Религия

Право на мракобесие

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Как уже сообщали "Известия" (см. № 10 от 23.01.2007), на состоявшейся в Москве Международной конференции памяти священника Александра Меня "гвоздем" дискуссии о роли религии и культуры стало выступление писателя Александра Кабакова.

Он не только обрушился с резкой критикой на западных и российских либералов, но и сообщил, что его статья на эту тему, написанная летом 2006 года, была опубликована лишь в интернете и зарубежных печатных СМИ. Редакция решила познакомить читателей с позицией писателя, отстаивающего "Право на мракобесие".

Неизбежное противостояние религиозного и либерального отношения к жизни в последние годы усилилось. При этом даже предвзятые наблюдатели должны признать, что вольнодумцы нередко первыми вторгаются на территорию религии. Всякий раз - начиная с памятного намерения одного из телеканалов продемонстрировать именно на Пасху кощунственный фильм "Последнее искушение Христа" и кончая скандалом вокруг экранизации богохульного бестселлера "Код да Винчи" - профессионалы и высокой, и массовой культуры пытаются паразитировать на тотальной популярности религиозных сюжетов.

Те, кто считаются наследниками "авторских прав" — представители конфессий, высказывают недовольство вольным использованием и искажением первоисточников, непочтительным к ним отношением. Те же, кто эксплуатируют чужую духовно-интеллектуальную собственность, настаивают, что могут заимствовать без всякой оглядки и любым образом, ерничая и кривляясь. При этом они делают вид, будто не понимают, что торгуют исключительно эпатажем, и протесты тех, кого этот эпатаж болезненно затрагивает, суть важнейшая маркетинговая составляющая этого бизнеса.

Если же религиозные институты вторгаются на светскую территорию, обнародуя свои позиции по тем или иным общественным проблемам, то крик поднимается невообразимый. Высказал православный иерарх церковное мнение по поводу абортов, промискуитета, особенно внутри полов, разрушения моральных иерархий вообще, отличающего наше время, и легализации смертных грехов — ату его и церковь в целом! Не смеет она лезть в нашу частную жизнь, ее не спрашивают, пусть сидит тихо, и вообще цивилизованному человеку, продвинутому юзеру, понятие греха чуждо и смешно, чистая поповщина.

В основе всех рассуждений о "клерикальном диктате" лежит нежелание либералов понять принцип взаимоотношений между религиозной властью и ее паствой. Принадлежащие к любой конфессии люди — это, независимо от их возраста, дети, принимающие, как положено нормальным детям, родительскую опеку церкви, мечети, синагоги и пр. Рекомендации религиозных конфессий относительно поведения обязательны исключительно для верующих, прочие же вольны их воспринимать как одно из свободных мнений. И даже резкие требования исламских духовных лидеров запретить демонстрацию кощунственного фильма, и даже массовые протесты по поводу гадких картинок не более тоталитарны, чем требования российской общественности отменить реформу ЖКХ или французской — закон о положении молодых специалистов. Однако ж парижские погромы нам предлагается считать формой свободного волеизъявления, а буйства, учиненные толпами в арабских странах из-за карикатур, и даже вполне мирные пикеты перед московскими кинотеатрами, показывающими неприемлемую для христиан картину, — проявлением нетерпимости...

Верующие могут заявлять о своей позиции всеми теми же способами, что и любые другие группы граждан демократического общества. Пожалуйста, считайте меня мракобесом, но признайте за мной право на проявление мракобесия — оно, между прочим, не запрещено законодательно. А демократия, при которой все равны, но некоторые равны меньше — дворяне, буржуи, попы, правые уклонисты, абстрактные гуманисты, сионисты, литературные отщепенцы и другие враги народа, — у нас уже была и называлась "советская социалистическая". Такое ощущение, что даже самые либеральные либералы иногда по ней скучают.

Известия


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика