Протоколы содомских мудрецов

Чекизм как вера святой Новораши.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

    ВЦИОМ провёл опрос кого из героев народ хотел бы видеть в списках политиков. Судя по тому, что Чебурашка в список не попал отношение к вопросу было крайне серьёзное

– на первом месте оказался Советский разведчик Штирлиц – наше всё, на втором профессор Преображенский из «Собачьего сердца», на третьем Данила Богров, на четвёртом Саша Белый из «Бригады» - что объединяет всех этих таких непохожих людей – любовь народа, а ещё они все чекисты – как выразилась сенатор Л. Нарусова: «Собчак набирал в команду юристов, не связанных юридическими заморочками». Он их нашёл – т. е. всё по Ленину «передовой отряд большевиков, не связанных никакими законами, каждый большевик хороший чекист», по Сталину это орден меченосцев, а по-народному – бригада, пострадавшие зовут их «отморозками». Когда началась катастройка и романтический флёр флибустьеров под алыми парусами ненадолго погас, Юлиан Семёнов попытался сбросить Штирлица с поезда, чекистского локомотива истории – написал продолжение – чекист попадает в жернова Гулага – золотые кудри поседели, зубы выбили – он стал жертвой чекизма, но ничего не вышло – роман не стали читать, а кино не сняли – Штирлица не удалось выкинуть с локомотива в тайгу на лесоповал – ничто нас в жизни не может вышибить из седла – автору не удалось убить своего героя, сам Семёнов ушёл (при весьма загадочных обстоятельствах). Между тем как путь профессора Преображенского вёл его именно в ЧК (больше некуда), напиши Булгаков продолжение. В перенаселённой Москве он вполне удачно отстаивает от пролетариата все свои 8 комнат, лечит руководство большевиков, которое его боготворит (видимо реально развешивает им лапшу по ушам, что они не умрут – он даст им бессмертие), занимается частной медициной – омолаживает дамочек, пришивает им яичники от шимпанзе – они хотят здоровой сексуальной жизни с кобелями и получают её, а ещё он проводит социальные эксперименты над народом, который превращён в псов – понятно почему элита на него молится – они ждут, что учёные подарят им атомную бомбу, ракеты, много-много отравляющих веществ, т. е. дадут много не только вечной жизни, но и вечной красивой смерти (для врагов). Жюль Верн – любимый писатель в России (у Ленина, Толстого Льва, Николая II, Максима Горького) – «Из пушки на Луну» и «Аэлита», «Гиперболоид инженера Гарина» А. Толстого (его сопровождает чекист Шульга) – иначе и быть не может, чекисты ведь передовой отряд, что на Луне – Марсе или на морском дне – они ищут везде философский камень, чтобы отменить Бога, ну и Преображенский – демиург, творец мира, архитектор Вселенной, галактический паук чёрной дыры, что ловит паутиной доверчивых ночных бабочек. Россия ненавидит Горбачёва, что сдал СССР – между тем роль Горбачёва в сдаче (как и Николая II России) минимальна, он поверил учёным, академикам чекистам, генералам госбезопасности и доверил проведение перестройки, но всё пошло не так. При Андропове КГБ превратился в гигантский орден, где была представлена наука, оккультизм и оперативные службы, которые и привели к власти Андропова – Горбачёва. Учёные очень хотели прославится, а особенно устроить конец света – были уверены, что адронный коллайдер даст то ли термоядерную энергию или если повезёт создаст чёрную дыру, что утянет туда всю землю и Солнечную систему, но модель творения вселенной оказалась неверной. Таким образом учёные ставили вопрос о ликвидации всего мира и жизни вообще ради лавров Герострата (стратега героев) – так и профессор Преображенский сначала создаёт Шарикова, а потом ликвидирует его. Данила Богров, аггел мести летит в Штаты и там убивает очень много и очень бестолково – всех, кто попал ему под руку, а тому, за кем летел читает лекцию (направив ствол в живот), что прав тот, у кого волына – это прямо как патриарх Никон, что ломал железным посохом кости, повелел собрать второбрачных священников, заключил в остроге и уморил голодом (женская смертность превосходила мужскую, а потому вдовцы, оставшись с детьми женились вторично, что священству было не положено). Никону было обидно, он стоял за закон, за лучшее исполнение закона (а это всегда уничтожает сам закон, т. к. лучшее враг всего хорошего и Христа – дети остались сиротами). Как и его оппонент протопоп Аввакум, патриарх Никон был чекистом, а потому помириться они не могли, впрочем, в одном они сходились – Аввакум звал перепластать царскую семью, да и весь двор – может сгоряча, Никон такого не говорил, был похолоднее, хотел создать систему, мы наш, мы новый мир построим, мировое православие во главе с солнцем – патриархом, ну и Луной – царём – здесь он буквально выписывал нам Григория и Иннокентия, хотел улучшить Христа иезуитами. Чекист – это маг, преображающий мир (откуда профессор Преображенский), демиург, создатель системы власти, для него нет истории – есть только Новораша с непредсказуемой историей – пишем и создаём исходя из целесообразности – вся история начинается с него, с нуля – просто землю вращают куда захотят наши легионы (и время тоже) – течёт вода Кубань реки, куда велят большевики – лозунг 1920-х. Индивидуализм и самовлюблённость мешают, симпатяге-отморозку Богрову создать бригаду, а вот Саша Белый, это образцовый мальчик – по сценарию у него ест куратор из какой-то башни Кремля, с которым лично он не всегда согласен, но послушен, наркоту он импортирует и экспортирует не сам лично, а по приказу (а они не обсуждаются) – у чекиста нет закона, а есть приказ и инстинкт. Так ведь и профессор Преображенский не просто атеист, он деист («я и природа»), создаёт законы природы (и пишет указы Богу). Учёность начинается с воровства – Прометей, укравший с Олимпа огонь и с шпионажем за Богом, профессура уверена, что «открыв» законы они тем самым указывают дорогу звёздам и Богу, как атланты они держат мир и Галактику. Между тем и дураку понятно, что орбиты настолько неустойчивы, что не могут держаться никакими законами. Нобелевские премии по физике поражают своим кретинизмом – кто-то где-то узрел что-то похожее на Солнечную систему, а значит там возможно есть земля или типа того, правда туда лететь несколько миллионов (или миллиардов световых лет – какая разница), т. е. есть альтернатива, если угробим землю – значит есть безопасность – первый презерватив – крыша, зонтик мира. А вот Нобель года по экономике – как бесплатная раздача презервативов беднейшему населению усиливает их чувства, платёжный баланс и увеличивает счастье – это второй презерватив. В общем наука сдохла, но чекизм как никогда жив – так ударим презервативом безопасности по дуракам и бездорожью.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика