитва — это молчаливая любовь, которая все дает.

В течение наступающей седмицы, и всегда, будем повторять этот псалом: «Я буду искать лица Твоего, Господи» (Пс. 26, 8). Мы не должны искать его, закрывая глаза и абстрагируясь от мира, но широко, по-детски раскрывая наши глаза, просвещенные Духом Святым. Во Христе Иисусе мы видим Лик Отчий. А Христа мы можем узнать в каждом из наших ближних. «Кто видел брата своего, тот видел Бога».

Протоиерей Александр Шаргунов


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика