Протоколы содомских мудрецов

«Церковь» железного Феликса, что на лубянском камне и день полиции.

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

   День полиции («полис» - греческое – государственность, но особого типа, олигархическое), милиция – это вооружённый народ, ополчение Рима, республика – «общественное дело», знамя Рима – это призыв ополчения в час опасности, оно красное – зовёт спасать Отечество, стало и знаменем христианской Византии, только «лабарум» - 2-й топорик, символ двуглавого орла Св. Константин заменил на Крест.

Крест стал «лабарумом» - золотой на красном поле и никаких легионов – орлов, символов смерти – «где будет труп, там соберутся орлы». Двуглавый орёл – это всего лишь личный значок Палеологов («старьёвщики», «древлеславные»), выходцев из Италии, что тянули империю на приватизацию. В Италии против империи эти предатели действовали заодно с Дуксом (герцогом) империи Аргиром, который находясь в личных неприязненных отношениях с патриархом Константинополя Михаилом Кируларием, что считал власть Небесную неизмеримо выше земной. Василий Аргир оказал слабохарактерному императору Константину IX Мономаху много услуг в сохранении власти, а потому конечно власть считал едва ли не личной и в Италии оплатил римскому папе Льву и его легату Гумберту «отлучение» патриарха – делегация прибыла в театр на постановку, где всё было готово. Заговорщики ввели легата в Храм Св. Софии, где Гумберт положил на Престол текст «отлучения» и беспрепятственно (!) убыл из Константинополя. Но всё пошло не так: у легата Гумберта не было полномочий, т. к. папа Римский Лев умер (а потому полномочия легата прекращаются немедленно), умер в плену у норманнов, которые просто разбили и прогнали и Аргира (и Палеологов). Смутьяны потеряли «вотчины», но смута-то осталась – разумеется ободранные норманнами они явились ко двору – там их ждали (по выражению Ленина иной мерзавец именно и ценен тем, что он мерзавец). Палеологи, рыцари (и рабы) двуглавого дракона оказались при дворе и повели последовательное наступление на Крест (в пользу дракона) – в империи укреплялось западное влияние. Заслуги Палеологов в падении империи неисчислимы – главное они ликвидировали крестьянство «акриты – защитники» ополчение, которое держало границы – можно считать это распахнуло империю перед турками, нанимали западных наёмников, которые разоружили и перерубили милицию, наконец Михаил Палеолог в церкви (!) на 9-й день (!) поминальной службы усопшего императора ввёл свой отряд, который разрубил регентов (перед этим Михаил им присягнул), ослепил императора – юношу и овладев престолом, кинулся к папе в Рим. Будучи тонким богословом и политиком Палеолог этого папу уважал ещё меньше, чем убиенных, и папа ему не верил – готовил крестовый поход на Константинополь, но не на того напал – Михаил нашёл деловых помощников – Джованни Прочида, что был во вражде с Карлом Анжуйским (которого папа объявил византийским императором). Джованни получил 900 кг. Золота и организовал на Сицилии, что была во власти французов «Сицилийскую вечерю» - в Страстную Пятницу, когда, когда доверчивые (и глупые) пошли в церковь – умные (и добрые) убили на Сицилии 8 тыс. оккупантов (через созданную на деньги Палеолога мафию – аббревиатура MorteallFrance… - «Смерть всем французам – Италия живи» - так пришла мафия… и не ушла. Как жила Италия? – Сначала 30 лет войны за Сицилию, потом появилось сначала 2 римских папы, а потом 3. Кроме империи (которую сдали туркам) Палеологи в Италии наследовали Монферрат и просветили Европу заревом пожара Ренессанса. Языческое учение неоплатонизм обитало в центре империи – Св. Константинополя – а «царь тем ядом напитал свои отравленные стрелы и с ним погибель разослал соседям в чуждые пределы». Академия – так когда-то Платон назвал свою языческую школу – в садике мифического героя Академа его ученики прохаживаясь решали мировые проблемы – как дать людям счастье? – Только через них, умных, что возьмут власть и организуют мировую казарму – это была мечта Платон «О государстве» и Атлантиде – списали Т. Мор «Утопия», и Френсис Бэкон «Новая Атлантида», и Т. Кампанелла «Город солнца» - идея мировой империи – Вохра придёт, порядок наведёт, всех построит и все будут ходить строем – славить умных и деловых, что это счастье им дали – церковь железного Феликса, что на лубянском камне – что не так – пожалуйте в товарный – пайку выковыривать кайлом. Феликс (Феникс) птица счастья, что возрождается в огне и даёт бессмертие и дракон (в Китае вся история так и делится на периоды Феникса и Дракона – как туда дотянулись щупальца мафии, знает только Бог и… дьявол). В Св. Софии заседали академики – «комиты» (т. е. графы по табелю о рангах в империи) – комитетчики. Уже во время унии с католиками Георг Плифон – секретарь императора на Флорентийском соборе основал академию во Флоренции у Козьмы Медичи – так появился ренессанс («возрождение») вместо воскресения. Адепты ада нашли своего Христа – Феликса (счастье) вместо Спасителя – спасителя мира сего – великий презерватив – резинка, что отмажет от всех неприятностей, крыша малины, которая никогда не потечёт – зонтик на все случаи жизни, резиновый безразмерный аршин на который можно натянуть любые законы (зачем закон, когда есть резинка, какие вам константы – конституции, вот вам резинка, презерватив – безопасность и мир – молитесь). Так в Европе завелось масонство и каббала – рыдай евреи, плачь масоны – чтобы вы не говорили, а славоправные более любимейшие дети дьявола и любит он их больше… только кушать, а так нет. Как Микита Никалков гоняет в «Бесогоне» - мы, церковь ЧК и гоним бесов – Микита, бесы они в сердце – пусть подохнут от злобы буржуи и жуют свой большой ананас – всё равно по количеству «клюквы» не догонит Америка нас. В романе А. Дюма о России Иван Грозный вершит суд сидя под развесистой клюквой – это он верно подметил – святой и праведный царь ЧК, Ванька-Каин, великолепный актёр на троне, что звал себя Ивашка-бездомный («изгнанный злобой бояр скитался по свету»). Война дворцам, мир хижинам – Ивашка переименовал дворцы в хижины (и она получили офшорный мир), а хижины во дворцы (и сжёг их, вместе с жителями Новгорода). Богомолец обряжал монахов в медвежьи шкуры и травил собаками – такой завёл порядок, что хоть шаром кати. Ванька-Каин организовал перфоманс – святые чекисты – опричники, наскоро мобилизованные из ада, на вороных жеребцах с мётлами (кнуты с волчьими хвостами) и пёсьими головами несли на Русь ренессанс железного Феликса через просвещение пожаром. Как и положено всем Каинам он отрёкся от отцов русских и придумал себе происхождение от Августа («божественного») – надо понимать дьявола. По его теории его бог вручил ему всё правление во всём мире – все народы должны скулить и соединиться в едином поцелуе любви сапог самодержца – об этом и должны все молиться. Лучшими чекистами св. Ивашки были лекари – отравители, их выписывали из-за границы и гадая по каббале и астрологии они выискивали врагов царя – безопасность превыше всего, а ещё больше они хотели чтобы этот император Цин Ши Хуанди правил 10 тыс. лет – т.е. кормили его лучшими лекарствами. По логике учёных ртуть – это первоматерия, а потому, чтобы обновиться, стать молодым надо добавлять в пищу её соли – как Ивашка дотянул до 53 лет (возраст Петра I и Ленина – роковой)? Надо сказать, что правитель тогда мирового банка Флоренции – Лоренцо Великолепный усилиями подобных лекарей дотянул до 40 (видимо платил врачам больше). Но эти святые новомученики обогатили науку! (Мышьяком перестали лечить, а стали травить). Отряд не заметил потери бойца, а яблочко-песню допьёт до конца – и мы с пути кривого ни разу не свернём, а надо будет снова пойдём кривым путём – приемник Ивашки Бориска Годунов, даже увеличил свою гвардию чекистов – ворожей, колдунов, лекарей, а они усердно искали врагов царя и по слёзным молитвам опричников, самодержец окончательно закрепостил крестьянство. Осенью, после всех полевых работ, крестьяне имели «право» менять помещика, т.е. от хозяев жестоких уходить к милосердным на день Св. Георгия («земледельца», что победил дракона) 10 ноября. Несчастные чекисты несли убытки, кроме того, что они ещё и должны были рисовать из себя «добрых» - а это было ой ка нелегко – батюшка, государь, вопили они да прогони ты эту проклятую девку конституцию, тоже недотрога, возьми себе девку резиновую Проституцию, она на всё согласная. Кто сказал, что умом Россию не понять, аршином общим не измерить – с нашим-то умом содомским и презервативом – резиновым аршином, да мы кого хошь натянем – гандон на глобус, нам нет преград на море и на суше. Вот только-то и надо Конституцию назвать Проституцией (Запада), а Проституцию «окрестить» (т.е. «замочить в сортире») Конституцией и всё будет «Ок». Бориска задумался – баба, она и есть баба – разницы нет никакой между правдой и ложью, если конечно и ту, и другую раздеть – резиновая она, железная, да хоть золотая. Девушка надрывалась – но право-то я имею? – Успокойся, бабушка, право-то ты имеешь – т.е. могу? – Нет, бабка, не можешь – прихлопнул гарант конституции обухом по голове эту надоевшую муху – тоже мне фря, тля, бля. И 10 ноября на день Св. Георгия – крестьяне узнали о своём счастье – отныне пользы ради и блага для, переход был запрещён – вот тебе бабушка, и Юрьев день – шептались крестьяне, что стали рабами чекистов-дворян, в волчьих чёрных шапках, с волчьими метёлками на вороных жеребцах. Указ объявлял – мы будем жить теперь по-новому, как встарь – на Руси были волки, да ёлки и для лучшего сохранения овец и умножения ягнят передать их под опеку мудрым боголюбивым волкам, временно – навечные времена. Но тёмный и невежественный народ – русское христианство, чтили крест и звались крестьянами и не хотели молиться свету-огню пожарищ – железному Феликсу. Династия Годуновых пала смутой крестьянской войны и голодом недорода – само солнце казалось перестало светить – несколько лет в июне падал снег, а в августе вставали льдом реки – бояре спекулировали хлебом – ничего личного, дело прежде всего, крестьяне мёрли от голода, но многие не хотели по-хорошему умирать под ёлками, появились самозванцы – любой пенёк, что объявлял себя царём находил поддержку и армию. Бояре перецеловали всем кресты – Лжедмитриям, Сигизмундам, Владиславам – всем пенькам – они мечтали о тех сладких временах, когда их флагман «Титаник» дотянет до Европы и всё будет ну хотя бы как в Польше, наконец-то крестьян признают быдлом и на развесистой клюкве расцветут ананасы-бананы, а потому лизали сапоги бананы-папы, крёстного отца всея малины, уморили голодом патриарха Гермогена, все бояре Салтыковы, Романовы, Шуйские, Тяпкины-Ляпкины жаждали явления Сталина – придёт, порядок наведёт. Как и положено всякой знати предатели – коллаборанты, бесы сидели в самом центре – сердце, в Кремле и ели друг друга – ждали освобождения от Сигизмунда, но пришли… Минин и Пожарский. Бояре – душегубы были большими душеведами, тут же разыграли радость, объявили себя польскими военнопленными (хотя до того пригласили в Кремль поляков, да ещё и перебили обманом стрельцов). Потом где-то как-то организовали какие-то выборы – кто-то кого-то выкрикнул – получились Романовы. Но крепостное право уже никто не отменил – было как-то не до того, да и некому. Земледельцев (георгов) сдали дракону и всему воинству его – есть у революции начало – нет у революции конца. Бешеную революцию Каинов остановит только Страшный Господень Суд. Знать – саранчу, что хочет всех перекусать и всё съесть гонят бесы, что сидят в их сердце – наивный Ленин хотел устроить переворот, прекратить революцию – большевики думали гнать бесов и даже для борьбы с ними завели милицию и ЧК. Замороченные безбожной русско-французской знатью, крестьяне уже не знали, что бесы в сердце – там, где и Христос, и Царствие Божие – внутри вас есть. Феникс, зараза, что возрождается, но не воскреснет в Царствии Божием. Но на Суд приходят все и силовики и слабовики и Георг всё равно победит дракона, даже если все богословы объявят дракона святым, заменят Конституцию резиновой девкой Проституцией, отменят Бога, признают богом презерватив (по образу и подобию своему), потому что Христос непобедим, неодолим. Юрьев день свободы (хоть по-новому стилю, советскому, хоть по-старому, царскому) всё равно наступит. Христос не перестанет звучать, даже если колокол высечь, вырвать язык и сослать в Сибирь на перевоспитание. Дело полиции хранить право, а не продавать продажную девку и почитать резиновый презерватив – бога на все случаи жизни. Жизнь коротка и не возвращается. В пантеоне Древнего Рима были тысячи богов: двуликий Янус – бог богов, Анус – annus был богом текущего времени, момента – сегодня одно, завтра другое, но все эти боги были ипостасями всего лишь дьявола, и он не отмажет на Страшном Суде, более того, с готовностью засвидетельствует, что его адепты, будучи людьми творческими, значительно превышали даваемые им инструкции и полномочия. Христос сказал – меня вы не слушаете, а «иной» придёт во имя своё его слушать будете. «Иной» придёт не Спасителем, а спасателем порочного мира любой ценой, но эта «церковь» железного Феликса, что на лубянском камне в Царстве вечном. А потому и живите – служите праведно Христу, но не презервативу.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика