Протоколы содомских мудрецов

Империя «сэлфи». Середина. Свобода – Кинь бабе лом – это тело не достанется врагу.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Тов. Пронин, - в Георгиевском зале Капитолия. Живая легенда космоса взяла Главкома за грудки – отправьте меня – Куда, Валя?

– С миссией доброй воли на Марс – Я уже старая, назвездилась, возвращаться не надо – билет в один конец – буду вечно летать в космосе и звездить – я звезда, я своих посылаю питомцев, сыновей, дочерей, долетайте до самого солнца… Главком вздохнул, вспомнился пионерлагерь, котлеты без мух, детские стишки: Валентине Бережковой за полёт космический, подарил Никита Лысый… автоматический… Дорогой способ самоубийства, это тело не достанется врачу. Вообще-то Валя тогда не должна была лететь – Главный конструктор Царёв, облагодетельствованный родной властью вполне по морде, пройдя измену, Гулаг и Колыму, понимал, что это не то, то не это. Но Валя №2 – вот она, бескорыстная дружба женская, заложила №1 – на празднике дня варенья №1 нарушил режим – хлебнул шампанского, и №1 сняли с пробега и поставили №2 – уже тогда Царёв догнал, что ничего путного не будет, но как объяснить это коммунистам – когда страна прикажет быть героем, у нас героем становится любой, хоть Брежнев, хоть Белка со Стрелкой – партия пошлёт – будешь гавкать и в космосе. у Господа ничего не бывает просто так - может №1 и слетала бы успешно, но №2 доказал коммунистам и Никите лично, что девочка не мальчик, можно научить женщин забивать кувалдой костыли в шпалы, но нельзя отправлять в космос без мужика, которого она должна есть (а американцы это знали – и одних так и не пустили). В космосе Бережкова впала в ступор – истерика длилась более суток, с каждым витком аппарат удалялся от земли, связь с землёй – это были бабские рыдания – от переговоров 3 вполне здоровых мужика ЦУП сначала поседели, а потом тихо по-английски ушли на кладбище – почётный караул дал в небо последний залп по Богу – не уберегли, потеряли, не убегли. Тогда мечта Вали вечно звездеть звездой не узвездилась и натерпевшись и наторчавшись Бережкова вернулась – как всегда академик Раушенбах пел кафизмы псалмов, и на «Да воскреснет Бог…» в чёрном мраке Вали блеснул словно бритвой рассвет полоснул по глазам комсомолки Бережковой – египетская мгла рассеялась – она всё вспомнила и всё сделала – все мужики в ЦУПе её полюбили и запомнили и даже говорили – никогда до судного дня – не забуду твоих синих глаз – базар в космосе – Валя пропиарилась и стала звездой. Окончательно убедили Никиту, что девочка не мальчик. Министр культа Турцева. Как женщина №2 никогда не станет №1, а станет только №3, так и мужик, даже отказавшись от №1, не станет №2, а только №3. Третий пол, повязанность гениев и маний – в политике он основной, самый любимый – Ах полюбить ж, полюбить ж кто-нибудь – пусть приходит, тунеядец и бездельник, потревожит растревоженную грудь – без сомнения отдамся я ему – поцелуй меня, удача или просто позови, ну а нет – так я заплачу – вот такое Се ля ви. Секретный проект космоса «Кинь бабе лом» (что проходил как «Keepbabylove» от «Быдлоз») закрыли. В ЦУПе тогда не работали менеджеры из Лесопильска, что пилят откаты на пилораме, как некогда во времена имперской Матильды, а были математики и поэты – они откликнулись песенкой «Москва, Москва, я Бережкова – кто я//Москва, Москва не слышно ни…//Москва, Москва, я рапортую, стоя// Я – Бережкова, я забыл кто я». Удача, богиня, царственная Победа «Ника» - как не придёшь умру я – вот и тебе веселье. А всё могло бы быть совсем иначе – всё могло бы быть совсем не так, жизнь меня катает словно мячик – и когда пройдёт удача стороной, на моём коне окажется другой. Империя – сталь тов. Сталина проржавела – не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа похищают сокровища ваши, а дым быстротечной славы исчезает как пар жизни. Узрев в капитолийском коридорчике Федю Кучерова Главком ускорил бег – может быть нас не догонят? – Куда там – тов. Пронин, куда же вы? (читалось – что ж ты, фраер сдал назад – не по масти я тебе) – ах огурчики, да помидорчики, Сталин Кирова пришил в коридорчике – догнал майор – Федя держал его за все пуговицы – сказать – сказать, что это не я, «двойник» - всё равно не поверит – такой я один – надо сдаваться – а ты, Федя, что долго не приходил – океан тебе пухом – дела, тов. Майор, надо делать дела – Пронин попробовал вывернуться – скинуть пиджак, главное добежать до кабинета, а там охрана отмажет – скажет улетел – представлять интересы мира во всём мире -  пуговицы затрещали – айкидо не проканало против Фединого весла – тов. Пронин, отправить меня – куда Федя? – а всё равно, главное с миссией добра, да хоть на дно Марианской впадины – я поставлю там крест – на чём Федя? – да хоть на батискафе – ну крест на тебе, туз бубновый давно стоит – Главком просекал расклад мировых сил – Марианские острова – это Гуам – главная американская база ВМС, главный центр самой большой разведслужбы мира – уж лучше Лэнгли – ЦРУ, чем 7-й Тихоокеанский флот, страна лимония, страна без забот, биткойны и интернет, а в центре Федя с веслом на батискафе, который ему надо сделать. Нас обвиняют в краже и обвале биткойна, интернет-шпионаже, а рядом подключится Китай и Северная Корея – Япония утонет и не всплывёт – вместо заката Европы, получим капец Азии – надо ли нам это? Впрочем, пиары и фанфары — это всё и навсегда, а дела всегда не при делах – Федя не выдаст, Кучеров не сдаст – это тело не достанется врагу. Погоня расстриги Феди за 12 стульями Ильфа и Петрова приобретала маниакальный характер – сколько раз Господь спасал его огня, воды, космоса – вот теперь ему нужно подземное морское царство Аида – ему мало, нужны все черти преисподней, что будут радоваться, когда он припрётся туда – Федя, кто ты? – Аз есмь – войти в ад и спасти, вывести грешников – мало тебе, Федя Джомолунгмы, где оставили умирать альпинистов, что затащили это чмо туда на салазках – они упали в расселину – гора им будет пухом – по склону вверх король повёл полки своих стрелков, по склону вниз король сошёл, но только без полков. Сошли не все, Федя – каток прогресса, чёрный ворон переехал их маленькую жизнь. Богиня Победа и удачи, Фортуна божественна – цель священна и оправдывает любые средства – как не выноси эту манию смерти через дверь, она заберётся через форточку – этот вор подберёт ключики к сердцу каждого – аскетизм может усугублять гордыню более всякого разврата и любой Феодор – «дар Божий» легко сменяет этот дар – на триумф – квадригу коней, что понесли Фаэтона по небу и разбился он – так и монах готов забраться на высокий столб, как статуи императоров Трояна и Адриана и класть себе поклоны во имя своё. Сэлфи, пиары и фанфары – всё, а дела не всегда при делах.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика