Религия

«Нам, православным христианам, брошен вызов»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

По словам протоиерея Всеволода Чаплина, «уступать давлению агрессивной группы, бьющей сейчас на жалость, Церковь не намерена» …

 

 Глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин в своем блоге отреагировал на призывы «общественности» оказать содействие в освобождении участниц панк-группы Pussy Riot, учинивших кощунство в Храме Христа Спасителя.

«Группа то ли православной, то ли неясно какой общественности при поддержке "избранных" клириков предлагает Церкви обратиться к властям с просьбой о милосердии к участницам известной группы. О том, что кощунство должно получить справедливую оценку суда, при этом не говорится ни слова. Удивительно, что это "гражданское действие" преподносится в СМИ чуть ли не как "голос Церкви" – настоящей, прогрессивной, толерантной и так далее. Никто не говорит о том, что множество известных пастырей и мирян уже подписали совсем другое письмо, требующее наказать кощунниц по всей строгости. Не хотел бы во всем солидаризироваться с авторами второго письма. Но вот первое – неправославное по сути», - пишет отец Всеволод.

И дело не только в том, отмечает священник, что инициатор письма – «дама, которая раньше оправдывала явные грехи, в том числе "акцию" в храме, а потому, если и является прихожанкой храма, должна допускаться к причастию только после покаяния», и не в том только дело, «что среди подписавших – как-то слишком много атеистов и членов инославных конфессий, а среди православных практически нет известных в Церкви имен», а в том, что письмо это – «яркий пример того, как Христианство, Православие путают с секулярным гуманизмом, главная ценность которого – земная жизнь человека, его спокойное, комфортное и сытое благополучие».

«Нам, православным христианам, брошен вызов, - убежден отец Всеволод. – Вызов хамский, наглый, агрессивный. В тексте упомянутой группы про нас сказано, что мы "ползем на поклоны", а с именем Божиим соседствует брань. Вызывающие пляски и песни устроены на священном амвоне храма. Никакого раскаяния до сих пор не прозвучало – ни от самих участниц "акции", ни от их сторонников и защитников. В этих условиях православный христианин должен защищать свои святыни. Защищать всеми законными способами, то есть осуждать кощунство и требовать от государства исполнить свою работу – то есть обеспечить неприкосновенность наших святынь, почитаемых верующими предметов и имен. Страшно подумать, что будет, если государство эту работу не выполнит. Да, святыни верующих граждан защищены слабее, чем "святыни" секулярного гуманизма – человек, его честь и достоинство, могилы усопших, государственные символы. Вторые защищены Административным кодексом, первые – Уголовным. Но это неправильно и несправедливо. Если для верующего человека святыни гораздо важнее, чем своя жизнь, то и защищать их нужно не меньше, чем человека. Общество состоит не только из секуляристов. И не им одним решать, что достойно защиты, а что нет. И если неправильно было бы объявить содержание в тюрьме участниц группы милым перформансом, протестующим против ценностей человека и свободы, то точно так же неправильно объявлять таковым кощунство».

«Человек как ценность, свобода как ценность, вера как ценность, святыни как ценность – равны, как равны мировоззрения, считающие эти ценности главными, - пишет глава Синодального отдела. – Православные христиане вправе требовать, чтобы общественное устройство это равенство мировоззрений признавало. И если мы будем позволять попирать наши ценности и святыни, значит, будем виновны в новых гонениях, в возвращении Церкви в то униженное и ненормальное состояние, которое почему-то отцу Андрею Кураеву больше нравилось, чем нынешнее».

Священномученик Гермоген, памятник которому недавно наконец-то был заложен у стен Кремля, не побоялся призвать людей на битву, узрев опасность потери народом истинной веры, напоминает отец Всеволод: «Иерархи и пастыри XIX столетия призвали пролить кровь за единоверные народы. Мученики ХХ века не постеснялись призвать народ на защиту святынь, понимая, что это кончится смертью не только их самих, но и многих других верующих людей. Все это – для Православия норма, как бы ни хотелось кому-то объявить нормой другое – отказ от святынь ради сохранения обывательского спокойствия, да и ради того, чтобы понравиться секулярной публике, чтобы быть принятыми в кругу неверующих. Чураться этого круга не надо, но нет смысла вращаться в нем просто так – нужно поступать и говорить таким образом, чтобы у этих людей проснулась совесть, чтобы они изменились. Пацифизм, оправдание греха и соглашательство с ним Православию определенно противоположны».

Поэтому, подчеркивает священник, «говорить о неправде и грехе нынешних петровских "страдалиц" и их защитников можно и нужно». «Покаются – услышим мы, и Господь услышит. И тогда мы изменим к ним отношение. Но уступать давлению агрессивной группы, бьющей сейчас на жалость, Церковь не намерена. Вспомним, что происходило в храме – тогда о жалости не просили. И если не допустить дальнейшего совершения наглого греха получилось только благодаря силе государства, значит, "страдалицы" пока не пожелали прийти к исправлению, без которого их не простит и не примирит с Собой Господь. Не простит Его Церковь. Для которой главное – исправить явно заблудшие души. Даже если это произойдет благодаря испытаниям, для которых Бог выбирает разные средства – иногда и тюрьму, и суму», - отмечает отец Всеволод.

«Не являюсь поклонником матери Марии (Кузьминой-Караваевой), но одни ее слова постоянно вспоминаю: "Христианство – это огонь, или его нет"! Нужно ненавидеть грех, обличая его "во время и не во время". Нужно любить грешника – то есть добиться того, чтобы он стал другим. Очистившись, обновившись, увидев Божию любовь, наказующую нас для нашего блага», - заключает протоиерей Всеволод Чаплин.

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика