Протоколы содомских мудрецов

Свобода и барство – рабство (Европа и Россия).

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   Рухнувший под напором варваров Запад Римской империи развивался совершенно автономно от Византии.

Юстиниан император Византии собрал весь кодекс Римских законов и в целом Запад принял Римское право, но с глубоким отличием. На востоке воля императора и есть высший закон, а он – наместник Бога, а на западе вассал и сюзерен связаны договором верности, они не равны, но равны договором – без прав нет обязанностей. Сюзерен ограничен законом – он должен защищать низших. Карл Великий ввёл, что господин должен защищать не только своих вассалов, но и поселенцев и рабов не только в своём суде, но и в других судах, пусть даже военной силой. Ни в Византии, ни на Руси права на суд люди, зависимые не имели. Это вело просто к глубокой духовной болезни и слепоте верхов. Любимым словом Александра III было скотина (и ругательством). Скотиной у него были все: германский император Вильгельм II, художник Верещагин, а канцлер Бисмарк даже оберскотиной (когда он гостил в Берлине заговорщики оставили ему в его отведённых комнатах едкие высказывания Бисмарка о нём, и он сделал то, чего от него ждали чуть-ли не порвал отношения с Германией, бросился в объятия шлюх Франции и Англии – слушал с непокрытой головой Марсельезу – т. е. весьма содействовал грядущей русско-германской войне – это был большой глупый ребёнок дорвавшийся до власти, что был очень высокого мнения о себе и своей армии без сапог (Ленин на его месте немедленно подписал бы вечный союз с Германией, да ещё наградил Бисмарка – для него интрига была бы очевидна), Александр III так высказался по поводу конституции – чтобы русский царь присягал всяким скотам? – Да никогда (это он так о любимом русском народе. Мысль о равенстве в договоре, наконец во Христе его даже не посещали, и Николай II был воспитан в этом же духе. Государь и подданный равны в своём договоре верности Христу и друг другу и не могут изменять. Царизм по умолчанию узурпировал договор в свою пользу (а вернее к пользе дьявола). Запад создал договор верности в противостоянию злу, а России договор избранных (вернее отсутствие всяких прав на свободу и имущество) против прочих – закон, что не писан, не читан и не понят, защищает зло высших от посягательств низших, да ещё объявляет это богоизбранной духовностью, т. е. изобрела особую форму материальной духовности – право на владение не только телом рабов, но и их душами (видимо с целью их угробить). Ленин и большевики побежали от этой лжедуховности к прямому материализму духовному. Россия изобрела особую форму элитарного духовного блуда Ивана Карамазова – это не только инквизитор папы римского, но и славоправного царя (двора). В ненаписанном продолжении у Достоевского инок Алексей Карамазов должен был после смерти старца Зосимы идти… в революцию. Т. е. на земле ни римский папа, ни русский царь не дают Царства Небесного, а только личный выбор. Вопрос может ли Бог создать камень, который не в силах поднять (если не сможет, значит Господь не всемогущ, а если сможет, то как же Бог его не поднимет) имеет ответ – этот камень человек, если не захочет, то Господь его не поднимет. Но при этом Бог создал для человека непреодолимый мир, душа человека, будучи по природе христианкой не может примириться с рабством у дьявола (то что кланяется сатане это уже не человек, образ Божий утрачен – это уже некая биомасса или духовная плазма, обращённая в ничто). Ругаемый бездуховный Запад отрекаясь от Господа не сдаёт свою свободу дьяволу – Боккаччо в старости отрекается от своего «Декамерона», где описаны новеллы «пира во время чумы», основатель церкви сатаны Ла Вэй заканчивает жизнь в католическом приюте, а его сын стал католиком. Ариосто говорил, что не хочет жениться – ведь тогда он не сможет принять сан священника, а приняв сан священника не сможет жениться. Но вот жизнь Рафаэля – папа предлагает ему кардинальский сан, а один из приближённых папы свою племянницу в жёны с огромным приданным – Рафаэль так и не принял решения, но на смертном одре принимает монашеский постриг. Фауст у Гёте так и не говорит Мефистофелю «остановись, мгновение» - его не устраивает цель. Для души христианки нет другой цели, кроме Бога. Продав обольщением душу дьяволу человек попадает к нему в мучительство, но вменяется ли невменяемость во грех? Запад придумал свободу – возможность выбирать ценней самого выбора. Приняв грех, он не смог с ним примириться. Русская идея не выбирать, а сдать свободу и волю хоть царю, хоть Ленину (идея исключает всякую религиозность). Отрекаясь от Бога Запад стремится отречься и от дьявола (во всяком случае в России США спасли от голодной смерти десятки миллионов человек – тогда Запад имел все средства уничтожить Россию). США провели всю индустриализацию СССР и при этом Запад создаёт в России смуту, только в которой можно и спасать душу. Спастись способом дешёвым перепоручив царю или папе свою душу нельзя. Благоразумный разбойник спасается на кресте, а неблагоразумный мучается, но гибнет ли он? – Его спасение откладывается пока он не опознает Христа, вот только улюлюкающая и радующаяся распятию толпа вообще Христа опознать не может. Религия - это опиум для народа – это определение марксизма дал довольно точно, т. к. запад не имел иной духовности, кроме лживой, а потому спасение увидели в материализме, ведь некоторые физические законы выполнялись. Но Истиной нельзя торговать, а особенно разрезая на части – это всё равно как разрезать ребёнка – это будет только мёртвое тело. Наша жизнь вообще не имеет никакого смысла, если она только временная и не переходит в вечность – значит её и нет, она прожита напрасно, это не истина и не жизнь, а грех, ошибка. Римское право расчленяет и убивает любовь, т. к. право без Христа является мёртвым правом, и дьявол легко может довести до абсурда самое верное и правое превратить в пародию. Если мы общаемся без Христа, то это мёртвое общение, только Христос соединяет мужа и жену, родителей и детей, друзей – без любви всё бессмысленно (смысл бесов – смерть). Без Христа всё обращается в ненависть и злобу, месть и зависть. Лишая народ свободы, а значит обращая в рабство души, передавая свободы и права царю (двору, что является для бесов игрушкой), в России барство дикое, без чувства и закона, в первую очередь обращала в рабов себя и делала невозможным своё спасение.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика