Религия

Кто вы - Надя, Катя, Маша?

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Галина Пырх размышляет, почему на лицах подсудимых «пуссериоток» нет и следа раскаяния …
Я не хотела ввязываться в дискуссию по поводу этих молодых женщин. Но не выдержала. Надоел контраст между истеричными воплями их «защитников» - и искренним весельем самих «униженных» и «оскорбленных». Все шире пропасть между первыми и вторыми, и все больше возникает ощущение какой-то нереальности. Я думаю, что эта эмоциональная несочетаемость действующих лиц, когда актеры бездарно и «в разнобой» играют свои роли - от «некачественной» режиссуры данного «шоу». Ведь, по идее, эти «узницы совести» должны сидеть на скамье подсудимых со скорбными лицами, всем своим видом демонстрируя «мировому сообществу», как они страдают и томятся в неволе. Они должны бы исхудать, побледнеть, должны проливать слезы или, наоборот, сжимать кулаки в «праведном гневе» против «бесчеловечного путинского режима»…

По крайней мере, именно такое впечатление возникает, если судить об этом деле лишь по действиям их многочисленных защитников в кавычках и без оных. Чулпан Хаматова заплакала, услышав о продлении срока содержания «бедняжек» еще на полгода. Ах, как трогательно, как сентиментально! Прямо как в американском фильме…

Только вот при виде веселых, розовощеких, упитанных «жертв политического преследования» чувства со-страдания, со-переживания им почему-то не возникает. Наверное, потому, что сами подсудимые ни переживаний, ни страданий не испытывают. Они прекрасно понимают: все, что вокруг них происходит это такой большой-большой спектакль, а они примадонны, которые играют в нем роли главных героинь прекрасных принцесс, заточенных в темницу. Зал суда это подмостки сцены, а окружающая обстановка только декорации. Причем скрывать свое циничное отношение к происходящему как к театрализованному представлению они даже не пытаются.

Станислав Олегович Самуцевич, отец Екатерины, в интервью корреспонденту журнала «Огонек» Марии Портнягиной рассказал о «голодовке», которая на слабонервных защитников «пусек» произвела такое большое впечатление: «Я на свидании ее спросил "Ты что, голодаешь? С ума сошла?" Она: "А что? Я здорова, мне можно". Все-таки уговорил ее прекратить голодовку. Она почему-то всегда очень оптимистична на свиданиях, говорит: "Все в порядке. Не волнуйся!"» (http://www.kommersant.ru/doc/1983153).

Интересно, чем вызван это прямо-таки нездоровый тюремный оптимизм? Ну ладно, у 30-летней Самуцевич, как говорится «ни ребенка, ни котенка». Но почему «несчастные матери», которых «жестоко разлучили с их маленькими детьми» (это всё цитаты из выступлений, статей, комментариев сердобольных «защитников») Толоконникова и Алехина почему они так веселятся? Не скучают по родным кровиночкам 4-х летней Гере и 5-летнему Филиппу? Почему они кривыми усмешками, а не горестным воплем «пощадите!» встретили решение суда о продлении срока содержания под стражей аж до середины января будущего года? Или они не знают, что для малышей 10 месяцев без мамы это огромный срок? Не дай, конечно, Бог, но я бы на их месте грызла прутья решетки в тоске, что столько времени не увижу свое дитятко. А они веселятся… Почему?

Мне не дает покоя вопрос, который я хотела бы задать этим трем представительницам молодого поколения, носящим прекрасные русские имена Надежда, Екатерина и Мария.

Кто вы Надя, Катя и Маша?

Вы существуете не сами по себе, вы только тонкие ветви родовых древ. Кто были ваши предки? Почему, по каким грехам именно вас выбрал дьявол для своего кощунственного действа? Что совершили ваши деды и прадеды, за что легла на вас черная тень страшного греха? И теперь та же тень ляжет на ваших детей?

Когда ваши предки отступили от веры своих отцов, стали веро-отступниками? Ушли из-под благодатного Покрова Божия? И вас лишили Его защиты? Когда перешли под власть князя тьмы и ввергли ваши души души своих потомков - в бесовское исступление?

Надя… Катя… Маша… Кто-то словно нарочно выбрал вас, чтобы осквернить в вашем лице эти имена добрые, сказочные, ласковые: Наденька… Катенька... Машенька… Чтобы унизить русский дух, растоптать его. Насмеяться над Надеждой на возрождение России, символически отраженной в имени Катюша, под Покровом Святой Девы Марии…

Понимали ли вы сами, догадывались ли о смысле именно вашего избрания на это грязное дело? Одна из вас, я уверена, понимала.

Лицо Толоконниковой производит странное впечатление. Она самая младшая, но веет от нее чем-то таким, что ставит 22-летнюю «пуссериотку» на первое место в этой троице. Та самая тень греха. Темнота, которая исходит от нее, просвечивает сквозь кожу, делая ее странно-смуглой, отражается в глазах, в их жуткой бездонной пустоте. Мертвящей пустоте. Я не удивлюсь, если на суде выяснятся факты оккультно-магической деятельности Толоконниковой. Глаза выдают ее.

Вообще, очень любопытное занятие изучать глаза этих трех таких разных и таких одинаковых одержимых женщин. Возможно, я не права в своих выводах, но я и не претендую на непременную истинность собственного мнения. Просто пытаюсь судить о них со своей женской колокольни.

Мария Алехина действительно, несчастная женщина с изломанной, холодной, «вывихнутой» душой. Словно льдом подернуты ее глаза, цинизм сквозит в ее недоброй усмешке. Говорят, она была очень любящей, заботливой матерью-одиночкой. Но я не верю. Любовь к сыну это же не приложение к компьютерной программе: захотел запустил, не захотел отключил… Тепло любви с холодом цинизма не совместимо. Весело смеяться, зная, что твой сын страдает без материнской ласки?.. Я бы так не смогла. Думаю, что многие матери на ее месте тоже.

В той же статье Марии Портнягиной из «Огонька» приводятся факты ее нелегкой жизни. В интонации автора сквозит оправдание «заблудшей душе» - мол, это тяжелое время и обстоятельства сделали ее такой. Да, наверное, это правда. Но правда и то, что не одна она воспитывалась своей матерью-одиночкой. Не одна она ребенком прошла через мрак и безысходность 90-х. Таких были миллионы. Но только она одна, носящая святое имя Мария, согласилась осквернить главный храм страны, в которой живет. Символ религиозного возрождения России. Только в ее душе веро-отступничество и Бого-отступничество русских в XX-м веке достигли своего апогея. Мне искренне ее жаль и одновременно за нее страшно. За ее душу страшно. Никакие беснования сторонников этой группы не помогут растопить лед в ее душе. Не откроют ее очи сердечные, не заставят ужаснуться мысленно: «Господи! Что же я сделала?! Прости меня, Господи!»

Ее образ, наверное, самый символичный: отец Марии требовал от ее матери сделать аборт то есть совершить убийство. Привычную для современных женщин «медицинскую процедуру». И на еще не родившегося ребенка уже тогда пала черная тень отцовского греха нелюбви, предательства, отступления от Божиих заповедей. А дальше… Дальше только сама Мария знает, какие бесы заполняли ее душу, выгрызая в ней пугающую адским холодом пропасть. До тех пор, пока она почти совсем не пропала. Почти потому что, уверена, Господь сохранил душевное тепло под толстой коркой льда. Так зимой мороз сковывает землю, заметает ее холодными метелями, но тем сохраняется она. Чтобы все живое, что есть в ней, до поры не погибло.

Когда наступит срок и «оттает» душа Марии только Бог весть. Может, для этого потребуются годы. Но ясно, что, чем больше бесы будут устраивать свои «пляски», чем больше будут соблазнять дешевой популярностью и бес-сердечным, лукавым сожалением о «горькой участи» «бедной молодой матери», тем дальше будет отодвигаться миг духовного прозрения, тем дольше будет длиться время пребывания души в ледяном адском плену.

Екатерина Самуцевич… Тоже всегда веселая, румяная, «оптимистичная». А в глазах растерянность. Где-то в самой глубине. И страх, и удивление. Словно она сама себе удивляется: «Надо же! И как это я так… Ну и ладно! Пусть так. Все равно теперь…» Она пришла сама в полицию и «сдалась». Теперь, как и остальные две «пуссериотки», выглядит внешне вполне довольной отведенной ей ролью. А что? Бесплатный пиар, на всю жизнь, можно сказать, стала «мировой знаменитостью». Даже будь она гениальным фотографом, создай самый изумительный по дизайну сайт, - и то не стала бы такой популярной.

Екатерина окончила Московскую школу фотографии имени Родченко оплот современного искусства, молодых арт-художников и сторонников концептуализма. То есть тех самых, которых так любит и кому всячески протежирует небезызвестный Марат Гельман.

«-Обучение там довольно интересное, преподаватели в основном приверженцы современного искусства, творчества Олега Кулика, например,- рассказывает Станислав Самуцевич.- И я, признаюсь, порой подшучивал над ее работами, что, мол, нужна не только абстрактная форма, но и содержание. И она перестала делиться со мной как с человеком устаревших взглядов» (http://www.kommersant.ru/doc/1983153).

Екатерина обладает математическим складом ума, то есть логикой и рациональностью мышления. Стало быть, говорить о том, что «неразумная, глупая девушка» сама не ведала, что творила, не приходится. Во-первых, очень даже разумная школу окончила с медалью, а до «красного диплома» не хватило всего одной пятерки. Во-вторых, из возраста «девушки» она давно уже вышла в августе будет 30 лет. Это вполне сложившийся человек с устоявшейся системой ценностей. Или не устоявшейся?..

Что подвигло эту умную женщину стать «арт-хулиганкой»? Нигилисткой? Кощунницей? Что-то, что заставляет «пускаться во все тяжкие» вчерашних девочек-отличниц, «папиных дочек»? Неумение сохранить себя, незнание такого понятия как женская честь? Отсутствие целомудрия? Неутоленная женская тоска, обернувшаяся страстью к разрушению всего и вся?

Отец Самуцевич говорит о пережитой ею несчастной любви. Мол, этот печальный жизненный опыт толкнул ее в омут феминизма. Как в свое время Катерину, неверную жену Тихона, толкнул с обрыва в воду. Только… Вспомним «Грозу» Островского.

Катерина в пьесе сознавала, что, изменяя мужу, совершает грех, губит свою бессмертную душу. Она покончила с собой, не в силах бороться с охватившей ее страстью, как красиво выражаются писатели. А на деле - не будучи в силах совладать с бесом блуда. Она совершила грех самоубийства, отказавшись от помощи Божией, в ужасе от своей измены, своего предательства. Так Иуда, предав Христа, «пошел и удавился».

Что же современная Катерина? Она тоже, пережив личную трагедию, захотела совершить самоубийство своей бессмертной души. Точнее, тот же бес, что 100-200 лет назад толкал с обрыва «бедных Лиз, Кать», «бросал под поезд» несчастных Анн, толкнул и ее в ту же бездну. Даром что она физически жива и здорова. Душа рухнула с такого высокого обрыва, что до сих пор еще летит вниз. Поэтому есть надежда, что не успеет достигнуть дна - Господь Спаситель не позволит. Правда, если она сама захочет этого. Попросит помиловать, покается.

…Как мне хочется, чтобы эти три «представительницы современного молодого поколения России» перестали улыбаться! Как мне хочется, чтобы на их лицах было выражение отчаяния, тоски, безутешного горя! Это означало бы, что состояние окамененного нечувствия сменяется, наконец, осознанием собственной душевной немощи. Это означало бы, что когда-нибудь они смогут смыть со своей души этот грех. Но пока…

Современная пьеса «Бедные Надя, Катя и Маша» продолжается. Пляшут бесы, рыдают «защитники», театрально заламывая руки, зашивая рты, «понарошку» распиная друг друга. Три «принцессы» с искренним удовольствием наблюдают из своей зарешеченной «ложи» за происходящим. А души летят. Все ниже… ниже… ниже… Все дальше от Бога. Все холоднее.

Пресвятая Дева Мария! Не оставь Россию Своей милостью! Дай ей Надежду на покаяние! И прости нас, грешных, Пречистая…

Галина Пырх, православный публицист (Новосибирск)

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика