Религия

Николай Японский: житие православного самурая

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Святитель Николай Японский (в миру Иван Дмитриевич Касаткин (1836-1912) родился 1(13) августа в семье сельского диакона Дмитрия Касаткина в Смоленской губернии. Его мать Ксения Алексеевна умерла 34 лет от роду, когда ему было всего пять лет. Несмотря на крайнюю бедность, мальчика отдали учиться сначала в Вельское духовное училище, а затем в Смоленскую семинарию, после блестящего окончания которой будущего святителя отправили в Петербургскую духовную академию, где он учился до 1860 года.

16 февраля — день памяти равноапостольного Николая, архиепископа Японского.

Решение поехать в Японию пришло совершенно неожиданно. Для посольской церкви в Хакодате требовался настоятель. Несколько товарищей Касаткина уже выразили желание ехать в Японию в сане священника. Юношу приглашение не заинтересовало, и он спокойно пошел ко всенощной. Но во время богослужения он вдруг решил, что должен ехать в Японию. В самый непродолжительный срок судьба Ивана Дмитриевича Касаткина была решена. В конце июня 1860 г., после возведения в сан иеромонаха, о. Николай покинул Петербург. Простившись с родными, взяв с собой Смоленскую икону Божией Матери, он отправился в далекий путь.

Аварема — помилуй

.

Первые семь лет своего пребывания в Хакодате настоятель консульской церкви серьезно занимался изучением японского языка, истории и культуры, а в часы досуга пытался делать переводы из некоторых священных и богослужебных книг. Поначалу за неимением перевода богослужение совершалось на церковнославянском языке, на японском же языке пелись и читались только «Господи, помилуй», «Святый Боже», «Верую» и «Отче наш». При переводе молитвы «Господи, помилуй» возник вопрос, как следует переводить слово «помилуй», которое зачастую воспринимается как помилование преступника. Епископ Николай говорил: «У нас таких отношений с нашим Богом нет. Мы возьмем слово «аварема». Так мать «милует» ребенка, «жалеет» в исконном древнерусском смысле».

Переводы текстов осложнялись спецификой грамматики японского языка, полностью противоположной русской. По-японски поставить подлежащее надо впереди, а между ним и сказуемым необходимо вместить все, что есть в переводе, и сколько бы ни было придаточных и вводных предложений, все они должны встать впереди главного сказуемого; в каждом придаточном и вводном предложениях — то же расположение частей.

В Токио

.

В 1869 г. по совету епископа Иннокентия о. Николай обратился в Санкт-Петербург с просьбой открыть миссию, на что получил положительный ответ.

В 1870 году о. Николай вернулся в Хакодате уже в сане архимандрита, возглавив Русскую духовную миссию в Японии.

Архимандрит Николай принялся за создание духовной семинарии, катехизаторской школы, стал издавать первые в Японии русские журналы «Православный вестник» (на русском и японском языках) и «Уранисики» («Скромность»), знакомивший японских читателей с историей, культурой, литературой России.

Кафедральный собор в честь Воскресения Христова, построенный им в Токио, до сих пор называется «собором Николая», что по-японски звучит как «Николай-до».

Христианство, по внутреннему настрою, сродни борьбе самбо — самообороне без оружия. Христианство — это борьба с самим собою, со своими пороками, недостатками, страстями: с грустью и печалью, недомоганием и унынием. Христианство — это воспитание в себе самодисциплины, собранности и любви. Православный христианин — тот же воин. В этом нас убеждает жизнь святителя Николая Японского, который трудился на своем поприще в Японии и похоронен там. Он настолько почитаем этим народом, что японцы даже отказываются передать мощи святого России.

Первый православный японец

.

Первым православным японцем стал Такума Савабе, бывший самурай клана Тоса, жрец старой синтоистской кумирни в Хакодате. Савабе то и дело сталкивался с иеромонахом Николаем в доме консула, где давал уроки фехтования сыну русского консула И. А. Гошкевича, и всегда смотрел на святителя с такой ненавистью, что однажды тот не выдержал и спросил: «За что ты на меня так сердишься?» Последовал совершенно определенный ответ: «Вас, иностранцев, нужно всех перебить. Вы пришли выглядывать нашу землю. А ты со своей проповедью всего больше повредишь Японии».

— А ты разве уже знаком с моим учением?

— Нет, — смутился японец.

— А разве справедливо судить, тем более осуждать кого-нибудь, не выслушавши его? Ты сначала выслушай, да узнай, а потом и суди.

— Ну, говори!

Слова иеромонаха Николая потрясли самурая. Он испросил дозволения встретиться с русским священником вновь и продолжить беседу.

Савабе тайком читал Евангелие во время службы в своем языческом храме, положив перед собой Евангелие вместо языческого служебника и постукивая в обычный барабан. Никто и не думал, что он читал иностранную «ересь».

В апреле 1868 года, во время начавшихся гонений на католиков, иеромонах Николай тайно крестил трех друзей в своем кабинете. Это были Павел Савабе, который в 1875 году стал первым японским православным священником, Иоанн Сакаи и Иаков Урано. Именно тогда, за пять месяцев до наступления эпохи Мэйдзи, зародилась Японская Православная Церковь.

И христианин — воин

.

С обострением отношений между Россией и Японией православных японцев волновал вопрос, должны ли они участвовать в войне против России. На это Владыка отвечал своим духовным чадам, что долг каждого христианина защищать свое отечество. В случае начала войны японцы должны будут относиться к России как к неприятелю, но «воевать с врагами не значит ненавидеть их, а только защищать свое отечество. Доселе я молился за процветание и мир Японской империи. Ныне же, раз война объявлена между Японией и моей родиной, я, как русский подданный, не могу молиться за победу Японии над моим собственным отечеством. Я также имею обязательства к своей родине и именно поэтому буду счастлив видеть, что вы исполняете долг в отношении к своей стране».

Последние годы жизни

.

15 февраля Владыка, страдавший сердечной астмой, потребовал возобновления проходивших обычно в соседней комнате и отмененных по рекомендации врачей занятий хора и попросил исполнить любимое им «На реках Вавилонских». Ночью начался бред, во время которого умирающий несколько раз произнес слово «Воскресение». 16 февраля в четверть восьмого зазвонил большой храмовый колокол, извещавший о кончине святителя Николая.

Об упокоении Владыки на четырех престолах было отслужено четыре литургии. Отпевание совершалось в соборе Воскресения Христова, главным образом по-японски. Среди прочих венков выделялся венок от императора Японии — этой чести иностранцы удостаивались исключительно редко. В похоронной процессии, растянувшейся на десять километров, шли воспитанники и воспитанницы святителя Николая. «У всех в руках пальмовые ветви, символ веры в победу дела Владыки в Японии. Многочисленные цветы, сотни венков. Святые иконы, кресты. Иереи, диаконы в священных облачениях… В заключение колесница с дорогим гробом, представитель России в шитом золотом придворном мундире. И лента, бесконечная лента христиан…»

***

«…Роль наша не выше сохи. Вот крестьянин попахал, соха износилась. Он ее и бросил. Износился и я. И меня бросят. Новая соха начнет пахать. Так смотрите же, пашите! Честно пашите! Неустанно пашите! Пусть Божье дело растет! А все-таки приятно, что именно тобой Бог пахал. Значит — и ты не заржавел. Значит, за работой на Божьей ниве и твоя душа несколько очистилась, и за сие будем всегда Бога благодарить».

«Вместе с мягкостью, он был железным человеком, не знавшим никаких препятствий, практичным умом и администратором, умевшим находить выход из всякого затруднительного положения. Вместе с любезностью в нем была способность быть ледяным, непреклонным и резким с людьми, которых он находил нужным воспитывать мерами строгости, за что-либо карать или останавливать. Вместе с общительностью в нем была очень большая, долгим опытом и горькими испытаниями приобретенная сдержанность, и нужно было много времени и усилий, чтобы заслужить его доверие и откровенность. Наряду с какой-то детской наивностью веселого собеседника в нем была широта идеалов крупного государственного ума, бесконечная любовь к родине, страдание ее страданиями и мучение ее мучениями… Широкие и святые идеалы, железная воля и неистощимое трудолюбие — вот сущность архиепископа Николая».

Д. М. Позднеев, востоковед

.


Источник


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика