Религия

Одно внешнее исповедание не спасает

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Слово в день Торжества Православия

Церковь не может быть иначе воспринимаема, как народ Божий, совершающий шествие через века и возвещающий о смерти и воскресении Господа, доколе Он не придет. Но это шествие Церкви часто понимается слишком отвлеченно. Мы часто говорим о трудностях и преградах, которые возникают на пути Церкви в сегодняшнем мире. Но если мы говорим, что Церковь ― в пути, в библейском смысле надо видеть дальше. Церковь именуется странствующей, потому что народ Церкви ― среди всех испытаний и скорбей этой жизни ― не без греха.

В этом смысле народ Божий Нового Завета ― продолжение народа Ветхого Завета, примеры падения которого так ярко были представлены нам в Великом покаянном каноне преподобного Андрея Критского. Часто этот народ желает следовать путем Господним, но ― увы! ― часто он оставляет этот путь. Он желает жизни святой и праведной в благодати Божией, но показывает себя грешным народом, навлекающим на себя гнев Божий. Люди мира сего часто замечают, что в реальной жизни Церковь весьма отличается от того, как описывают ее проповедники и богословы. Богословие описывает жизнь святых, которая прежде всего глубоко сокровенна. А если смотреть только совне, естественно видеть, в первую очередь, что это Церковь грешников. Мы часто напоминаем, что во время недавних ни с чем не сравнимых гонений наша Церковь прославилась не только великим сонмом святых — новых мучеников и исповедников Российских, — но и небывалым по массовости отступничеством от православной веры. И сегодня семьдесят или восемьдесят процентов нашего народа крещены, но большая часть из них называются православными только по имени. Ну, а мы сами, регулярно ходящие в храм Божий и принимающие таинства, являемся ли мы подлинно православными?

 

О каком Торжестве Православия идет речь? Где ответ на вопрос, который часто задают сегодня христианам? Если мы хотим, чтобы наш ответ был убедительным для внешних, в нем не должно быть ни малейшей фальши, он должен быть правдивым и совершенно искренним. Это не значит, что мы не имеем права на этой земле возвещать о Церкви славы, которая откроется в конце времен. Но когда мы говорим о Церкви в пути, мы должны всегда исходить из богословия Креста.

Что это значит? Мы исповедуем веру во едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь. Но эта святость не есть совершенная святость Бога, о Котором мы поем: «Един Свят, един Господь Иисус Христос». Святость Церкви постоянно подвергается опасности искушений. Только Христу ― не Церкви ― в полноте принадлежит она. Тому, Кто «был искушен во всем, как мы, кроме греха». А что касается Церкви: «Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи» (Евр. 4, 16).

Церковь всегда нуждается в милосердии Божием, в Его благодати, в прощении грехов. Она желает быть, и она действительно есть общение святых по воле Христа и по дару Христа. Но в этой ситуации странствования зло человеческое делает Церковь общением грешников и значит ― общением кающихся. Вот почему только дар Божественной благодати может устранить грехи, совершаемые в святой Божией Церкви. Церковь ― в мире, но мир ― так же в Церкви. Место сражения между благодатью и грехом ― сердце человека. Первая седмица Великого поста с ее Покаянным каноном ― битва, начало одной из важнейших битв, которые мы ведем на войне между Богом и диаволом. «Поистине, одно ― наши желания, когда мы живем во Христе, и другое, когда мы живем в мире», ― говорят святые отцы. Святость, свойственная Церкви, требует от нее, чтобы она всегда была Церковью кающейся и умоляющей смиренно Бога о прощении своих грехов.

Великий пост — наше возвращение в рай, к жизни избыточествующей нашего Отца Сыном в Духе Святом. И потому в первое воскресенье Великого поста мы совершаем службу Торжества Православия, праздник святых икон, то есть всех тех, кто сияет от одной иконы, которая есть Христос. Мы созданы по образу, по иконе нашего Бога, и призваны стать по Его подобию. Мы знаем, что это не одно и то же. Мы всегда — по образу Его, но мы еще не по подобию Его. Вот почему Возлюбленный Сын Божий, Тот, Кто превечно — великолепие Отца, Его икона, стал человеком, воспринял наш образ и облекся в него, в такой, каким он является — помраченный грехом, да, но всегда образ Божий, — чтобы восстановить его и дать от него подобие. Если мы на самом деле хотим быть христианами, причастными Торжеству Православия, мы должны знать, что только Дух Святой может дать нам это Божественное подобие. Иконы, которые мы видим в храме, не изображают Бога. Это невозможно. И они не изображают человека — такого, каким мы являемся. Иконы представляют Христа, то есть Бога, ставшего человеком, чтобы человек мог стать богом. И в этом весь смысл нашего Великого поста, нашего Торжества Православия, нашей Пасхи — в восстановлении образа, которым мы являемся, в нашем преображении. Мы — живые иконы. Быть по образу нашего Бога означает призвание быть по Его подобию. Когда мы храним православие — правомыслие и праводелание, устремляясь к тому, чтобы жить по подобию Божию, Дух Святой делает нас живыми и действует в нас. Напротив, если мы не имеем этого общения, то есть если Божественная любовь не одухотворяет нашу жизнь, мы остаемся теми, кто мы есть, — падшим созданием. Это и есть наш грех. В таком состоянии, что бы мы ни предпринимали, мы не можем не грешить.

Продолжим наш путь Великого поста к Страстной седмице, когда Церковь явит нам Христа, не имеющего ни вида, ни доброты, хотя Он Царь славы, и Его любовь дает нам жизнь. Он неузнаваем. Он на самом деле принял образ, которым мы являемся. Мы, христиане, — невероятные существа, но как мы неузнаваемы! Распятый Христос открывает нам нашу тайну, Свою тайну. Оттого что нет у нас общения с Богом, все кончается смертью. Но в день нашего отпевания Церковь воспоет от нашего имени: «Образ есмь неизреченныя Твоея славы, аще и язвы ношу прегрешений». И наше величайшее поражение может стать нашей величайшей победой, торжеством православия. Потому, даже если мы уже сподобились вкусить в начале Поста, «яко благ Господь», будем восходить покаянием от силы в силу. Из недели в неделю за каждой всенощной умолять Господа о главном даре, необходимом для нас: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». Даже если эти двери уже приоткрылись нам, вернее, благодаря тому, что они уже приоткрылись. Торжество Православия возможно, потому что вся сила Церкви, живущей благодатью и истиной, заключена в проповеди, с которой начинается ее существование и которая завершает все: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» — Пасха Господня.

Протоиерей Александр Шаргунов


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика