Религия

О силе, в немощи совершающейся

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Рождество Христово. Божественная литургия

Протоиерей Александр Шаргунов

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

В празднике Рождества есть что-то необыкновенное и чудесное, что все мы ощущаем. Это тайна хрупкости жизни и всемогущества Божия. Прежде всего поражает хрупкость жизни этого Младенца, Который рождается, этого Человека, приходящего в наш мир, этого Нищего, изгнанного отовсюду, потому что Ему нет места в человеческих жилищах. Христос — хрупкий Человек, Нищий, Тот, Кто родился, чтобы как все люди умереть. Эта хрупкость — в сердце Рождества, в сердце жизни каждого из нас. Потому что в каждом из нас есть грех, «тайна беззакония в действии», и мы должны это увидеть в подлинном свете.

Перед каждым младенцем мы испытываем чувство невыразимой любви и нежности. Мы надеемся на его будущее. Радость и мир охватывают нас, потому что это будущее — здесь, оно уже начинается. Мы знаем, что время этого будущего уже определено, что оно написано на сердце этого младенца. Это тайна бесконечной нежности, но также тайна силы. В Рождестве Христовом Бог приходит к нам в немощи. Бог приходит к нам в Младенце, лежащем в яслях, повитом пеленами. Это Бог, Которому мы поклоняемся, Господь, сотворивший небо и землю. Бог приходит к нам не так, как мы этого желаем — не в торжестве великолепия, преодолевающего все беды, защищающего нас от скорбей, избавляющего нас от смерти. Напротив, Он приходит, чтобы приобщиться всему нашему пути, беря все на Себя. Это тайна Рождества, тайна встречи немощи и могущества. Бог входит в нашу жизнь, и мы слышим, как Ангел Господень говорит пастухам: «Не бойтесь, я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям. Ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь» (Лк. 2, 10—11).

Для скольких из нас, стоящих здесь, Рождество — благая весть? Благая весть, сотрясающая сердца, благая весть, от которой меркнут все другие вести, благая весть, от которой все другие события этого мира становятся как бы ничего не значащими, даже если это трагические, грозные, жестокие события. Спросим себя, положа руку на сердце, является ли для нас Рождество Христово такой благой вестью? Мы живем сегодня в мире, где все более обесценивается и презирается человеческая жизнь и отрицается смерть, где считается нормальным убивать миллионы нерожденных детей и растлевать миллионы рожденных. В то время как жизнь каждого человека — чудо. Господь говорит: «Я возвещаю вам великую радость», потому что жизнь каждого человека драгоценна, жизнь каждого человека таит в себе потрясающие возможности. Верим ли мы, что жизнь каждого человека — чудесна? Среди страшных скорбей, среди всеобщего отступничества человек может найти радость узнавания Бога. Господь показывает нам это в бесчисленных древних и новых мучениках. Он дает нам увидеть это сегодня и в тех, кто, переживая мучительные страдания в неисцельной болезни, встречает Бога.

Христиане ли мы? Являемся ли мы людьми, отважившимися посвятить свою жизнь Богу, отдать себя подлинному добру, стать теми, для кого Бог существует, для кого Бог — не воображаемое Существо, как думают многие, но Тот, Кто Бог, Единственный, Кто существует, Кто содержит все? Единственный, через Кого проходит всё в жизни каждого человека. Любим ли мы Бога? Любим ли мы Его, как любим самое близкое на свете для нас существо, и бесконечно больше, чем кого бы то ни было? Понимаем ли мы, что этот вопрос — центральный в нашей жизни? В празднике Рождества Господь не спрашивает нас ни о чем, кроме того что Он спросит Петра по завершении Своей земной жизни: «Любишь ли Меня?» Каждый из нас должен услышать сегодня эти слова: «Любишь ли Меня больше сих?» Решился ли ты соединить свою жизнь с Моею, решился ли заключить Новый Завет со Мною, в самом ли деле хочешь узнать, что такое смерть и Воскресение? Потому что, в конце концов, Господь ничего не предлагает нам, кроме как войти в Его жизнь. «Я пришел, чтобы имели жизнь, и имели с избытком», говорит Он. Ужас страдания и смерти — рядом. Господь не отрицает их, потому что Он пройдет через них. Но Он пройдет, побеждая в человеческой хрупкости, в человеческой немощи, облекая нашу хрупкость и немощь в Свою любовь. Потому что по самой глубинной сути не существует ничего — ни истины, ни жизни, кроме как в любви. Только любовь имеет значение.

Кто сказал, что невозможно не унывать, глядя на то, что происходит сегодня в мире? Кто сказал, что один в поле не воин? Понимаем ли мы, почему каждый из древних и новых мучеников мог свидетельствовать: пусть торжествует зло, пусть весь мир отречется от Бога и пойдет войной на одного человека, верного Господу, — один человек может все победить — при условии, что он любит Бога. Все темницы, все рабство, все узы, держащие в плену человечество, будут сокрушены. И именно этого ждет от нас Господь: разорвать узы, которые следует разорвать, и связать себя (как поем мы в стихирах Рождества о пеленах Богомладенца) узами любви Христовой.

О каком унынии могут говорить христиане? Радость быть спасенными возвещается нам с небес. Есть ли в нас уверенность среди ночи этого мира, что мы спасены, — спасены в надежде, как говорит Апостол? Сознаем ли всей своей глубиной, что мы нуждаемся в спасении, в том, чтобы быть вырванными из когтей зла и смерти? Веруем ли в это по-настоящему? Готовы ли все отринуть ради веры в эту истину, ради того, чтобы исполнились над нами слова Христовы: «По тому узнают, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою». Это не просто слова. И потому некий Лукиан, этот «Вольтер древнего мира», с презрением писал о первых христианах: «Они вбили себе в голову, что они — братья». Да, это и сегодня глубоко и прочно «вбито» в наше сознание. В мире холодного расчета и ненависти мы безумны Христа ради: мы имеем безумие веровать в превосходящую всякое разумение любовь Христову.

Праздновать Рождество Христово — значит веровать в радость, в полноту радости, в полноту истины радости победоносной, перед яслями Богомладенца, столь хрупкого и всесильного. Он все победит Своею Крестною смертью и Воскресением. Мы христиане — особые люди. Если бы мы знали, что мы такое, мы стали бы жить иначе. Мир стал бы иным, если бы мы стали тем, чем Господь заповедует нам быть. Господь не обещает магического преобразования мира. Но Он обещает дать нам мир и радость: «Слава в вышних Богу и на земле мир» — тем, кто любит Господа.

Сегодня, как на Пасху, в Церкви торжество любви. Господь предлагает нам глубокую радость жизни. Не только нашей бедной земной жизни, которая будет разрушена смертью, но жизни вечной, Божественной. Во Христе Иисусе Господе нашем мы узнаем друг друга навеки. Всех друзей моих и близких, и тех, кого я с трудом узнаю в лицо, и тех, кого я еще никогда не видел, я узнаю — не так, как мы знаем друг друга здесь, но преображенными в свете Христовом. Мы узнаем друг друга как любящие существа, как те, кто созданы только для радости, как люди мира Христова, в котором полнота Божественной жизни. Аминь.

07.01.12


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика