Религия

«Покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

14 октября — Покров Пресвятой Богородицы

Праздник Покрова Божией Матери — один из любимейших праздников русского православного народа. Это воспоминание о событии, которое было в начале X века в далекой Византии. Тогда во Влахернской церкви во время Всенощного бдения при огромном стечении народа, при служении патриарха, епископов, сонма священников, блаженный Андрей, Христа ради юродивый, увидел Божию Матерь, входящую в храм в окружении святых ангелов, множества святых во главе с Иоанном Предтечей, Иоанном Богословом, которые поддерживали Ее под руки. И Она, обливаясь слезами, коленопреклоненно молилась за предстоящих в храме ― сначала на амвоне, потом в алтаре у Престола. И, наконец, сняв с головы Своей омофор, простерла его над молящимися. В течение долгого времени, пока длилось богослужение, был виден этот сияющий благодатный свет в храме.

Свет этот остается всегда. Когда совершается богослужение, в нем участвуют не только священнослужители, певчие и молящиеся: святые, Божия Матерь, Сам Господь присутствует за каждым нашим богослужением. Великим постом мы поем: «Ныне Силы Небесные с нами невидимо служат», и это происходит реально, потому «страшно место сие» (Быт. 28, 17).

Как мы входим в храм, как молимся в нем, кому открывается благодать Божия? Только ли блаженному Андрею, Христа ради юродивому, его ученику Епифанию, преподобному Сергию, преподобному Серафиму — святым, которые знали этот непостижимый дар, всегда предлагаемый нам в Церкви, потому что они были чистые сердцем, и им дано было видеть невидимое? Нет, это происходит не только с великими святыми. Я помню рассказ одной очень старой женщины лет тридцать назад. Простая бабушка, она отличалась рассудительностью и необыкновенной скромностью. Во время болезни, после соборования, она рассказала мне случай из своей жизни. Это произошло за богослужением родительской субботы. Когда она со слезами молилась об умершем супруге, то внезапно увидела, что он стоит рядом с ней на коленях и молится. И тут же, говорит она, стояли преподобный Сергий Радонежский и святитель Московский Петр ― святой, в честь которого был назван ее муж. Это было простое безыскусное свидетельство. «Не может быть, — можно было подумать, — откуда такой дар простому человеку?» Их присутствие продолжалось, по ее словам, в течение минут семи. Она как бы даже не удивилась этому видению, воспринимая его как то, что естественно входит в ткань богослужения, и продолжала молиться вместе с ними.

Как определить, что это была не прелесть, не обман? Как узнать, что не обманом было то, что увидел блаженный Андрей, Христа ради юродивый? Церковь призывает нас к внимательной осторожности по отношению к небесным знакам. Особенно в наше время, когда столько ложной духовности, и столько претензий на всякие откровения. Знак подлинности, непрелестности всегда один и тот же — Крест Христов и причастность Кресту Христову — страдание. Нельзя увидеть Бога, не умерев, говорят нам святые отцы. Речь идет о смерти для своей самости, для греха, и о смерти в самом прямом смысле этого слова ― когда человек должен умереть. Не случайно икона Покрова часто изображается над панихидными столиками — там, где открывается невидимый мир, и вера становится знанием, видением того, к чему стремится душа.

Нельзя увидеть Бога, не умерев. Это значит, что к Нему можно придти только через скорби и страдания. Такие, какие были у блаженного Андрея, Христа ради юродивого, когда он отвергся всякой чести, всего, чего ищет род человеческий ― в том числе и своего ума. Стал безумным Христа ради, с тем чтобы в этом стоянии перед безумием мира, кичащегося пустотою и слепого, обрести подлинное видение вещей. В последние времена единственным знаком подлинности всякой духовности, подлинности Церкви и ее свидетельства миру, говорят святые отцы, будут страдания. Мы призываемся быть такою Церковью. И Господь не оставляет нас Своей милостью — многими скорбями.

Русская Церковь всегда находилась под особым Покровом Божией Матери. В честь Покрова Пресвятой Богородицы было построено множество храмов. В Москве есть Покровский монастырь, всем известен храм Покрова-на-рву на Красной площади, чаще называемый «храм Василия блаженного». В Марфо-Мариинской обители на Большой Ордынке есть Покровский храм, наконец-то восстановленный. Все эти храмы связаны со святыми, которые явили подвиг непостижимого смирения, прошли через скорби, непереносимые обычными человеческими силами. В Покровском монастыре находятся мощи святой праведной Матроны. Слепорожденная, она всю жизнь была во тьме, и, проходя через эту тьму, смиряясь предельным образом, узнавала свет Христов. Ей открылся этот свет, и в нем — жизнь других людей, любовь и сострадание Христовы к ним. Почему многие так почитают Матронушку? Не потому ли, что Божия Матерь ― Та, Которая больше всех узнала, что такое скорбь и что такое смирение у Креста Своего Божественного Сына, ― призрела на ее скорбь и на ее смирение? Точно так же, как, может быть, разбойник благоразумный увидел рядом с собой Спасителя, благодаря молитве за него Божией Матери.

Мы знаем о подвиге юродства Василия блаженного, как он отказался от всего, что ищет человек на земле. «Люта зима, но сладок рай», — повторял он, ходя нагой и босой среди зимней Москвы и свидетельствуя, что рай действительно сладок. А в Марфо-Мариинской обители подвизался преподобноисповедник Сергий (Сребрянский) ― духовник преподобномученицы Великой княгини Елизаветы. Вся жизнь его была под покровом Божией Матери. Начал служить, сразу после рукоположения, в храме Покрова города Орла. Когда был призван Великой Княгиней Елизаветой в Марфо-Мариинскую обитель, то снова оказался в Покровском храме. А закончил свое земное служение в храме Покрова села Владычне, куда был выслан после долгого пребывания в концлагере.

Под покровом Божией Матери была жизнь всех сестер Марфо-Мариинской обители, многие из которых должны быть прославлены в сонме новых мучеников и исповедников Российских. В материалах обители есть рассказ матушки Любови о том, как накануне праздника Покрова, когда начинались жестокие гонения на Церковь, явилась ей Божия Матерь и сказала: «Если не покаетесь, строго накажу». Это Она говорит людям, которые, от всего отказавшись, избрали путь Креста Христова! Глубина покаяния неизмерима ― требуется приобщение смирению святых до конца, чтобы открылся светоносный Покров Божией Матери, и они могли встать рядом с Нею и апостолом Иоанном Богословом у Креста Христова.

В Московской Духовной Академии главный храм — Покрова. В напоминание о том, как обретается истинное богословие. Святитель Филарет Московский когда-то говорил в этом храме, что мы спасаемся не многой ученостью, не многим временем и не многими трудами. Хотя необходима ученость для постижения сокровищ премудрости и требуется много времени, для того чтобы мы восходили к подлинному пониманию глубин жизни. И не многими трудами мы спасаемся, хотя труды у нас должны быть постоянными, каждодневными. Но спасаемся мы, говорит он, напоминая слово Божие, многими скорбями. И можно добавить: многим заступничеством Божией Матери. Потому что где самая великая скорбь ― там Она ближе всего, там тайна Воплощения Божия. Ради спасения всех пришел Господь в наш скорбный мир. Это означает Ее светоносный Покров.

Будем трезво оценивать все происходящее с нами сегодня. Мы достойное по делам нашим приемлем. Великое множество беззаконий, которые совершаются в мире, уже переполнили чашу долготерпения Божия. Если бы не молитва Божией Матери, давно бы уже наступил конец мира. Но ради того, чтобы всем была дана возможность покаяться, долготерпеливый и многомилостивый Господь продлевает время.

Будем помнить о молитве, которую совершала Божия Матерь, преклоняя колена на церковном амвоне. Она плакала не только об избавлении от той беды, которая надвигалась на Византийскую Церковь, провидя, что скоро будет полное ее крушение. Она плакала о грехах людей, которые молились, и, может быть, даже со слезами, находясь в церкви, но которые не имели решимости вступить по-настоящему на путь Христов. Потому-то и было Ее предупреждение сестрам Марфо-Мариинской обители прежде, чем наступил для них час огненного испытания.

Матерь Божия плачет и сегодня. О том, что ждет мир, если не будет покаяния, если люди не вразумятся. Зверь уже готов выйти из бездны, и скоро явится такое торжество нечестия, какого не было доселе. И если бы не Господь, не Его долготерпение, не заступничество Божией Матери, не спаслась бы никакая плоть, говорит нам слово Божие. Зло на наших глазах стремительно разрастается, но когда мы не одними устами, а всей своей жизнью прибегаем под Покров Божией Матери и молимся: «Покрый нас от всякого зла честным Твоим омофором», совершается дивное.

Многие иконы сегодня мироточат, а иные плачут. Иконы Божией Матери тоже плачут. Ее незримые слезы становятся зримыми, чтобы мы знали, как близка Она к нам. Каким бы ни было наше поражение — не все потеряно, если Божия Матерь не оставила нас. Как и тогда, Она простирает Свой Покров над всеми, без исключения, находящимися в храме людьми. И над всем нашим Отечеством. Никто не исключен из Ее ходатайства. Всегда пребывая в радости небесной, Она плачет о тех, кто лишен всего ― и земного, и небесного. Но только тогда, когда наша Церковь по-настоящему отзовется на страдания народа, распинаемого на Голгофе, и встанет вместе с Божией Матерью на молитву — совершится невозможное. Злые чары, как было сказано Божией Матерью одному знакомому мне священнику в 1967 году, в 50-ю годовщину большевистской революции, будут разрушены, и свет небесный воссияет над нами.

Протоиерей Александр Шаргунов

14 октября 2013 года


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика