Религия

В поисках «бога Кузи»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

В центр Москвы вместе с оператором мы приезжаем на автомобиле, чтобы найти тех, кто обманывает доверчивых людей.

С самого начала я не верил в успех нашего мероприятия – выйти на группу сектантов «бога Кузи». Как вообще можно бороться с сектами? Это же столько книг нужно прочитать. В конце концов, кто я такой, чтобы бороться с ними, с этими загадочными адептами?

Метро «Марксистская», улица Таганская. Один из самых известных православных маршрутов. Напротив центра саентологии стоит человек в черном подряснике. Перед ним – столик. Такие берут на пикники, дачу и на промо-акции – рекламировать сыры и йогурты. Но здесь – никакой рекламы. Икона блаженной Ксении Петербургской. Рядом ящичек для пожертвований и желтый лист формата А4. На нем перечислены требы на все случаи жизни: от пожаров до простуды.

 

– Добрый день, – обращаюсь я к благообразному дедушке. У него и у меня очки. Это немногое, что нас объединяет.

–Добрый, – осторожно отвечает отче.

Мне хочется назвать его аввой, поздравить с праздником. Я отказываюсь верить, что передо мной обыкновенный шарлатан. Начинаю входить в доверие. Моя цель – попасть на прием к «богу Кузе». Ведь этот человек организовал такую сеть, где и финансы, и вербовка, и жестокие избиения – все существует под одной крышей во имя, пока не признанного «бога». Рассказал историю о сложных отношениях с девушкой. Старичок внимательно сверлит меня глазами.

–А где ваша община находится? Можно сходить к вам на собрание? Я так нуждаюсь в совете опытного человека.

– Нет, мы приезжие. Помогаем восстанавливать храм, который сгорел в 2011 году.

– А что за храм? – зачем-то спрашиваю я, уже понимая, что на прием к «богу Кузе» меня не пустят.

– В Костромской области. Село Поназырево. Там храм в честь Ксении Петербургской.

– А кто там настоятель? – у меня немного отвисает челюсть.

– Отец Евгений Кетов.

Совпадение!

Здесь я сделаю небольшое отступление. В 2011 году по заданию редакции я с оператором Сашей Богдановым отправился в Костромскую область. Мы должны были снимать сюжет о восстановлении деревянной церкви. Работали несколько дней. Отца Евгения я знал ещё до приезда в Поназырево. Это очень высокий, добрый и активный священник. Батюшка, который служит на зоне, – так про него говорят.

В колонии есть храм в честь праведного Иоанна Кронштадского. Там отец Евгений и служит настоятелем. Второй храм — за пределами тюрьмы. Тот самый, которому так энергично помогают ряженые. В честь блаженной Ксении Петербургской. Он практически достроен. У отца Евгения пять детей и никакого свободного времени. Тогда, в 2011-м, я увидел жизнь этого человека изнутри. С тех пор наше общение не прекратилось. Созваниваемся как минимум раз месяц. Когда отец Евгений бывает в Москве, он останавливается у меня.

Но к нашим баранам.

Первое, что я хотел сделать – тут же позвонить отцу Евгению и переговорить с ним.

– А вы лично знаете отца Евгения? – спрашиваю пенсионера в подряснике.

– Знаю, – прогремел ответ.

– И все деньги ему отправляете?

– Конечно. Обязательно высылаем ему.

Тут я вспомнил, как месяц назад мы с отцом Евгением стояли в «Ашане» и выбирали люстру для уже восстановленного храма. Я отправился в машину за оператором.

Рубим с плеча, пока он не ушел

Оператор реагирует мгновенно. Возвращаемся на прежнее место, к столику с пожертвованиями на храм. Дедушка торопливо собирается.

– Куда же вы?

«Все, пошел», – ответил «помощник» отца Евгения.

Здесь подошли оператор и звукоинженер. Мы начинаем записывать наш разговор на камеру.

– Вы знаете отца Евгения Кетова? – спрашиваю громко и отчетливо.

– Нет, – отвечает дедушка.

– Вы же мне только что говорили, что знаете.

– Не говорил, – дедушка отворачивается. Он явно недоволен и ошарашен происходящим.

– Вы деньги ему отправляете? – задаю следующий вопрос.

– Нет. Да, – запутавшись, пробормотал «отец».

«Уберите камеру. Уберите её», – банально и недовольно произнес человек в скуфейке.

Мы сели в машину.

По солнечной Москве летим на другую точку. Метро «Белорусская». Здесь в первой половине дня приближенные «бога Кузи» обычно стоят и собирают пожертвования. На этот раз я надел радиопетлю, чтобы записать весь разговор в хорошем качестве. У подземного перехода – средних лет мужчина в подряснике. Рядом с ним симпатичная девушка. Я немного расстроился, – почему она так увлеченно с ним разговаривает? Очень неделикатно прерываю их беседу. Девушка уходит – остался лжепослушник и я.

– Слушайте, у меня ситуация такая. Моя подруга сошла с ума, а меня во всем виноватым оставила. Плевалась в меня, оскорбляла и била. А я хочу встретить настоящую любовь. Однажды она меня достала, я ей двинул. И отлегло. Как мне быть? Я христианин после этого?

Вдумчивый взгляд ощупал меня с головы до ног. Я напустил страдальческий вид. Мне показалось, что сработало.

– Вы можете заказать у нас требу, – показывает «послушник» на знакомый список молитв на все случаи жизни.

– Сколько стоит?

– Одна треба – триста рублей, – отвечает он и начинает что-то рассказывать про смысл жизни и веру в Бога.

– Скажите, а могу я молиться дома, без всяких храмов? Там ведь такие бабушки злые. Что лучше для Бога: подавать вам деньги на молитву? Или ходить в храм и оставаться таким, какой я есть?

– Конечно, будет лучше, если ты будешь требы заказывать. К тому же эти бабушки не вызывают никакого доверия.

– А вы потом кому эти деньги передаете? – вежливо и аккуратно спрашиваю я.

– Отправляем на восстановление храма Ксении Петербургской, – звучит заученная фраза.

– Правда? А там храм сгорел?

– Сгорел. Мы помогаем его восстанавливать, – у моего собеседника усталый взгляд.

Я пошел за оператором, а мой благочестивый знакомец быстро стал сворачиваться. Мы быстро вернулись. Пока мужчина прятал летний столик в черную сумку, я его спросил:

– Куда вы деньги отправляете?

Раздался очень неприятный вопль.

– Уберите камеру! Вы не имеете права меня снимать.

– Вы знаете отца Евгения Кетова?

– Никого я не знаю, уберите камеру. Кто вам дал право? – дальше прозвучала фраза, которую я не могу привести здесь.

– Мы же только что говорили о высоком. Зачем вы обманываете?

– Уйдите вон! – Лжепослушник принялся почти бежать, а мы догонять. В какой-то момент он набросился на камеру, но наш оператор был намного выше и крепче бородатого субъекта.

– Куда же вы? – вежливо обращаюсь к удаляющейся фигуре.

– Вы не имеете права. Отстаньте от меня.

Через несколько минут темная фигура растворилась в толпе. Вместе с выручкой, столиком и записками с именами тех, кто попросил молитвенной помощи.

Звонок в Костромскую область

О том, что есть такие помощники, которые под палящим солнцем собирают деньги для восстановления храма в честь Ксении Петербургской, отец Евгений не знал. Несколько лет назад к нему обращались с предложением поставить ящик в Москве на православной ярмарке. Свое благословение он дал. Дал и реквизиты с печатями. Деньги ему исправно отправляли, но как только священник понял, что для ребят – это обыкновенный бизнес, он отозвал благословение. Лучше вообще ничего не иметь, чем связываться с проходимцами.

– Я готов дать любой комментарий, – сказал по телефону отец Евгений. – Нужно срочно это остановить.

– Тогда съемочная группа к вам приедет из Костромской области. Я дал продюсеру ваш телефон.

– Пускай приезжают, – ответил отец Евгений.

Откуда ноги растут

Некто Андрей Попов решил однажды стать «богом». Поскольку Попов знал, как трудно быть богом, он решил начать с малого. Надел священнические облачения и стал проводить душеспасительные беседы.

"Бог Кузя" со своей паствой

– Он был очень обаятельным. Говорил тихим келейным голосом. И в принципе очень правильные и хорошие вещи, – делится своими воспоминаниями Ольга. Мы сидим в кафе одного из московских парков.

– Так он вербовал своих учеников. Потом он стал называть себя богом.

Жизнь Ольги Францевой после встречи с «богом Кузей» изменилась. Женщина ушла из семьи. Муж переживал утрату любимой супруги, тяжело заболел и умер.

Попов в священническом облачении
Попов в священническом облачении

Ольга знает каждого адепта по имени. Помнит их манеры и привычки. В секте «бога Кузи» она провела пять лет. Как и каждый член группы, была уверена, что Попов – это явившийся на землю мессия.

Борода есть, характер волевой. Дорогих машин не имеет. Ходит в чем попало. К материальным благам относится более чем равнодушно. Это все, что я узнал про Кузю.

«Он очень любит животных. Приобретал только редких и дорогих. Например, ящериц, змей. Однажды ученики хотели подарить ему панду, которая стоила полтора миллиона рублей. Я иногда ухаживала за ними, – рассказывает Ольга, – Он хорошо с ними ладил. В его квартире был своего рода зоопарк».

«Как только я заявила, что собираюсь уйти из секты, мне объявили, что я больше не люблю бога, – продолжает Ольга – Кузя мне подтвердил, что я не люблю самого бога».

Остальные члены понимающе кивали головой и соглашались. «Бога» надо любить и не расстраивать его. Под таким давление попытка уйти из секты тогда провалилась.

«Бог Кузя», кстати, к ученикам относится своеобразно. В 2011 году он стал периодически избивать своих последователей. Видимо, для профилактики. В этом ему активно помогала его вторая жена, Мария Харитонова. Удар от «бога» — это своего рода милость. Избивали жестоко, до сукровицы. Однажды сломали плеть, которой «наказывали» членов общины. Мужчинам отбивали причинное место, потому что вся полнота жизни у одного Кузи. Остальные мужчины должны оставаться евнухами. Однажды Ольга получила сильный удар по лицу. Шрам остался до сих пор. Желание покинуть группу душевнобольных у женщины созрело окончательно.

– Кузя контролировал каждый наш шаг. Если мы хотели позвонить родным, мы должны были спрашивать его разрешение. Если мы хотели купить одежду, мы должны были брать своего рода благословение. Он знал и знает о каждом практически все.

Система доносов работала, да и работает у Кузи превосходно. Выслуживаться перед «богом» здесь никак не тошно. Это одна из основных добродетелей.

"Кузя" и его рептилии

Как великому комбинатору пришла идея зарабатывать на столах, не знает никто. Но то, что Кузя организовал по-настоящему доходное дело, поняли практически все.

– На праздники мы накрывали для Кузи огромный стол. Соки в стеклянных банках (дешевые он не пьет), икра самая дорогая, деликатесы. Изысканные белые и красные вина, и семга, приготовленная на пару. Накрыть стол для «бога» – это тоже большая и ответственная работа, – за чашкой самого обычного чая повествует Ольга. – Каждый столик с пожертвованиями приносил около 1,5 миллионов рублей в неделю. Кузя как бы помогает многим приходам. Есть настоящие печати, есть поддельные. Система отлажена безупречно.

Как это работает

Из того, что я услышал от Ольги Францевой, стало понятно, что «богом» Кузя называет себя в присутствии приближенных. Когда его люди звонят в какой-либо храм, они, естественно, не рассказывают священникам о том, что пожертвования для них будет собирать сам «бог». А ещё они никогда не расскажут, что Кузя львиную часть денег оставляет себе. Переговоры часто проводит жена Попова – Мария Харитонова. Последователи Кузи работают не только на православных ярмарках, – они активно зарабатывают деньги на светских собраниях и презентациях. Например, на выставке в Санкт-Петербурге ученики «бога Кузи» собирали деньги для церкви села Нижняя Кондрата, Чистополькой епархии. Ничего, что у храма нет настоятеля, главное, чтобы нашлась щедрая рука или широкое сердце.

 

Кто-то принимает меры, чтобы остановить обнаглевших махинаторов.

Например, матушка Иеремиила, настоятельница Ыбского Серафимовского женского монастыря, ещё в конце 2012 года отозвала свое благословение.

Столы «бога Кузи» до сих пор можно видеть у храма Петра и Павла в Ясенево. Там обычно дежурят благообразные девушки в черном. Сразу видно, что монахини.

 

– Была такая ситуация, что храмов, [на которые собирали деньги – авт.] было гораздо больше, чем людей, которые могли выходить на улицу и работать на столах, – резюмирует Ольга.

Из светских устроителей выставок никто не интересуется подлинностью реквизитов, например, сгоревшего храма в костромской глубинке. А бывает и так, что «помогают» монастырю, которого просто не существует. Ни сайта, ни телефона, только ящичек с прорезью.

Все идет по плану

После всех встреч я решил спокойно привести мысли в порядок. Передо мной несколько списков. Первый – выставки за май. Здесь подробно указано, каким маршрутом проследуют адепты «бога Кузи». Никогда не был в Казани. А последователи бога Кузи уже там. Читаю: Казань c 3 по 7 мая 2013, «Специализированная выставка-ярмарка "Летняя неделя моды и стиля –2013». Далее идут: Иркутск, Минск, Тольятти, Челябинск, Краснодар Одесса, Самара, Архангельск – список длинный. Во втором списке – храмы, которым помогает община бога Кузи. Здесь все ровно наоборот. Названия сел никому и ничего не говорят. Проверить, например, существует ли храм Рождества Пресвятой Богородицы в поселке Февральск не так, чтобы очень просто. В списке 62 храма. Каждому обещают помочь.

Сухой осадок

Вспоминаю, что когда-то давно в Красносельском районе я заказал какой-то экстравагантный молебен: то ли за вечную любовь в семье, что ли за рождаемость. Бабушки в платочках тогда не вызвали никаких подозрений. Не знаю, были ли они подставными, но какой-то осадок от той встречи все-таки остался.

 

***

Видеосюжет "Вести-Москва" ТК РОССИЯ 1

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика