Религия

«Восточные духовности» и христианство

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Протоиерей Александр Шаргунов
 


Вследствие грандиозной коммерциализации, а также соблазна, которые представляют «восточные духовности» для значительного числа неутвержденных в истине христиан, следует упомянуть отдельно о различных техниках медитации, импортированных с Востока.  Следует отметить масштаб этой деятельности, которую нельзя назвать иначе как эпидемия (книги, брошюры, собрания) и одновременно некоторую ее конспиративность. Христиане должны знать об этой угрозе.

Эти техники невозможно свести к простым упражнениям нейтральной релаксации. Они имеют чисто духовное измерение. Они претендуют на достижение внутреннего равновесия и гармонии, которыми дается мудрость «нового сознания»: человек имеет возможность обнаружить свое бессмертное «я» и обрести «бессмертие» в этом мире. Иными словами, предлагается духовность, где «божественное» регулируется самоконтролем.

Духовный опыт, обретенный посредством техник, ведет к полной духовной автономии, радикально противоположной Искуплению — дару любви от Воплотившегося Бога, который принимается с покаянием и смирением. Восточные духовности созвучны пелагианскому волюнтаризму — древней христианской ереси. В них то же самоутверждение — надежда на собственные силы, и они абсолютно противоположны евангельской детскости всецелого упования на Бога.

Сочетание этих техник с христианской молитвой есть фальсификация молитвы, имеющей видимость прикосновения к невидимому. Это так называемая «религиозная медитация». Личная и живая связь со Христом исчезает в безымянности и космическом слиянии с «божеством».

Невозможно ни оторвать эти техники от религиозной почвы, где они формируются, ни отделить от их философского контекста. (Ни, тем более, честно отделить хатха-йогу от всей йоги, предлагающей более чем образ жизни — духовное видение мира). Позы — никогда не нейтральны. Занимающиеся йогой знают более чем кто-либо, какое влияние оказывают они на душу. И поскольку эти позы сами по себе представляют отдельную духовную традицию, можно догадаться, на каких условиях подчиняется им душа человека. (Настоящие йоги знают, но предпочитают умалчивать об этом). Вера христианина, дерзнувшего использовать эти техники, не может не подвергнуться искажению.

Стараясь придать новую цену телу, они неизбежно обесценивают Боговоплощение — тайну Превечного Слова, ставшего плотью, и все действия Святого Духа в Церкви — в таинствах, в богослужении, в значении символов и икон.

Горделивый поиск собственных духовных достижений исключает смиренный путь, избранный Богом, чтобы достигнуть нас такими, какие мы есть.

Исходя из себя, из своего тела, которое они надеются духовно развить с помощью этих техник, они отвергают преображение, предлагаемое Господом Иисусом Христом. Парадоксальным образом эти восточные религии по существу утверждают некое «развоплощение», камуфлируя идолопоклонческое отношение к телу. (Не говоря уже о тантре-йоге, все они, даже хатха-йога, единственная невинная по видимости, часто практикуются в эротической атмосфере). При овладении практикой тантра-йоги отпадает деление на черное и белое. Тантра, как утверждают ее апологеты, помогает человеку самосовершенствоваться. При этом энергию какого угодно желания подавлять не нужно.

Личность, как таковая, просто растворяется, и тело перестает быть таинством души, оно теряет свой священный характер. Наше тело призвано по дару Христа уподобиться Его телу. Известно, что в последние десятилетия на Западе (а теперь и у нас, особенно из тех, кто недавно перешагнул порог храма) возросло число христиан, которые «верят» в «перевоплощение». Однако тело человека относится к его личности, единственной и неповторимой. Оно не может быть легко заменимой оболочкой. И тайна воскресения во плоти абсолютно исключает учение о перевоплощении. Одним ударом отца лжи мы можем лишиться дара и воскресения тела, и смысла времени, и нашей свободы, и нашей ответственности. Все связано. Как бы ни превозносилось тело, там где отрицается тайна Боговоплощения, — по внутренней логике это означает презрение тела, а значит и распад его. И уничтожение всей человеческой личности.

При занятиях восточными техниками не остается никаких возможностей личных отношений с Богом. Будь то нирвана или что-то ей подобное, «озарение» достигается ценой «растворения крупицы соли в океане». В этой «бездне безличного» уже невозможна любовь. Но если духовное здоровье человека заключается в способности любить и быть любимым, не следует удивляться, что эти практики приводят к настоящим психическим расстройствам. (Большое число последователей «трансцендентной медитации», пройдя 5—6-летнюю практику, кончают жизнь самоубийством или попадают в психиатрические больницы. Свидетельства тех, кто прикоснулся к этому ужасу, должны призывать христиан к бдительности и к молитве — «избави нас от лукавого»). Утратив всякую связь с Богом Живым, Который не есть некое «божество», человек теряет даже способность личной самоидентификации. Когда «высшее существо» не имеет ни слова, ни лица, человек, поклоняющийся ему, теряет и слово, и лицо — у него нет больше имени, потому что никто уже не может назвать его, кто он есть. Он может стать буквально мычащим и рычащим, как евангельский персонаж, которым овладел дух глухой и немой. Он остается таким, даже если произносит как будто членораздельные звуки, даже когда, используя современные технические средства, обращается ко всему миру, — оттого что его слова лишены правды и смысла. «Имя мне легион», — говорит он, вернее, говорят за него те, кто занял его ум и сердце. У него нет больше лица, поскольку для него не остается Личности, образом Которой он является. Сам не зная, кто он, как может он исцелиться? Он вступает на бесконечный путь отчаяния: все личные отношения с Богом прерваны, отношения с другими людьми одним этим фактом погружаются во мрак. Упразднение Личного Бога приводит к замкнутости на себе, а не к выходу к другому. Вследствие отрицания самой Тайны Троичного общения наступает разрушение всякого общения.

Следует также предупредить об «опытах парапсихологии», часто используемых этими техниками. Кто однажды испробовал их, тот знает, как трудно они поддаются контролю личности. Речь идет о вещах хорошо известных для йогов — открытие чакр, выход в астрал и т.д. Легко убедиться, что они — той же самой природы, что экстаз, достигаемый наркотиками (ЛСД) и не менее разрушительны.

Наконец следует спросить, не являются ли техники восточных медитаций более тонким и более опасным видом соблазна обогащения, власти и обладания, чем деньги. Это духовное явление не может быть определено иначе чем предательство по отношению к распятой Божией любви, и поскольку речь идет о воплощенной любви — как духовный блуд, прелюбодеяние. Именно так, например, определял блаженный Августин занятие астрологией — это «принятие знаний от бесов, прелюбодеяние души, совершаемое в доме врага». И благословлял книги такого рода просто сжигать.

Особенно следует выделить «трансцендентную медитацию», самую наивную, но также самую опасную среди этих «техник». Видимость научности скрывает ее чисто «религиозный» характер. Вне сомнения, она открывает выход в демонический мир. Обряд инициации — настоящий культ идолопоклонства: принесение цветов и плодов к фотографии Гуру с чтением формулы посвящения на санскрите. Мантра, предлагаемая каждому, — обыкновенно имя индийского божества. Оно должно храниться в тайне под угрозой самых страшных наказаний. Одного этого достаточно, чтобы понять, какая духовная бездна погибели здесь таится. Согласно твердому мнению многих специалистов по восточным религиям, занятия дзен-буддизмом неизбежно приводят либо просто к безумию, либо к бесовской одержимости.

Самое главное, что мы должны увидеть: эти лжеучения, представляют более серьезную опасность, чем принято думать, — более серьезную, чем, например, марксизм, принесший в XX веке известные всем плоды и благополучно почивший, чтобы уступить место «философии пустоты», которая касается непосредственно наших личных отношений с Богом и оскверняет даже молитву. Находясь на уровне естественной мистики со всей ее двусмысленностью, они представляют собой язычество, соблазняющее своей «таинственностью» едва переступивших порог храма, и направляют их к ложной духовности. Эта опасность возникла в самом начале пути Христовой Церкви, и как никогда угрожает ей теперь. Но с новой силой звучит предупреждение апостола: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу» (Кол. 2, 8).

Как же мы говорим: «Свет Христов просвещает всех»? Да, он просвещает всех, кто не стремится вырваться из объятий света во тьму. Но слишком часто, к несчастью, люди, обманутые злом, — заменяют истину Божию ложью, и поклоняются, и служат твари вместо Творца (ср. Рим. 1, 25).


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика