Религия

Великий покаянный канон преп. Андрея Критского

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Чистый понедельник

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Какие поразительные слова в Великом покаянном каноне преподобного Андрея Критского! Понимаем ли мы их, слышим ли, или просто произносим как красивые стихи? Существуют ложные грешники, которые называют себя «великими грешниками», «без числа согрешившими». Но внутри себя они не сознают, что это такое, не испытывают ни печали, ни угрызений совести. Для таковых нет покаяния, даже если они каждый день произносят тысячи молитв, ибо Христос — искусный Врач, умеющий отличать настоящего больного от притворного.

 

Христос пришел в мир не водою только, говорит апостол Иоанн Богослов, но водою и кровью. Прежде всего водою, чтобы омыть кровоточащие раны греха, раздирающие сердце человека, а затем Своей Пречистой и Животворящей Кровью, чтобы исцелить его от смертельной болезни и восставить живым.

Пророк Исаия сравнивает наши грехи с багряным цветом: «Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю» (Ис. 1, 18), — слышали мы сегодня утром. Это есть образ такого кровотечения греха, который сообщает жизни человека цвет смерти. Истекающий кровью человек погружается в состояние отчаяния и страха. Таковы грешники, совесть которых кровоточит, и слово Божие зовет их войти в бесконечную глубину Божественного прощения и милосердия. Ради них Христос сошел с небес на Голгофскую гору, чтобы призвать их к покаянию.

Христос пришел взыскать подлинных грешников, тех, кто изнемогает под тяжестью мук, не притворщиков, которые изображают из себя кающихся, чтобы их хвалили и прославляли за то, чего они не имеют. Христос пришел «отпустить пленных на свободу», и Он сошел, чтобы взыскать их в самых темных и сокрытых местах преисподней. Но если ты не сознаешь себя заключенным в темницу греха, если ты не узнал еще, что такое тьма греха, если ты не проснулся еще от ужаса греха, как можешь ты «из глубины воззвать ко Господу»? «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши, конец приближается и имаши смутитися», молимся мы, преклонив колена, в середине канона. А начинаем его восклицанием: «Откуда начну плакати окаяннаго моего жития деяний?» Если ты не начнешь плакать и рыдать от несчастья греха, как услышит тебя Спаситель?

Христос пришел даровать зрение слепым. Если ты не увидел еще слепоту своего сердца, если не ощутил еще себя лишенным Божественного света и, будучи сам слепым, дерзаешь открывать глаза другим, как может Он восстановить твое зрение и даровать тебе свет?

Начало покаяния, говорят святые отцы, — видеть свои грехи, бесчисленные как песок морской. Основание покаяния — осознание греха, вопль скорби за содеянные нами преступления, скажем больше, — пребывание на грани отчаяния от отсутствия света. Только так можно узнать, что Христос — истинный свет, просвещающий и освящающий всякого человека, приходящего в мир. И что милосердие Его непобедимо ничем. Аминь.

Чистый вторник

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Каждый год, когда начинается Великий пост, мы должны спросить себя: действительно ли мы хотим участвовать вместе со всею Церковью в этом Посте или нет? Готовы ли мы понудить себя жить подлинным постом или нет?

Чтобы жить подлинным постом недостаточно благочестиво соблюдать все правила, воздерживаться от скоромной пищи и быть на всех главных богослужениях в течение этого времени. Требуется большее. Необходимо прежде всего спросить себя, есть ли у нас решимость приложить все усилия, чтобы жить с Богом на той духовной глубине, которую Он будет нам открывать. Ибо таким должен быть добрый православный пост.

Чтобы жить на такой глубине, мы должны приготовиться к строгому испытанию своей жизни и задаться вопросом, как можем мы улучшить ее, чтобы она более соответствовала ожиданиям Божиим. Всегда ли я на добром пути? Каковы мои отношения с Богом? А также с ближними, начиная с моих домашних. В какой мере озабочен я тем, что происходит с другими, действительно ли я правдолюбив и готов направлять их к примирению, к миру и прощению. Всегда ли забочусь о своем духовном возрастании и о том, чтобы свидетельствовать о Христе там, где я живу.

Эти вопросы должны быть поставлены осмысленно, и они должны получить серьезный ответ в течение Великого поста. Так легко, кажется, жить христианской жизнью — такой знакомой, обыденной, привычной. Так легко жить христианством исполняя все внешнее. Но Великий пост предлагает нам подлинную встречу с Богом. Великий пост должен стать, выражаясь современным языком, моментом истины.

Великий пост ведет к Пасхе. Одна из главных целей Поста — приготовить нас к обновлению нашего исповедания крещенской веры, когда наступит Страстная седмица и Пасха. В конце Поста Церковь спросит нас: «Веруете ли вы в Бога, Отца, Сына и Святого Духа? Веруете ли вы, что Христос после принятия Им Крестной смерти воистину воскрес? Веруете ли вы, что Он Спаситель мира? И что Он присутствует посреди нас? Веруете ли вы, что Он единственный источник надежды для всех людей во все времена и как никогда сегодня? Готовы ли вы всегда следовать за Христом? Исполнены ли решимости исполнять на деле заповеди жизни, которые Он открывает Своим учением и всей Своей жизнью?

Очевидно, мы могли бы ответить на все эти вопросы прямо сейчас, как если бы они не представляли для нас ничего затруднительного. И это было бы признаком, что мы не воспринимаем по-настоящему время Великого поста. Если мы воспримем серьезно время Поста, все будет несколько иначе, потому что нам необходимо будет освободиться от всего, что удаляет нас от Христа. Мы должны будем очистить наши сердца. Нам надо постараться, чтобы перед нашими глазами всегда стояли слова Евангелия Христова. Мы должны будем утвердить нашу волю в следовании за Господом.

Тогда наше исповедание веры не будет привычным. Это будет глубокое и серьезное вхождение в новую жизнь. Это будет происходить на глубине нашего подлинно кающегося сердца, и потому включать в себя всю жизнь со всеми последствиями этого выбора для каждого дня.

А пока мы не можем сказать, что мы находимся на высоте того, что Христос ждет от нас. Или мы уже исполнили заповедь: «Будьте совершенны, как Отец ваш Небесный совершен»? Только безрассудные и ни о чем не задумывающиеся люди могут думать, что все у них в порядке. Мы, говорят они, соблюдаем все: ходим в церковь каждое воскресение и даже чаще, у нас со всеми добрые отношения, мы не являемся соблазном ни для кого из окружающих нас людей.

Мы должны увидеть, что нам угрожает привычка ко святыни, теплохладность, превращение небесного чуда в земную обыкновенность. Превращение непостижимого страшного Святого Бога в бога с маленькой буквы, в идола. Поклонение идолам — это такой образ мысли и жизни, который обесчеловечивает нас и делает закрытыми для мира Божественного. Все исполнять в Церкви, как полагается, и жить всегда для себя и почти никогда для других, не давать места Богу в своей жизни, соглашаться с общепринятой ложью и отказываться противостоять ей, не беспокоиться по поводу наглого торжества зла и несправедливости, питать себя обильно удовольствиями и всеми земными благами, не особо печалясь, что наш народ умирает, и рядом со мной ближний мой погибает, жить по своей воле, лишь иногда поглядывая на Бога и на небо, — разве это не признак того, что идолы взяли над нами немыслимую власть?

Великий пост ставит нас перед высшей истиной и правдой, наступает время испытания нашей жизни в свете Слова Божия. Нам дается возможность встретиться с Богом, или не встретиться с Ним никогда ни здесь, ни в вечности. Пусть наш ответ Церкви в конце Поста на заданные вопросы — о нашей вере, надежде и решимости всегда идти за Христом — будет дан не одними устами, а по вдохновению Духа Святого. Аминь.

Чистая среда

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Начался Великий Пост, и мы должны приготовиться к искушениям. «Неискушен неискусен». И Великий Покаянный Канон напоминает нам о том, что жизнь всех без исключения людей — не что иное как искушение. Кто не знает искушение зависти, злобы, неверия, нечистоты и других искушений вплоть до бунта против Бога? Однако слово Божие говорит о большем. За искушениями, которым подвергся Сам Христос, присутствует некто. Священное Писание называет его без обиняков, диаволом. Он существует, этот искуситель, который не любит человека, который ищет как подтолкнуть его к падению, потому что он не хочет, чтобы людям было хорошо. И потому что он завидует нашему счастью быть с Богом. Мы имеем дело с ним во всех сражениях нашей жизни, он неотступен, он не знает отдыха. Пока мы не победим его. Господь показал нам, что это возможно.

Вы помните, как Он это сделал в конце сорокадневного поста, трижды искушаемый диаволом. Диавол высматривает наши уязвимые места, но он тщательно маскирует всегда свои нападения, он мастер обмана. Он поблескивает своими побрякушками перед нашими глазами, чтобы привлечь внимание. Трижды Господь отвечает диаволу Словом Божиим. «Не хлебом единым жив человек». Пища — это то, что жизненно необходимо. Но быть в согласии с Богом — в этом заключается вся жизнь. «Не искушай Господа Бога твоего». Не делай ничего, за что ты не сможешь ответить перед Богом. «Богу единому поклонись» — не поклоняйся людям, не делай идола ни из кого и ни из чего. Тем более из диавола.

Господь противостоял искусителю, и тот оставил Его до времени. То, что было абсолютно новым в Господе — это Его любовь, которую Он принес на землю. Он любил Своего Отца Небесного такою любовью, которой не было никогда ни у Адама, ни у одного человека. Эта любовь не могла позволить Ему уступить искушению. Но она не облегчала искушение. Напротив, более, чем все люди, вместе взятые, Он был искушаем. Даже до смерти и смерти Крестной. Единственная возможность для Него победить искушение была умереть. Но умереть любовью к Отцу Небесному и ко всем людям. «Отче, в руки Твои предаю дух Мой».

Можно победить диавола. И Господь показал, как это надо делать. Не отступать от Бога ни в чем. Нам не удастся быть всегда верными Богу. Бывают моменты, когда мы уступаем искушению. Но Господь будет всегда верен нам, Он постоит за нас, если мы призовем Его на помощь. Поистине Он победил диавола в пустыне сорокадневным постом ради нас.

Будем помнить об этом всегда. Будем бежать поводов ко греху и укреплять наше противостояние диаволу. Словом Божиим, молитвою и постом. Но ученик не более своего Учителя. Кроме Христа, есть один только способ избежать искушения, подсказываемый диаволом: пойти дорогой Адама и уступить искушению. Это самообман, потому что рано или поздно даже для самых ожесточенных грешников не будет иного пути, как проходить через искушение, преодолевая его, может быть, в предельном отчаянии, — но вместе с Господом.

Наш час неизбежно придет, и мы встанем лицом к лицу с врагом. Это будет наша Страстная седмица. Но Великий пост для того и существует, чтобы приготовиться к ней. Чтобы мы могли научиться у Господа Словом Божиим отвечать на все искушения. И молиться непрестанной, исполненной доверия Богу молитвой: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя». Как Он говорит в час последнего искушения в Гефсимании: «Бдите и молитесь, да не внидите в напасть», да не будете побеждены искушением. Это будет дано нам по милости Божией. И по дару Христа мы узнаем, как Бог любит нас. И что всякое искушение не имеет никакого смысла, кроме как открыть нам эту тайну, явленную на Кресте и в Воскресении. Аминь.

Чистый четверг

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Покаянный канон преподобного Андрея Критского дает настрой молитве всего Великого Поста. «Помилуй мя, Боже, помилуй мя» — это воздыхание Церкви среди тропарей Канона — подобно словам молитвы преподобного Иоанникия: «Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый», которые он от избытка сердца произносил между строк непрестанно читаемой им Псалтири. Неслучайно каждая песнь и здесь завершается обращением к Пресвятой Троице. И это воздыхание, мы дерзаем сказать, — просто и всеобъемлюще, как молитва «Отче наш».

Часто говорят о том, как трудно молиться, и это, действительно, так. Мы помним слово преподобного Силуана Афонского: «Молиться — это кровь проливать». Но в самом начале Великого Поста мы хотели бы сказать несколько о другом.

Спрашивают, как научиться молиться, как если бы речь шла о решении какой-то задачи, в то время как подлинная молитва — та, которая исходит из глубины сердца христианина, принявшего смиренный дух усыновления. Постоянный вопрос: каково должно быть у нас точное правило. И святые отцы подтверждают это, говоря: «Умеренному правилу цены нет». Но при этом непременно добавляют: «Только не следует становиться рабом правила». Потому что можно набрать множество канонов, акафистов — ежедневно вычитывать их «читательной», как говорит святитель Феофан Затворник, молитвой, быть обвешенным ими с головы до ног, как Давид доспехами Саула. Мы знаем, что они оказались слишком тяжелыми для него, но Господь даровал ему победу над Голиафом иным — самым простым оружием. Самое существенное в молитве — дух покаяния, сердце сокрушенное и смиренное, и рождающаяся из него — чистота и простота любви. Подлинная молитва произносится языком младенцев. Что бы они ни лепетали, их отец с радостью внимает им, потому что этот лепет исходит из сыновнего сердца. Таков Дух Святой, Который воздыхает в нас воздыханиями неизглаголанными во время молитвы.

Господь говорит нам ясно и решительно: «Молитесь же так: Отче наш», остальное придет. Христианская молитва определяется не формулой, не местом, не чем-то еще, но прежде всего — личной встречей чада со своим Отцом. Апостол Павел настойчиво напоминает нам об этом: «Все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии. Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!»» (Рим. 8, 14-15). Этого довольно. Бог слышит нас. Не Он удалился от нас, мы удалились от Него. Если подлинным будет наше покаяние, Дух Святой коснется нас, и от избытка сердца возглаголют наши уста. Молитва — первая потребность души и высшая ее радость. Чтобы войти в молитву, надо освободить наши сердечные глубины от плена, в котором держит их мир, в то время как они должны быть отданы общению с Богом.

Таким образом, теряет смысл вопрос, сколько надо молиться и как часто ходить в храм. Не следует считать то время, которое затрачено на молитву. Лучше было бы для нас считать то, которое не отдано молитве. Нормально, когда считают часы труда, но человек, любящий свою семью, не считает часы, проведенные дома. Пока наша молитва не будет исходить из всего нашего существа, которое создано для Бога и все устремляется к встрече с Ним, слова молитвы будут только скользить по поверхности нашего сознания. Жизнь будет подобна колесу, ось которого проходит не по центру. Такое колесо будет кривым.

Возблагодарим Бога за эти святые вечера, которыми начинается наш сорокадневный путь ко Кресту Христову и Воскресению. Мы созданы для этого молитвенного стояния, для этой любви, для этой встречи с Богом, для этой сокровенности, для этого покаяния в грехах, которые мешают нам быть с Богом. Не надо искать ничего другого — ни здесь на земле, ни на небе. Эта связь с Богом — наше блаженство, наш центр, наша радость, наша жизнь. И кто знает эту тайну, не торопится выйти из нее, но хочет остаться в ней.

Так случается с нами, что мы порой усиленно ищем молитву там, где не находим ее. Быть может, мы ищем ее искусственно, в то время как она естественно проистекает из сердца, которое любит. Быть может, мы представляем ее слишком сложной, в то время как она проста. Быть может, она кажется нам слишком трудной, в то время как она легка. Быть может, мы исполняем ее как обязанность, как закон, в то время как она, прежде всего, — жизнь и дыхание любви. Быть может, мы ищем Бога вдали, в то время как Он совсем рядом. Быть может, мы ищем Его в далеком небе, в то время как Он — в нашем сердце. Мы ищем Его в невозможном преодолении всего, что составляет нашу жизнь, в то время как преодолеть Его благодатью надо только грехи, и Он нас ждет на всех путях нашей жизни. Мы ищем Его за пределами всего, в то время как Он — в центре всего. Мы ищем Его как неприступного Бога, а это — наш Отец. Аминь.

протоиерей Александр Шаргунов


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика