Религия

На пересечении дорог

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Слово в Неделю 35 по Пятидесятнице

«Учитель благий, что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» — спрашивает Господа некто из начальствующих, горя духом, готовый заплатить за Царство неземное любую цену. И Господь назначает цену: раздай все, что имеешь, нуждающимся и будешь иметь сокровище на небесах. Но надо сделать это свободно и сознательно, пока не пришла смерть, и не настал срок платежей, когда мы должны будем отдать все, что имеем, хотим мы этого или не хотим. Чтобы не получилось с нами, как с другим известным нам евангельским богачом, который размечтался о своем благополучии на земле, в то время когда смерть уже входила в его дом, чтобы насильно отнять у него все.

«Вот, мы восходим в Иерусалим, — говорит Господь Своим ученикам после беседы с внезапно опечалившимся из-за невозможности расстаться с земным богатством человеком, — и совершится все, написанное через пророков о Сыне Человеческом, ибо предадут Его язычникам, и поругаются над Ним, и оскорбят Его, и оплюют Его, и будут бить, и убьют Его: и в третий день воскреснет» (Лк. 18, 31—33). Страшно впереди, и вся наша жизнь есть восхождение к Иерусалиму, к смерти. Когда Крест и смерть Господа приближались, ученики испытывали ужас и потрясение. Они просто не могли вместить того, что Он говорит. Они видели в Нем Царя-Победителя, сокрушающего всех врагов и утверждающего Свою власть в Иерусалиме.

То, что с нами произойдет, издалека видно, за много дней, и если повернуть назад, кажется можно всего избежать. Посмотрите: этот богатый человек стоит на перекрестке. Он как будто готов был идти вон по той дороге, да он уже шел по ней, но случай один помешал.

Однако для христианина не существует случая — существует таинственный князь мира сего, скрытая власть которого над душой этого человека обнаружилась, когда он подошел ко Христу. Корень всех зол, сребролюбие, дает страшные, не всегда сразу различимые побеги. И каждая душа человеческая, и вся история человечества исполнены пронзительной печали об этом.

Все происходит очень постепенно, но вот мы видим, как в наше время внезапно наступает ускорение. То, что казалось невозможным только вчера, становится возможным сегодня. В течение последних лет мы являемся свидетелями невиданных, непредвиденных перемен в России и в Европе. Кто мог предвидеть, что крушение коммунизма, той утопии упования на земное, о которую споткнулся евангельский благочестивый богач, произойдет так быстро, на наших глазах! Кто мог предвидеть, что новая, угрожающая еще более страшными катастрофами утопия, суть которой определяется самим значением этого слова — «нигде», захватит вместе со всем миром и полуразрушенную Россию? Что будет с миром через десять-двадцать лет, и будет ли мир вообще?

 

Быть или не быть — вот в чем вопрос. На всех языках мира после глагола «быть» второй по значению — глагол «иметь». Как научиться иметь, чтобы быть, а не наоборот, иметь, чтобы не быть, то есть жить для смерти? Смерти не только в духовном, но и в земном, очевидном для всех смысле.

Это «наоборот» обладает большой разрушительной силой. С одной стороны, говорят нам, человечеству угрожает демографический взрыв, перенаселение земли, которое с точки зрения экономистов страшнее атомной войны, потому что нечем будет питаться и люди, наверное, начнут пожирать друг друга. С другой стороны, по той же самой причине происходит резкое снижение рождаемости. Вымирание России по существу — экономический геноцид. И утопия, «нигде», означает ад, когда никто уже почти не ужасается этим ежегодным по официальной статистике миллионам убитых во чреве детей в нашей стране, поскольку человеческое существо, образ Христа, рассматривается отрицательно, в чисто экономическом расчете. И уже кажется естественным количество разводов, разрушение более половины семей, которые прочно связали себя с прогрессом материального порядка. И все более торжествуют идеологи новых программ, которых интересуют только пространство и ресурсы, а не люди.

Сколько было попыток, не исключая и самых недавних, в течение XX века, отнять у человека Богом данное ему достоинство! Но во всех случаях они недоучли одной вещи: они думали, что всех и все можно купить, делали ставку на полное скотство людей, на полное людоедство. Но история имеет двойной прогресс — добра и зла. Да, зло становится все более зрелищным и зловещим, и в то же самое время мы видим самые изумительные проявления добра.

Непредвиденность — закон в чисто человеческом плане, но Христос — всегда Начальник жизни и Господин истории. И в действительности нравственные силы, которые есть в идущем за Христом человеке или человеке, еще не нашедшем Его, имеют гораздо большее, чем воображают, влияние на ход всех событий. Эти события свидетельствуют о человеческой свободе: что бы ни происходило, мы свободны, и свобода влечет за собой неожиданные последствия.

Этот богач из сегодняшнего Евангелия стоит вместе с нами на пересечении дорог. В истории есть повороты, и мы переживаем один из них — быть может, самый решающий поворот. Что нам делать, чтобы наследовать жизнь вечную, чтобы иметь истинную жизнь на земле?

«Две заповеди дал нам Господь, — говорит преподобный Антоний Великий, память которого вчера совершала Церковь. — Две заповеди, но любовь одна, и постигается эта любовь Духом Святым. Один Дух — два дара. Дух, данный вначале, не отличается от Того, который мы получаем потом. Это не разная любовь, но Бог и мой ближний — не одно и то же, поэтому любовь к Богу упоминается первой, а к ближнему — второй. Но мы начинаем со второй, чтобы достигнуть первой».

«Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» — говорит Писание (1 Ин. 4, 20). И преподобный Антоний Великий, двадцатилетним юношей услышав за Божественной литургией Евангелие, то самое, которое слышали сегодня мы, воспринял Духом Святым это слово, как обращенное лично к нему. И выйдя из храма, вначале продал имение, которое он получил от родителей в наследство и раздал нищим, а затем последовал за Христом в пустыню и в течение восьмидесяти пяти лет был там, в нечеловеческом подвиге поста и молитвы научаясь тому, как он нищ, и наг, и слеп, и как милостив Господь, и что любовь к Богу и к человеку неразделима.

Дважды покидал он пустыню: один раз во времена гонений на Церковь, открыто исповедав себя христианином, и второй раз, когда еретики, пользуясь его высоким духовным авторитетом, стали распространять клевету, что он поддерживает их лжеучение. Он пришел в Александрию и в присутствии архиепископа и всего народа обличил еретиков.

Чтобы начать восхождение, нам необязательно уходить в пустыню. Мы должны прежде всего, как говорит святитель Игнатий (Брянчанинов), понять свое время. В последние времена — все мы помним это пророчество — люди будут спасаться не столько подвигами, сколько скорбями и хранением непорочно истины среди лжи. Враг не обязательно будет покушаться на догматы, и требовать прямого отречения от Христа: ему достаточно будет даже косвенного нашего отречения от Господа, от правды Христовой. И будут небывалые бедствия: зло, вырастающее из своего корня, раскроется с полной силой. Ложь, открыто и нагло попирающая святыню совести человеческой, явится страшнее злейшей ереси.

Если мы останемся безучастными к этим бедствиям, если не начнем с того, чтобы в меру свою исполнить то, что сказал Христос богачу, мы не сможем пойти вслед за Христом. Но и в течение всей своей последующей молитвенной жизни нам надо учиться готовности отказаться от всякого своего духовного благополучия, чтобы разделить с другими их страдания и увидеть, что это Господь восходит впереди нас в Иерусалим, и следовать за Ним до Креста, до смерти, без которых нет Воскресения.

Протоиерей Александр Шаргунов


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика