Протоколы содомских мудрецов

Богословие дьявола – цифровая экономика.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   Статья 282 мыслепреступление – перегибать не стоит, но люди должны отвечать за свои преступления. «Не стоит» - это вопрос стоимости, резонанс обратной реакции – т. е. есть писк или нет, но поскольку на шантаж мы не поддаёмся, то всё верно.

Сделайте статью, а преступников она сама найдёт, создайте контру по борьбе с экстремизмом, и вы увидите сколько у нас экстремистов. Лучше не думать вообще – лучше подумайте надо ли вам это. Можно ли отменить слово? Вначале было Слово, и Слово было у Бога и Слово было Бог. В Евангелии Бог Слово – Христос, т. к. вопрос стоит не менее как об изгнании Христа. Собрание пионеров 1920-х после дискуссии проголосовали: есть ли Бог? – Решили Бога нет. Потребовалось менее 100 лет, чтобы это было утверждено ГД Новораши. А всего лишь 600 лет назад в Латинской Америке инки отменили письменность, упразднили слово и отменили историю – она вся была антитеррористически зачищена. Всё, что прошло за 1000 лет отфильтровали и подмели – выяснилось, что почти ничего не надо. Империя стала просто замечательная, вся цифровая. Был введён узелковый учёт и контроль – письменность «кипу» - никаких слов, только цифра, и цифра была у бога, и цифра была бог, а бог был дьявол. Когда пришла сотня испанцев Писарро, верховному инке не могли описать ситуацию – настолько все губернаторы были научены базар фильтровать и за метлой следить – возможно кто что и хотел сказать, но слов не было – сама мысль о том, что кому-то не нравится богоданная власть «славоправие, держисамос и народность» была настолько абсурдной и крамольной, что подлежала немедленному уничтожению – обладатель такого таракана в голове подлежал ликвидации. В устном сообщении бюрократы донесли, что пребыла некая делегация, что хочет почтить своим почитанием богонесравненного чучхэ, мечтают стать его рабами, а пославший их король хочет ползать во прахе перед несравненным вождём и богом всех времён и народов, Инка так и понял – одел лучшую одежду из драгоценных перьев редких птиц, уселся в золотые носилки и тысячи разодетых в золото рабов понесли его на встречу. Когда испанцы дали залп из пушечки и аркебуз, а богоданного за волосы потащили в пыли, визжащего и голого – все подданные не знали, что и сказать, т. к. слово было отменено ещё 100 лет назад, а сё что было до инки было сожжено и уничтожено – так заровняли, что не надо хоронить – аналогов в истории они не знали. Ошалевший от страха голый бог сдал страну, золото и народ, который решил, что так всё и надо. Люди были превращены в немых животных. Когда из эмиграции возвратилась сотня агитаторов немая империя самодержавия, на которую так картинно и смачно плевал Победоносцев, растирая плевок ботинком, поняла точно так как инки – значит, так и надо. Ученик Победоносцева Николай II так гордо написавший в переписи род занятий – «хозяин земли русской» был подло обманут своим учителем – он не хозяин, а всего лишь слуга, такой же как все. Когда в Израиле пренебрегли Волей Божьей и ввели монархию Господа ввёл для царя много условий – послушание законам Господа и слушание Пророков, «Не отступайте от Господа и служите Господу всем сердцем вашим. Не обращайтесь вслед ничтожных богов, ибо они ничто» (это не только о вещах, кумирах, но и о царях). Раболепный сенат, собранный из всей швали и мерзавцев Пётр I, протащил через весь срам, стыд, грязь, кровь и позор, а они визжали от удовольствия, подписал: Воля императора – высший закон. Выйти в знать можно было только безусловно отрекшись от Бога, пройдя через всешутейший и всепьянейший «собор», прокатив жену и всю семью через пьяную блудную ассамблею – стадное совокупление всех со всеми и так войти в императорскую «семью» - стать рабовладельцем христианских душ. Пётр I отменил грех и законом стало бесстыдство. Каждый «хозяин земли русской» обязывался перед бесами сеять разумное: Бога нет. Империя Петра Iполучила отмену слова – монахи не могли иметь бумагу, чернила, закрывать келию – за это был положен Преображенский застенок – юмор государя – преображение (надо понимать ума) у него пытки и содом. Монах был изолирован Петром I от Бога – он не мог писать, проповедовать. Любая проповедь священника должна была пройти цензуру – надо было представить её в епархии цензору, ждать разрешения, согласования занимали год – разумеется никто не проповедовал – вся империя молчала. Церковь находится в жёстком утеснении под видом лукавого попечения о ней. (Митрополит Киевский Арсений 1862 г.). церковь должна была служить не Богу, а царю (двору), быть полезной. Надо сказать, что Ленин был исключением из всей гимназии – он состоял в обществе Сергия Радонежского и только после казни брата Александра сорвал крест, бросил в лужу и топтал – надо понимать верил. Дворянство высшее креста вообще не замечало – обряд, элемент декора. Большевики вернули слово, отменив обряд и всю цифровую экономику. Революционеры, семинаристы – дети священников входили в церковь, демонстративно прикуривая от лампад папироски, распечатывали свои уста словами блудными и хульными – речь потекла рекой, заговорил пулемёт Максим.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика