Протоколы содомских мудрецов

Притча о блудном сыне.

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Блудный сын умножил имение с блудными женщинами – маниями и страстями, стал голодать и пас свиней – грехи и хотел питаться их пищей – т.е. блудом и нечистотой, но и того ему не давали – так дошёл он до скотской жизни и жил в обществе свиней.

Это был несчастный олигарх – чрево, наполненное червями, его жгло и мучило, он был ненасытен и голоден, жадными глазами смотрел он на мир, который хотел съесть, но пища не насыщала и чем больше он приобретал и поедал, тем больше хотел, служил как раб бесам и все его имели, понукали, понуждали, а он работал на суету, крутился как белка в колесе, преступал и богохульствовал, но как-то после пьяного корпоратива вырвало его трюфелями, икрой, фуагрой , артишоками с коньяком и спаржей, и вспомнил он об Отце и решил бежать от своего благодетеля сатаны, который доверил ему лучших своих свиней – работал он на ТВ, руководил проектами и не было такой гадости, которую он бы не плеснул в сердца и умы зрителей – сатана его хвалил и называл своим сыном – так любил, что клялся в будущем царстве посадить по правую руку – т.е. съесть 1-м, когда все дела кончатся, и все получат чего хотели, бесы уже не смогут есть людей, питаясь крохами с их стола, и будут есть грешников, потому они так озабочены будущим провиантом, очень на них рассчитывают. Заготконтора «Свинопром», операция «Тушёнка» - «один день год кормит», – говаривал отец дьявол. Надо сказать, что размножение свиней удавалось блудному сыну – ведь он был работник искусства – в Вавилоне это была самая почётная должность, но врачи нашли у него целый букет заболеваний: атеросклероз, тромбофлебит, цирроз печени, а блудницы его немилосердно пинали – требовали ягуаров, феррари, дворцов на Лазурном берегу, и понял он, что погибает, а сатана ещё и разведение змей обещал поручить, причём самых лучших ехидн. Нелегко ему пришлось идти через пустыню, а сатана ещё и лучших фараонов в погоню отправил на колесницах с мигалками, да со свистками, но Господь спас – расступились бездны житейского моря и поглотили всех огнём с серой – больше их не видали. Отец сына ждал и принял, вот только старший брат, что завидовал, обиделся: «Дурак, – говорит, – голый пришёл – голый ушёл, в золотых дворцах медяков не нашёл. Ведь всё это имущество можно было продать и раздать нищим, например, мне». Он не знал ничего о законе приумножения свиней и змей, о многозаботности мира и разводках дьявола. Старшему брату, как и глупым монахам, бесовки казались гладкими да сладкими, а хлеб пустыни – горьким, поверить он не мог, что блудная жизнь тяжела и опасна, а бесы и бесовки не услаждают и ублажают, а царапают, что грех – это садомазохизм, а одежда с золотыми нитками колет хуже верблюжьего волоса. Отец же хлопотал и радовался, славил Господа: «Надо же, живой! На свободе! – с таким-то счастьем…», - очень он переживал, что сын живёт в Вавилоне в стаде диких свиней, тупых, пустых, пороками обременённых, и чудо был мёртв и воскрес, пришёл к Отцу питаться хлебом насущным – жив будет, не помрёт. Старшему брату нравились мыльные сериалы брата, что душили без верёвок, оперы о мусорах, поэмы о сучьих войнах. Он долго с ним говорил и уговаривал не закапывать таланты, не ставить светильник под кровать, а развивать – светить слепящей тьмою, выбивать мозги. «Отойди от меня, сатана», - сказал младший брат старшему, который уверял, что чистым хлебом питаться нельзя, а только блевотиной – хотелось ему идти в политику, мечталось упасть по низким ступеням нравственной лестницы в общество псов, влачивших суетную жизнь с пустым сердцем, промытыми мыслями, не останавливаясь ни перед какими низостями, зажить глубоко порочной жизнью, питаясь человеческим мясом. Но услышав рассказы блудного сына о граде Вавилоне (такая толкучка и суета, что и на кладбище тесно), убоялся и остался дома. Отец же устроил роскошный пир, заколов лучшего тельца.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика