Религия

Праздники

Слово на праздник Успения Пресвятой Богородицы

Рейтинг:   / 0

Тайна человеческого тела

Праздник Успения Божией Матери — завершение всех Богородичных праздников, которые мы совершаем в течение года. И того прославления Ее, которое мы приносим каждый день на утрени. Песнь Богородицы: «Величит душа Моя Господа и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем. Яко призре на смирение Рабы Своея, се бо отныне ублажат Мя вси роди».

Божия Матерь — первая из спасенных. Ее величание Господа под действием Божественной благодати есть не что иное, как приношение всей славы Богу: «Яко сотвори Мне величие Сильный, и свято имя Его». Ее единственная высота и красота — пребывание душой и телом в Божественной славе — это дар благодати Ее Божественного Сына. Божия Матерь не есть некая богиня, Она называет Себя смиренной Рабой Господа. И Ее песнь хвалы Богу исполнена смирения. Все, что Она имеет, исходит от Бога, Его дара, и возвращается к Нему в благодарении. Вот почему подлинное почитание Божией Матери постоянно возводит нас к тайне Христа. Чтобы постигнуть Ее Успение, требуется приобщение славе Воскресения Христова.

«Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших. Ибо, как смерть через человека, так через человека и воскресение мертвых» (1 Кор. 15, 20—21). Во Христе Иисусе «последнее время» уже началось. В Нем явилась высшая тайна Бога и высшая тайна человека. Воскресение — не только «завершение всего», но и «основание всего». В нем Бог явил нам глубокий смысл Своего творения. Чтобы привести нас к этой чудесной жизни, которая присутствует в замысле Божием с самого начала. В воскресшем Христе открывается нам конец времен, цель истории.

JW_DISQUS_ADD_A_COMMENT

Слово в день памяти преподобного Серафима Саровского

Рейтинг:   / 0

Преподобный Серафим Саровский

Преподобный Серафим СаровскийПреподобный Серафим Саровский — один из самых близких нам и любимых русских святых. Нет, наверное, православного дома, где не было бы ему иконы. Вот он стоит в белом холщовом балахоне, смиренный, седовласый, сгорбленный старец, подпирающийся мотыгой или топором. На груди — медный крест, которым благословила его родная мать, отпуская из дома, за плечами — сумка, в которой он носил при себе святое Евангелие. Крест и Евангелие — всегда с ним. Вся жизнь его — перед Крестом и Евангелием, как непрестанное таинство исповеди, и с дыханием его соединено имя Иисусово: «Боже, милостив буди мне грешному». И потому в глуши тамбовских лесов, где он подвизается, у него и Иерусалим, и Гефсимания, и Голгофа. Для него естественная потребность каждый день читать столько Евангелия, сколько по уставу Церкви полагается после сорокадневного поста и молитвы на Страстной седмице, когда вся Церковь предстоит перед Крестом Христовым. Вся жизнь его — на глубине Страстной и Пасхи. Всегда, весь год — Страстная, и потому всегда, весь год — Пасха.

Мы слишком привыкли к исповеданию нашего Символа веры. Эти слова часто скользят по поверхности нашего сознания, не потрясая нас чудом истины. Однако все, что мы произносим, превосходит наше естественное восприятие. Как мгновенен этот переход от слов «воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы» к словам «и страдавша, и погребенна». От Рождества — сразу к страданиям на Кресте. Как если бы ничего не происходило в промежутке между этим. Все Евангелие как будто исчезает. Тридцать три года на земле Сына Божия, о которых Символ веры ничего не говорит или, вернее, все заключено в слове «Крест». Это потому что Крест является единым и единственным измерением Бога на земле. Здесь Его центр, Его час (Ин. 12, 23). Здесь суть всего. Здесь преподобный Серафим молится с воздетыми к небу руками, стоя на камне посередине России. Здесь его лицо сияет как у Христа на Фаворе среди мрака и холода наших дней. Его исцеление Михаила Васильевича Мантурова после того, как тот не одними устами исповедал Символ веры, — образ исцеления каждого приходящего к нему человека и всей нашей России.

JW_DISQUS_ADD_A_COMMENT

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика