Религия

Доколе будут плевать нам в душу по закону?

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 


По словам Светланы Нелюбиной, дело Людмилы Есипенко – явное противоборство христоненавистничества и русоненавистничества …

 

В чём настоящая суть вопроса? «Из мухи раздули слона» - зачем и на каком основании? Видится для того, чтобы показать православным своё «место»: не исторически первое в России, а где-то там – подальше, особенно от тех, кто всегда «лучше знает». На каком основании в случае данном? На псевдонаучном и псевдозаконном. Разберёмся.
 
Власти, в частности правительство Москвы, которое называется почему-то мэрией, предъявило иск к Есипенко за хулиганство и на возмещение порчи «артефакта». Общеизвестно, что растущее число латинизмов «умно» употребляется для того, чтобы запрятать смысл какого-либо явления, затемнить его. Что такое «артефакт» в переводе на язык русский? Произведение искусства. Даже на языках латинских «художественный факт» (что это такое вообще?) не может быть искусством в правильном его понимании. Равно ли «художественное» «произведению искусства» вопрос далеко не праздный и не только научный, а, как показывает наша жизнь, вполне приземлённо житейский. Особенно со случаем на выставке в Манеже этой и других ей подобным.
 
Нас уверяют, что на выставке были произведения искусства. А кто решает: это художественное произведение или нет? Кто ставит все точки над i? По здравому смыслу – знатоки. Люди, получившее на то образование и работающие в ремесле музейщиков, в науке искусствознания. А больше никто? 
 
Судя по уверенности самих музейщиков – никто. На видео данного случая на выставке в Манеже научный работник уверенно заявила, что не Вам решать произведение это или нет! Вот так. Открованно. А ты, мол, быдло, отойди и молчи!
 
А почему не нам? Музейщики – истина в последней инстанции? Есть такое ощущение у них: «элита общества» - духовная болезнь давняя и большого числа. У всех ли? Нет, конечно же, но числа немалого, к сожалению. Настолько, что они, будучи с сознанием несколько перекошенным или урезанным в сторону собственную, затмевают искусствоведов со смыслом здравым. Кроме того, ошибочно думать, что в искусствознании существует какая-либо единая точка зрения на произведения искусства классического, а уж не говоря о современном. К чему это я? А вот к этому, к суду гражданскому и житейскому.
 
Продолжим. Кто и как решает: работа художника является произведением или несостоятельной поделкой? А если это всё-таки произведение искусства, то оно есть высочайшее (шедевр) или нет? Не будем углубляться в старину – и там нет мнения знатоков единого, особенно насчёт модернизма. А вот о веках 20-м и 21-м – и подавно! 
 
Отбор художественных произведений в музей осуществляется соборно (коллегиально). Назначается ряд лиц, уже занимающихся этим разделом искусства, которые идут на отбор, а потом члены научного совета утверждают их подборку. Вроде бы всё по уму. Но тогда почему с хрущёвского времени в государственные (!) художественные фонды непременно идёт отбор модернизма и подполья (андеграунда)? Ладно бы, «разнообразия для», т.е. для «научной» полной картины, так ведь, во-первых, эти работы низкого качества; во-вторых, не только совершенно не присущие русскому искусству, а значит мiровоззрению, но и в своём немалом числе в ущерб работам здоровым, но так ненавистным большому числу искусствоведов - «реалистическим». 
 
Презрение к реализму у них наследственное – от т.н. интеллигенции, той, что от 19-го века. Модернизм, который является искажением картины мiра, кажется им надуманно сложным – якобы «знаковым», а живоподобие (реализм) – простеньким по смыслу и художественному выражению. Так говорят о шедеврах древнерусской иконописи и Крамского, Сурикова. Между собой говорят. И делают для зрителей. И вот такой же междусобойчик есть и в отборе работ художников советских и современных.
 
Нет единой и взвешенной искусствоведческой точки зрения, академической, так мечтаемой любителями искусства. И не будет, т.к. всё зависит от личности самого искусствоведа. Борьба – тайная и явная, в науке искусствознания и в направлении работы музеев несколько была в прошлом, а ныне прекратилась и вовсе за победой подавляющего числа музейщиков-модернистов и общего направления, ими создаваемого, а также и СМИ.
 
Так что же наш случай в Манеже? Действительно ли обидели Сидура как художника и каким образом его работы попали на столь большую и дорогую выставку в столь знаменитом выставочном зале? Это явление и событие – следствие описанного положения вещей в обществе и в музеях. Искусство – отражение времени в художественном виде. Но кто и что отражается в этом зеркале? Если сосредоточие высокого духа, мысли и чувств большинства в народе, в населении, в обществе, то это – шедевр. Если работа художника – отражение его собственного «Я», то её уровень зависит от личности самого этого художника. Вот и пришли к Сидуру.
 
Судя по его работам, этот художник – самого низкого уровня. Но «междусобойчик» из числа самоуверенных и «высокоумных» искусствоведов, если они вообще искусствоведы по образованию, что бывает не всегда даже в знаменитых  музеях, решил, что это – произведение искусства. На каком основании? На тщательном научном исследовании? Да оно им близко по духу! Вот и всё. А уж коли этот «междусобойчик» так решил, то так тому и быть для всех! Именно из числа этих «знатоков» будут те консультанты, что будут делать экспертизу и выступать в суде против Есипенко. Имеют право! А все остальные – нет, должны слушать именно их вывод о работе Сидура. Ну и что из того, что их противники не есть тля безмозглая, а любое произведение должно быть для людей и о людях! Этот «междусобойчик» из всегда «лучше знающих» есть «истина в последней инстанции». Кто будет защищать духовно больное сознание? Только обладатели подобного же.
 
Я, как искусствовед, бывший музейщик, считаю эти работы Сидура не произведением искусства, а поделкой духовно больного человека, оскорбляющих подавляющее большинство не только христиан, но и всех здоровых умом людей, особенно проживающих в России – стране православной искони. Эта поделка – оскорбление предков и всего русского народа. И не важно оскорбление людей верующих или нет. Эта работа есть насмешка над русским мiровоззрением, тысячелетней историей, искусством. Это – плевок в русскую душу. Не только сами поделки, но и сам суд над Есипенко.
 
Безусловно, хулиганить в общественных местах, на выставках, портить выставочные предметы – нельзя. За это Есипенко заплатила штраф. Но и смеяться над православными нельзя тоже. Во-первых, выставляя эту мерзость, которая есть без каких-либо признаков искусства» а во-вторых, назначая штраф в более миллиона рублей на восстановление этого «грязного» куска линолеума. Если уж восстанавливать этот позор России, то и рубля достаточно на ватку со спиртом и на клей. И вообще, деньги налогоплательщиков уходят на хранение в музеях вот такой буквально дряни, нестоящей и взгляда зрителя. Деньги немалые и время длительное. Одна эта выставка в огромном Манеже стоила денег немалых, причём из кармана тех самых людей, коим вот так нагло плюют в душу. Свобода художника превыше всего в демократической стране? Россия была демократической до трёх Переворотов, а ныне – тюрьма народа руссов, православных. Свобода одного пьющего недоумка (Сидура) и его защитников-сомышленников дороже 84% православных современников и памяти предков? Так не бывает.
 
Ныне оскорбление чувств верующих в суде должна защищать Русская Православная Церковь. К сожалению, наши православные власти этого не сделали. А многочисленные частные иски по этому поводу гражданские власти отклонили.
 
Можно, конечно же, расписать в красках как ныне на месте православных поступили бы представители других вероисповеданий, например, мусульманского и иудейского, особенно в своих исторических странах. Так ведь догадаться нетрудно… И они были бы правы.
 
А лучше представить как поступили бы наши предки всего-то лишь сто лет назад… Думается, так же, как и упомянутые выше вероисповедания. А мы? А что мы? Мы, видать, не способны защитить не только Веру предков, но своё достоинство, а уж Самого Христа, над Которым поглумились Сидур и музейщики из той части интеллигенции, которая третье столетие «лучше знает», и подавно.
 
Стыдно? Мне – да.
 
Даже если православным удастся отстоять Есипенко, выставки подобного «искусства» «свободных» художников и музейщиков были, есть и будут. Доколе будут плевать нам в душу по закону?
 
Нелюбина Светлана Федоровна, искусствовед 

Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика