Протоколы содомских мудрецов

Вавилонская блудница как культ и держава смерти. Тайна ключей. Вера в шабаш.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Римское гадание: вскрыть чрево беременной, извлечь младенца и по его внутренностям гадать о судьбе императора – это обычность, демонизм.

После этого все рассуждения о богоизбранности власти императора теряют всякий смысл. Убийство Вифлеемских младенцев Иродом в Риме вполне понимали. Даже император Валент в 364 будучи христианином за это деяние вполне простил военного трибуна Полленциана. В то время как Восточная империя подавляла жажду к запрещённым «наукам», Западная – Рим удовлетворяла. В 1170 архиепископ Безансона привлёк к помощи духовных, сведущих в некромантии (!) для открытия еретиков (!?). Герберт Орильякский, получивший образование в университете Кордове у иудеев и арабов стал папой и изобразил шар – землю, как державу императора. Его воспитанник император Оттон III мечтал со своим учителем о христианской республике – империи, всемирном Риме и объявил Герберта папой Сильвестром II (999 – 10030, себя новым Константином, а т. к. у «старого» равноапостольного императора Константина был папой Сильвестр I, то у нового – папа Сильвестр II (пил публично за здравие дьявола, благодаря которому мы, духовенство всё имеем). После ранней смерти Оттона III (1002) род Кресченциев восстановил контроль над Римом и назначил пап (в том числе и 10-летних младенцев из своего рода), но вера в непогрешимость этих чудовищ и в шарообразность земли – державы с Крестом устояла – шарик не мог закатится – мешал Крест. Наглость римских пап в постоянных ссылках на Библию и Евангелие как источник своей власти сравнима только с монархией в призвании в Свидетели Бога, что им дана всякая власть на суше, море и воздухе. Читать было можно только на латыни, а потому никто не мог узнать, что там написано. В 1326 римские папы запретили духовенству читать и трактовать Апокалипсис, т. к.  увидели в нём прямую аналогию на Вавилонскую блудницу – Рим. Святых христиан охотно терпели турки, арабы, даже язычники, но не было у них больших врагов чем ближние христиане, что гнали, убивали, пытали, сжигали – они свидетельствовали о Христе и были особенно ненавистны. Представим на мгновение, что осуществилась мечта и христианство победило во всём мире, но это не было бы христианством, а казармой Ленина, Платона, римских пап и русских самодержцев. Христианство в мире может победить только как антихрист. Христиане не будут гонимы всегда, пока стоит мир – это не зависит ни от святых царей, ни от добродетельных пап – все вопросы мира решают псари и псы, а у них есть хозяин – дракон и они не имеют любви, ума, богословия, а есть только программа лаять и рвать. Для царя и папы – патриарха главное единство. Единство можно подвести только под наименьший знаменатель, чтобы собрать всё – империю, а потому любой святой это враг власти и любого (в т. ч. и святого) патриарха. Впрочем, как империю не собирают она всякий, раз рассыпается амбициями политиков (а они объявляют козлами отпущения христиан). Добрые дела, что спасают души — это ловкость обмена на монету сокровищ вечного спасения и врагами церкви объявляют всех, кто этому мешает. Взять от жизни всё, что можно, ничего не пожертвовав. Спасает только церковь, а потому личное доброе дело немедленно поступает в сокровищницу римских пап, которые его распределяют по своему усмотрению – т. е. дела можно делать добрые, а в рай не попасть – твои добрые дела передали другому. Инквизиторы заявили, что своей святой жизнью святые «обезьянят» Христа, т. е. школа сатаны подражает школе Христа, миряне изображают какой жизнью должны жить пастыри церкви, т. е. вместо того чтобы грешить (и каясь покупать отпущение грехов – расценки на все случаи падения), они не грешат (и не покупают отпущения), т. е. не делают добрых дел, а это гордыня, а значит они и еретики, что создают раскол, хотят заменить собой иерархию, которая грешит и отменить папство – а потому всех святых на костёр – послушание выше греха, греши, но слушайся. Наслаждение праведников в раю не является полным без созерцания мучений грешников в аду, отрицающий такой рай является грешником, достойным вечной муки. Рай Данте – это там, где убиенный вечно мстит – рвёт зубами мясо своего убийцы, который в аду, а поедающий его праведник в раю. С точки зрения инквизиции человек – раб греха должны вечно пребывать в рабстве не пытаясь освободиться – никто кроме церкви не избавит его от вечных мук, и он должен прижаться щекой к сапогу инквизитора, что даёт Богу «удовлетворение», а вот сам грех сладок, а вовсе не противен. Монахи-праведники живут грехами, обирая грешников, и сами грешат, а папа ключами впускает кого надо в рай греха – кусать плоть своих врагов – туда, где инквизитор наслаждается страхом, болью, страданиями своих врагов. Рай — это вечная месть, а римский папа – это сатана из книги Иова, что шляется по белу свету, шпионит за Иовом и лжёт на праведников Богу. Добрые дела католиков в рабском послушании папству и покупке отпущения грехов. Здание инквизиции покоилось на фундаменте колдовства, ведьмах, стихиях и всей лжи дьявола, так что ниспровержение этой «веры» могло поколебать всю эту «вавилонскую церковь», а потому эти знания умножали, раскрашивали и плодили из благих добрых побуждений, имея цель укрепление веры (во что? – укреплялся оккультизм и магия). Фабрикуя материал следствия запускало его в оборот, увеличивая капитализацию – посеянная ложь плодили ложь. Инквизиторы укрепляли веру в могущество сатаны, т. е. добро и зло равноправны, а потому неразличимы, для победы возможны любые средства, которые оправдают цель – абсолютную власть. Инквизитор должен помнить, что, применяя пытки, он воздействует не на человека, а на вселившегося в него демона – он же воюет за человека, освобождая его из пасти ада, а значит всё во благо грешника, потому допустимо всё бесчеловечное, потому как на войне. Инквизитор — это гуманист-интеллигент на переднем крае борьбы, дарующий пытаемым светлый рай и клятву, что дала показания добровольно и без принуждения – иначе пытка продолжалась, пока устрашённые бесы гурьбой не покинут тело, а вот тогда без их воздействия пытуемый свободно даёт требуемые показания – список тех, кого он видел на шабаше. Если же потом откажешься от того, что сказал на колесе – что же – значит демоны опять вернулись, подсудимый уже рецидивист отправляется на костёр, опять же чтобы сжечь его тело и освободить его душу. Разумеется, человек, как личность творческая, созданная по образу и подобию Божьему многократно превосходит дьявола по части мучительства ближних. Если шабаш ведьм был плодом воображения, то и колдовство является пустой выдумкой, а потому инквизиторы настаивали на реальности шабаша – дьявол действительно переносит туда души, демон, спровадив жену на шабаш сам лично ложился в постель к мужу и подменял жену, которая в это время резвилась, а потому и никакое алиби невозможно. А так как за участие в шабаше сожжено людей много и это всё утверждено и освящено папой, который ошибаться не может, то даже если кое-что и придумано, то всё равно это реально. Вера в ведьм необходима для славы и власти церкви, а потому её не может не быть. Ложь подобна перевёрнутой пирамиде и её основание позволяет возводить всё новые ступени миража – нельзя же обвалить всю вавилонскую церковь величия – был сотворён и надут идол человеческого воображения – фантазии, область где Бога нет и поистине сатана там правит бал. Отрицать шабаш ведьм это равносильно отрицанию Св. престола папы и инквизиции, а значит неверующие в шабаш еретики и пособники дьявола. Шабаш стал реальностью и заменил Символ Веры. Философские прения о филиокве – это бои местного значения, главное вера в шабаш, каббалу, колдовство, магию, стихии природы, астрологию.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика