Религия

В Новосибирской области сожгли дом священника

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Дом настоятеля храма во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона, священника Димитрия Сташенко, сгорел 12 февраля в селе Посевное Черепановского района Новосибирской области. Подробности трагедии стали известны только во вторник, 20 февраля.

Настоятель Александро-Невского собора протоирей Александр Новопашин связался с отцом Димитрием по телефону и расспросил о случившемся. По словам отца Димитрия, возгорание произошло рано утром в кочегарке. За считанные минуты огонь охватил весь дом, отрезав путь к выходу. Священник разбил окно и выбросил в снег четырех малолетних детей (старшим девочкам было 4,5 и 2,5 годика, младшим мальчикам – 1 год 8 месяцев и 8 месяцев), помог выбраться задыхающейся от дыма супруге и выпрыгнул сам.

Все были раздеты – прямо из постели. Отец Димитрий схватил двух старших девочек и босиком побежал к ближайшему соседскому дому. За ним бежала супруга, неся на руках мальчиков. Но в доме их не приняли. Хозяйка сказала, что у нее газовые баллоны, и они могут взорваться, если огонь перекинется на ее избу (хотя это было маловероятно, дом находился метрах в ста от места пожара). Священник попросил женщину позвонить в пожарную службу, но она ответила, что не умеет пользоваться сотовым телефоном. По их просьбе хозяйка дала им маленькое одеяльце и одно легкое пальто.

Погорельцам пришлось раздетыми бежать к следующему дому. По дороге навстречу им ехала легковая машина. Водитель не мог не видеть бежавших по снегу полуголых людей с детьми на руках, так же как и не мог видеть огонь за их спинами, который к тому времени поглотил почти весь дом, однако даже не притормозил.

Отец Димитрий уверен, что дом подожгли. "Накануне в храм пришла молодая женщина очень странного вида, затянутая в кожаную одежду, долго осматривалась, – рассказал по телефону отец Димитрий. – Потом наклонилась вперед и произнесла: "Ну, у вас здесь и тусовка". В ту же ночь храм обворовали, а железные и очень тяжелые ворота моего дома, которые много лет не открывались, кто-то распахнул настежь, по-видимому, приложив немало усилий. Было понятно, что это – предупреждение".

Вскоре после этого в дом проник неизвестный. Следы кирзовых сапог большого размера четко отпечатались на полу внутри дома, на веранде, в сенях и около входа в кочегарку. Затем родители священника, приезжавшие навестить детей, слышали звуки шагов за кочегаркой, выйти побоялись, но о случившемся рассказали батюшке.

И, наконец, за день до пожара собака долго лаяла в сторону огорода, хотя там никто из людей никогда не ходил, но именно с этой стороны легче всего было пройти к кочегарке, с которой и началось возгорание. "Пожар начался внезапно, как будто кто-то специально подпалил, – вспоминает отец Димитрий. – Дело в том, что моя супруга совершенно не переносит даже легкий запах дыма – сразу начинает задыхаться. Рано утром она встала, чтобы покормить младшего ребенка, зашла на кухню, но запаха не почувствовала. А через какие-то секунды дым начал вползать в комнату. И потом, когда мы бежали по улице, прогремел взрыв. Но что взорвалось, я сказать не могу – газом мы не пользовались".

В своем заключении пожарники написали, что произошло самовозгорание, и что священник самостоятельно пытался потушить огонь, хотя, по словам отца Димитрия, ни о каком самостоятельном тушении пожара не могло быть и речи. Все произошло очень быстро, пламя распространилось по дому почти мгновенно. Кроме того, в поселке несколько дней не было воды, за ней приходилось ездить "на край света".

Седмица


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика