Религия

О «креационизме» и «кретинизме»

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Ответ на статью В.Н. Тростникова «Сколько лет нашему миру?» …

Лектор: Библейские дни творения могли иметь любую длительность. Мы вправе предположить, что это были миллиарды лет, а можем допустить, что они промелькнули быстрее тысячной доли секунды...

Вопрос из зала: Скажите, пожалуйста, а нельзя ли их считать обычными днями?

Лектор: Нет!!!

(Из выступления одного православного эволюциониста)

 

 

1. Православный взгляд на проблему

 

Священное Писание умалчивает о длительности первых шести дней, в течение которых Бог сотворил мiр и человека.

Однако на эту тему высказывались многие Святые отцы:

Святитель Василий Великий: «И бысть вечер, и бысть утро, день един (Быт. 1, 5). Почему назван не первым, но единым?.. Определяет сим меру дня и ночи, и совокупляет в одно суточное время, потому что двадцать четыре часа наполняют продолжение одного дня, если под ним подразумевать и ночь».

Преподобный Ефрем Сирин: «Свету надлежало пребывать двенадцать часов, чтобы день заключал в себе такое же число часов, какую меру и продолжительность времени пребывала тьма. Ибо хотя и свет и облака сотворены во мгновение ока, но как день, так и ночь первого дня продолжались по двенадцать часов».

Святитель Амвросий Медиоланский: «Итак, весьма понятно, почему Моисей сказал не «первый день», а «день один», ибо не мог назвать первым второй, третий, да и остальные дни: так и появился теперешний порядок. Однако Моисей решил, что названием «день» объемлется время и дня, и ночи; Моисей как бы сказал: мера дневного времени - двадцать четыре часа».

Блаженный Августин: «И бысть вечер, и бысть утро: день един (Быт. 1, 5). -В настоящем случае день называется не так, как назывался он, когда говорилось: И нарече Бог свет день, а так, как, например, мы говорим: «30 дней составляют месяц»; в этом случае в число дней мы включаем и ночи, между тем выше день назван отдельно от ночи. Итак, после того, как сказано уже о произведении дня посредством света, благовременно было сказать и о том, что явился вечер и утро, т.е. один день».

Преподобный Иоанн Дамаскин: «От начала дня до начала другого дня - одни сутки, ибо Писание говорит: И бысть вечер и бысть утро, день един».

Некоторые учителя Церкви впрямую о длительности дней творения не писали, но никто (кроме осуждённого на V Вселенском Соборе еретика Оригена) из них не утверждал, будто бы библейские дни были «не дни», а эпохи какой-то неопределённой длительности.

Отметим, что суждения о первых днях мiра делались Святыми отцами не на основании научных представлений античности, но исключительно на основании их христианской веры, поскольку никакая натурфилософская школа не содержала учения о Шестодневе.

Вопрос о Сотворении мiра в Православной Церкви рассматривается как догматический, то есть вероучительно значимый. Он включён в Символ веры и неизменно занимает одно из первых мест (как по своему значению, так и в последовательности изложения догматов) во всех православных трактатах по догматическому богословию, начиная с «Точного изложения православной веры» преподобного Иоанна Дамаскина. К примеру, в «Православно-догматическом богословии» архиепископа Макария (Булгакова) раздел «О Боге, как Творце» занимает объем более 150 страниц (с 350 по 512).

Обратим внимание на то, когда в православном богослужении читаются стихи из библейского Шестоднева. Это повествование Книги Бытия звучит в качестве паремии на вечерне, помимо начала Великого поста, накануне трёх главных господских праздников: Пасхи, Рождества Христова и Богоявления. Включение темы Шестоднева в богослужение Великой Субботы и службы Навечерия обоих великих праздников свидетельствует о важнейшем значении этих страниц Ветхого Завета в церковном догматическом учении о Боге Творце.

Святоотеческая традиция пронизана благоговейным отношением учителей Церкви к таинственной теме о шестидневном творении. Богодухновенное знание о Сотворении мiра и человека раскрыто Святыми отцами, пребывавшими в молитве, созерцании и постижении Божественного Откровения. Верность Преданию апостольской Церкви всегда считалась критерием истины и неискажённого восприятия Слова Божьего.

 

2. О «кретинизме» креационизма

 

Насколько безосновательными и несолидными представляются на этом фоне высказывания иных современных «философов»!

Вот что пишет, к примеру, в статье «Сколько лет нашему миру?» православный богослов и философ Виктор Николаевич Тростников: «Последнее время, как только речь заходит о сотворении мира, вспыхивают споры о сроках; собеседники горячатся, переходят на взаимные оскорбления, и дело идёт к расколу. Сторонники одного крайнего направления, креационизма, - не путать с кретинизмом! - с пеной у рта утверждают, что каждый из шести дней творения продолжался ровно сутки, то есть один оборот Земли вокруг оси» (http://ruskline.ru/news_rl/2015/02/04/skolko_let_nashemu_miru/).

Я знаком лично со многими противниками теории эволюции. Среди них есть физики и геологи, молекулярные биологи и химики, учёные других специальностей и философы; есть доктора и кандидаты наук, академики и член-корреспонденты; есть православные архиереи, священники, монахи и благочестивые миряне - но нет ни одного, кто был бы хоть немного похож на описанных В.Н. Тростниковым несимпатичных субъектов.

Наш достопочтенный автор нарисовал красочную карикатуру на своих оппонентов - креационистов, сторонников экстремистского «крайнего направления»: в их среде всё время «вспыхивают споры», они фанатически «горячатся», постоянно «переходят на взаимные оскорбления», и даже ведут дело «к расколу». Если что-то утверждают, то непременно «с пеной у рта» (то ли эпилептики, то ли параноики?). Короче, представлен образ необразованных, малокультурных и скудоумных дегенератов-питекантропов.

Читателю становится очевидным, что вести какую-либо цивилизованную беседу, философскую полемику или богословский диспут с такими дуболобыми невеждами просто невозможно. Говоря об этих мракобесах, уместен лишь иронический тон и брезгливое дистанцирование.

Но самым глупым и потешным в описании В.Н. Тростникова, конечно, выглядит то мнение, которое он приписывает своим вымышленным персонажам: «Каждый из шести дней творения продолжался ровно сутки». Другими словами, в уста «креационистов» вкладывается один единственный аргумент, который сводится к тому, что библейские дни творения имели длительность «ровно 24 часа» (а Шестоднев составлял, соответственно, «ровно 144 часа»).

Поскольку других аргументов просвещённый автор у своих оппонентов не обнаружил, читателю может показаться вполне справедливым его вывод о том, будто все креационисты - самые настоящие кретины. Ни один здравый человек ведь не станет отражать все утверждения современной эволюционной науки кувалдой «догмата» о продолжительности дней творения.

В итоге получился такой «креационизм», который не грех и спутать с «кретинизмом».

После этого мастерского каламбура В.Н. Тростников пишет: «Более разумные верующие принимают как непреложный факт вывод учёных о том, что Вселенная возникла 13,7 миллиардов лет тому назад».

Здесь хотелось бы внести уточнение. Уверен ли автор, что эти «более разумные верующие» не отклонились от апостольского и святоотеческого исповедания? Верят ли эти «верующие» написанному в Библии? Верят ли они догматическому учению Православной Церкви? Не подменили ли они евангельскую веру в Живого Бога-Творца верой «в 13,7 миллиардов лет» эволюционного развития материи?..

Последующие рассуждения Виктора Николаевича дают пример богословия без всякой оглядки на православную традицию, образец того, что святитель Игнатий (Брянчанинов) называл «мудрованием падшего человеческого ума». Никакого основания ни в Священном Писании, ни в учении Святых отцов его мысли не имеют. Богослов и сам не скрывает этого, когда пишет про специфику понимания Шестоднева, которая «до сих пор почему-то ускользала от нашего внимания». Здесь явно речь идёт о новой оригинальной трактовке библейского текста, не знакомой предшественникам В.Н. Тростникова.

Как следует относиться к этому новому модернистскому богословию? Можно восторгаться смелостью и оригинальностью его суждений (в действительности не слишком смелых и далеко не оригинальных), можно попытаться оспорить их (предложив свои более смелые и оригинальные идеи), а можно их просто проигнорировать - следует лишь чётко понимать, что к вопросу об истине, то есть о том, «как было на самом деле», они не имеют никакого отношения.

При этом с некоторыми заявлениями В.Н. Тростникова православному читателю согласиться невозможно. Отметим наиболее заметные из них.

- Философ и богослов должен понимать, что хотя Бог существует не во времени, а в вечности, - но сотворение мiра Он совершил все-таки во времени. И этот период времени принято называть Шестодневом.

- Утверждение о том, что «процесс сотворения мiра представлен таким, каким его видит Бог», выглядит ошибочным. Всё-таки Библия написана не для Бога, а для людей и, по словам Спасителя, установлена суббота для человека, а не человек для субботы (Мк. 2, 27).

- Пусть подтвердит автор от Святых отцов свою эксцентрическую мысль о том, будто Шестоднев выстроен «не по оси времени, а по оси смысла»...

- А вот пропагандировать в Православной Церкви порочную и несостоятельную «визионерскую» точку зрения на дни творения, Виктор Николаевич, пожалуйста, не надо. Эта позиция западной библейско-критической школы (под влиянием которой находился и «весьма серьёзный богослов» профессор Лопухин) не имеет никакого основания в святоотеческом Предании.

- Лично я очень сомневаюсь в том, что автор от Святого Духа воспринял «пророческие» слова, которые он приписывает Богу-Творцу: «Назначаю тебе возраст в 13,7 миллиарда лет; Я придам твоей материи такие свойства, наблюдая которые, учёные придут именно к этой цифре».

Не желая детально углубляться в критику рассматриваемой статьи, отметим главное. Православное богословие невозможно соединить с эволюционистским мiровоззрением, которое чуждо библейскому учению о Сотворении и несовместимо со святоотеческим Преданием. Все «православные эволюционисты», в том числе и многоуважаемый В.Н. Тростников, почерпнули свои эволюционные идеи не из учебников православной догматики или литургики, но из сферы светского безбожного образования (из советской школы и ВУЗа).

Поэтому «оправдывать» миллиарды лет не стоит. Напротив, критика эволюционизма в Православии должна, наконец, быть признана духовной нормой, а всякую попытку «оправдать» эволюционистские представления о мiре следует оценивать как большее или меньшее отступление от догматического учения Церкви.

3. О креационизме без кретинизма

 

Критика эволюционизма с позиции православного богословия не имеет ничего общего с той карикатурной картинкой, которую изобразил В.Н. Тростников, представляя единственным «догматом» утверждение о 24 часах.

Поставленная проблема должна решаться не как хронологическая («Сколько лет нашему миру?»), а как догматическая. Несовместимость эволюционизма с вероучительными истинами Православия показана в нашей книге «Православное учение о Сотворении и теория эволюции».

Перечислим некоторые догматические различия между эволюционизмом и Православием.

1. Эволюционное учение постулирует постепенное развитие материи. Церковное учение, в противовес этому, утверждает Сотворение «из ничего». Эволюционировать прежде первого дня Творения было просто нечему (Сам Бог неизменен, то есть не подвержен эволюционным изменениям).

2. Эволюционное учение предполагает, что одни виды формируются из других посредством механизма изменчивости и естественного отбора. Церковное учение, в согласии со Священным Писанием, утверждает изначальное создание всех разнообразных видов «по роду их». Таким образом, ни один вид не появился эволюционным путём, но был создан всемогущим Словом Божиим.

3. Эволюционное учение исходит из существования смерти, хищничества и плотоядения в мiре до появления человека. Постоянное воспроизводство новых поколений необходимо для процесса эволюции (как же иначе она будет проявляться?). Церковное учение говорит о нетленном состоянии первозданного мiра.

4. Эволюционное учение считает формирование новых видов объективным неперестающим и неостановимым процессом - «продолжающимся творением». Церковное учение говорит о том, что все разновидности флоры и фауны созданы изначально, и процесс творения Божиего завершён (Бог почил от дел Своих).

5. Эволюционное учение утверждает неограниченное во времени развитие мiра в будущем. Церковное учение говорит о неизбежном скором Конце - Страшном Суде. Так что на пути плавного эволюционного развития стоит непреодолимое препятствие - Второе Пришествие Христово.

6. Эволюционное учение описывает естественную смену поколений, подчиняющуюся действию закона смерти. Церковное учение говорит о Воскресении Христовом и о Всеобщем Воскресении. Поскольку по Воскресении прекратится деторождение, естественно, не останется возможности для эволюции.

7. Эволюционное учение прогнозирует совершенствование человеческой цивилизации путём духовного и научно-технического прогресса до создания «сферы разума» - ноосферы (или иных подобных хилиастических идей, обещающих построение «рая» на земле). Церковное учение говорит о неизбежном приходе антихриста.

8. Эволюционное учение не способно указать на какую-либо особь, которую было бы справедливо назвать «первым человеком», но подразумевает лишь племя, стадо, обобщённый или собирательный образ. Церковное учение содержит чёткое знание об Адаме первозданном, от которого ведёт своё родословие человечество.

9. Эволюционное учение утверждает, что первый человек имел предков животного происхождения. Церковное учение говорит, что Адам не был продуктом эволюции, но сотворён Богом из праха земного.

10. Эволюционное учение предполагает, что все женские особи в роде человеческом имеют естественное (посредством зачатия и рождения) происхождение. Церковное учение говорит о сотворении первой жены Евы из ребра Адама. С точки зрения эволюционизма это утверждение абсурдно и «не научно».

11. Эволюционное учение исходит из того, что человеческий разум представляет собой плод эволюции мозга. Церковное учение говорит о том, что первый человек Адам был изначально создан Богом по Его образу и подобию. Таким образом, человек - не продукт эволюции до «божественной высоты» (которая недостижима эволюционным путём), но творение, получившее образ Божий как дар при своём создании.

12. Эволюционное учение утверждает, что не только животные, но и первые люди были смертны. Церковное учение говорит о том, что Бог не сотворил смерти, но первый человек был предназначен для жизни вечной и безсмертной. Смерть же никак не могла «появиться» в результате эволюции.

13. Эволюционное учение базируется на том, что смерть никак не связана с грехом. Церковное учение говорит о том, что смерть появилась в мiре как следствие грехопадения праотца Адама. Грехопадение представляет собой одно из самых серьёзных («качественных») препятствий для примирения эволюционизма и православного вероучения.

14. Эволюционное учение говорит о постепенном восхождении человека до совершенства. Христианская вера заставляет признать, что спасение и Царство Небесное получают не наиболее развитые и духовно продвинутые люди, но смиренные и чистые сердцем.

15. Эволюционное учение утверждает, что поскольку Иисус Христос есть часть мiрового процесса, то и Он неизбежно должен представлять собой «продукт эволюции» (как выражался Тейяр де Шарден, «Христос эволюции»). Церковное учение, отвергая подобные мысли как хульные и нечестивые, почитает Господа Единым от Троицы, Спасителем, Творцом и Вседержителем. Возможности примирения и компромисса между этими точками зрения не существует.

Подробнее все эти догматические вопросы в свете церковного отношения к ним разобраны в нашей книге «Православное учение о Сотворении и теория эволюции».

Вопрос же о длительности дней творения никогда не рассматривался в православном богословии как догматический.

 

Протоиерей  Константин  Буфеев, Русская народная линия


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика