Религия

«Боголюбское дело» оказалось провокацией

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Итак, в «скандале вокруг Свято-Боголюбского монастыря», похоже, поставлена жирная точка. 14 октября в Общественной палате об итогах своих  проверок сообщили «комиссия Кучерены» и комиссия Патриархии. Слова при этом говорились разные, но в «сухом остатке» получилось одно: построенная всецело на «письме Вали Перовой» анти-боголюбская кампания оказалась на поверку СТОПРОЦЕНТНЫМ БЛЕФОМ. Что и подтвердили одна за другой ВСЕ проверявшие монастырь комиссии: и проводившая первой общественное расследование  комиссия «Комитета в защиту семьи, детства и нравственности», и комиссия Владимиро-Суздальской епархии, и комиссия Общественной Палаты под руководством А.Кучерены, и сама комиссия Патриархии. Отдельные коррективы внесены будут, но описанных в письме «жестокостей» не существует в природе. Что-то, правда, продолжают до сих пор «проверять» следственные органы, хотя, казалось бы, всё уже и так ясно.

Впрочем, чтобы понять изначальную бредовость изложенных в скандальном письме «ужасов», не надо быть знатоком монастырской жизни.  Тысяча(!) земных поклонов в качестве наказания за проступок (попробуйте сделать хотя бы сто!). Двенадцать(!) 12 дней «карцера» на хлебе и воде. Работа детишек на полях по 14 часов(!) в сутки с последующими ночными молитвами и школьной учёбой. Наказание забывшей прочитать молитву при вхождении в келью – тысячу раз(!) зайти туда с молитвой (даже если проделывать это по четыре раза за минуту, получим 4,5 часа НЕПРЕРЫВНОГО открывания и закрывания двери)…   Изначальный идиотизм подобных «обвинений» столь очевиден, что  публиковать, а тем более расследовать подобные «факты» надо очень и очень захотеть.  Представьте на минуту, что из части сбежал солдат и накатал министру обороны письмо: «Старослужащие замучили. Заставляют ночью ходить строем по потолку и рыть сквозной туннель к морю - до самой Флориды…» Стал бы кто-либо даже читать  подобное письмо уже после первых очевидно бредовых «фактов»? Вряд ли. Но с «письмом Вали Перовой» почему-то случилось наоборот: в её «туннель до Флориды»  дружно «поверили» все, его публиковали и взахлёб комментировали многие СМИ,  для его поиска создавались комиссии…  Объяснить это можно только одним – была раскручена заранее спланированная и щедро профинансированная (один сюжет в лучшее время по Первому каналу телевидения чего стоит!) пропагандистская кампания.

Кто стоит за ней и с какой целью затеял – тоже было примерно ясно с самого начала. Для этого достаточно заметить нечто общее, что отстаивают ВСЕ(!) наиболее ярые  обвинители Свято-Боголюбовского монастыря. Среди организаторов побега и, видимо, скандального «письма» три человека: известный сторонник легализации наркотиков Олег Зыков, и его друзья священники-«модернизаторы Церкви» - о.Максим (Хижий) и поклонник генерала Власова о.Сергий (Рыбко). Все трое – сторонники введения в России «ювенальной юстиции» - особого «детского» правосудия, позволяющего отбирать из семьи детей при «нарушении их прав», трактуемых весьма широко. Недавно О.Зыков побывал (кстати, и А.Кучерена – тоже) на устроенном Французским посольством для наших «ювеналов» круглом столе, более напоминающем инструктаж лоббистов. И знающие люди уже тогда предупреждали, что вскоре надлежит ждать каких-то действий. Вот «действия» и случились…

Сегодня пропагандистская волна явно выдохлась, но затеявшая её либеральная публика всё ещё пытается делать хорошую мину при плохой игре. Уж очень не хочется признаваться, что «сели в лужу». И потому скандал плавно пытаются свести «на нет», надеясь, что при этом некое «тёмное пятно» на репутации монастыря и Церкви всё же останется: по старому подлому принципу «то ли он у кого-то сапоги украл, то ли у него украли, но в чём-то плохом замешан». Если неделю назад СМИ пестрели заголовками вроде  «Порядки в монастыре Боголюбова напоминают режим Пол Пота, а сама обитель – секту», то в последние дни их сменило нечто гораздо более сдержанное - «'299988">'Патриарх Московский и всея Руси Кирилл будет лично контролировать расследование инцидента с '318958">'побегом воспитанниц православного приюта» и т.д.

Да и большинство выступавших в Общественной палате  пытались явно перенаправить дело в совсем другую сторону. «Ситуация, связанная с жалобой воспитанницы приюта при женском монастыре Валентины Перовой, близка к урегулированию.» - вещал известный русофоб Н. Сванидзе - "На мой взгляд, цель достигнута, поскольку есть гарантии того, что девочка будет защищена и выберет тот образ жизни, который сама захочет." Слушая подобное, поневоле задумаешься: уж не бредит ли Николай Карлович?! Можно подумать, что речь в «жалобе» велась о том, что девочку «не отпускают» из монастыря, а не содержалась злостная клевета, ныне полностью опровергнутая!  Тем более, что по признанию самих Кучерены и Сванидзе, в ходе встречи представителей Общественной палаты с воспитанницей приюта удалось выяснить мотивы, которые побудили ее написать такое обращение: " Она нам объяснила, почему все это произошло. Это произошло потому лишь, что она была недовольна работой некоторых воспитателей". То есть, говоря человеческим языком, неопровержимо установлено, что «письмо Вали Перовой», из которого на протяжении двух недель лепили «боголюбский скандал», является чистой воды клеветой и вымыслом «недовольной некоторыми воспитателями» девочки – подростка, решившей таким образом поквитаться со своими обидчиками. В чём ей взрослые дяденьки из команды О.Зыкова, естественно, охотно помогли.

При этом - ни слова о полной несостоятельности обвинений, содержащихся в «письме Вали Перовой»,  в Палате не говорилось. И уж тем более – о буквально схваченном за руку члене ОП Олеге Зыкове, явившемся в монастырь в составе комиссии расследовать им же организованный побег и тут же пойманном за руку, когда он уговаривал бежать других воспитанниц, раздавая им визитки и обещания «посодействовать». После подобного скандала член любой зарубежной «общественной палаты» тут же был бы с позором изгнан. Но О.Зыков, очевидно, из тех, кто «не тонет» ни при каких обстоятельствах. На заседании в Общественной палате 14 октября он (фактически – главный подозреваемый в организации скандала!) не только преспокойно присутствовал в качестве члена «нейтральной» комиссии, но и был допущен на вторую, «закрытую» для СМИ и общественности часть заседания! Право же, это всё равно, как если бы главный подозреваемый по делу был включён в комиссию по надзору за следствием! А вот из представителей независимой общественной комиссии, первой расследовавшей «боголюбский скандал» (выводы которой позже подтвердили все последующие комиссии),  даже на открытое заседание в зал допущена была одна только Татьяна Боровикова (организация многодетных семей «Много деток – хорошо!»), да ещё принимавший участие в расследовании 1-й зам. главного редактора журнала «Человек и закон» Николай Бондаренко.

Зато г-н Кучерена пригласил присутствовать огромное кличество совершенно посторонней публики. Все эти люди не имеют ни малейшего отношения к расследованию ситуации в монастыре, зато регулярно строчат, цитируя друг друга, откровенно провокационные публикации, в которых огульно причисляют и монастырь, и всех, кто его защищает либо просто пытается разобраться в ситуации, к «тайным диомидовцам», «врагам Патриарха», «черносотинцам», «сектантам» и т.п.  

Разумеется, все ждали, какую позицию займёт Патриархия. Ведь, собственно, именно в расчете на  внутрицерковные противоречия строилась вся затеянная либералами вокруг монастыря кампания. Однако расчеты комбинаторов не оправдались. Чёткую и принципиальную позицию Патриархии выразил в своём выступлении о.Всеволод (Чаплин),  отметив, что «недавний скандал в Боголюбском женском монастыре под Владимиром, связанный с побегом оттуда двух воспитанниц и письмом одной из них президенту и Патриарху, был использован некоторыми общественными, государственными деятелями и СМИ для призывов к ликвидации в России всей системы негосударственной благотворительности». Более того, о.Всеволод абсолютно чётко заявил, что "не должно быть жестких выводов о ситуации на основании одного письма, даже если оно было направлено президенту, Святейшему Патриарху и другим высшим лицам» и выразил удивление попыткой некоторых СМИ собственные "резкие выводы" об инциденте в Боголюбово "основывать на одном свидетельстве, аутентичность которого сегодня подвергается сомнению". «Подвергается сомнению» - это ещё мягко сказано…

Можно ли на этом считать дело законченным? Дело с провокационной кампанией – да. Но никак не дело с самими провокаторами. Никто не отменял закон об ответственности за заведомую клевету для СМИ. Очень хочется выяснить, кто же всё-таки сочинил явно не детской рукой написанное скандальное письмо, содержащее кучу несуразностей. И когда это будет выяснено, этому человеку (или людям) придётся ответить за оговор, клевету и нанесение ущерба репутации монастыря.

Александр Разумовский

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика