Протоколы содомских мудрецов

Полковник Кольт и Гильотина как просветление падшего человечества.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   Цель сатаны даже не прогресс – он только говорит о Прометее, потворствуя ему, а остановить время (Гёте, «Фауст»), т. е. любой ценой отсрочить Страшный Суд – для этого предоставляется множество игрушек, чтобы человек не думая играл и сходил в ад, чтобы жил суетой, как белка в колесе, чтобы мыслей не было – для этого и нужны фантазии, миражи.

Великий архитектор в масонстве геоматр – паук (греч.) плетёт свою паутину и толкает в лабиринт – тупик, откуда нет выхода, он и рассматривает людей как мух, летящих на сладкое, или мотыльков на свет тьмы. Идеальное общество сатаны — это империя ацтеков или Таити, где старшие едят младших и поклоняются злу. Едят не потому, что голодно, а потому, что это духовно, они служат злым духам – ведь они мстительны, а добрым что служить – от них ведь зла нет. День хороший и духовный: когда отрезали много голов, а плохой, когда мало. Человек в тупике – выхода нет. Дьявол везде создаёт систему и пишет Богу законы. Но Господь всегда даёт человеку и выбор, и выход. Мудрецы мечтающие о благе человечества хотят загнать его в застенок, ограничить, повязать и объявить это раем. Сатана мечтает о революции, но это не путь вперёд, а назад к рабству у дьявола – всё равно, хоть в опричнину Грозного, хоть к Петру I – он с ужасом смотрит, что его время сжимается как шагреневая кожа. Платоновский застенок с его господством умных, который подхватил эллинизм – Византия был идеален для истребления душ вообще – человек не может делать доброго вообще – недаром это подхватили Георгий Плифон – 1-й гуманист мира, а за ним Френсис Бэкон, Томас Мор, Т. Кампанелла – идеальное общество: один работает, другие их едят – следят за порядком – вера в бога природы, который каждого делает богом по заслугам, вечное переселение душ – фанар подарил «гуманизм» и возрождение Европе. В Польшу, а потом и в Россию пришла вера, что у холопов души нет, а вообще даже в раю помещики будут надзирать за своими рабами (от веры в это не смог освободиться даже окончивший масонский лицей Гоголь). Потому русские войска топим в крови восстания православных против панов, что верили у быдла души нет, а католические графы и князья такие же благородные, как и они – братство крови. 14 тыс. восставших крестьян посаженных крестьян только под Арзесом при Алексее Михайловиче и зверства белого дворянского легиона при пугачёвщине – всё оттуда – от эллинизма. Ответ Пугачёва А. В. Суворову «Богу было угодно покарать Россию через моё окаянство», для будущего генералиссимуса должен был стать откровенным. Масон, постник и аскет, что пел на клиросе, был сыном сенатора – того денщика Петра I с которым они запытали царевича Алексия, участника всех дворцовых переворотов, цареубийца по наследству, карабкался всё выше и выше, не замечая, что вокруг всё тоже дно – думать ему вообще было некогда, он заботился о чинах, приплоде крепостных и видимо в следующей эманации хотел стать царём. Он знал зачем в Альпах нужен русский штык – чтобы стать генералиссимусом, вернуть из ссылки цареубийц – зятя графа Зубова и братьев его, чтобы они в свою очередь могли убить его же благодетелю Павла I – вся Раша будет наша. Россия вполне отвергла знамя Воскресения – Пасхи св. царя Константина и приняла герб Палеологов («древлеславие», «старьёвщики») великого Коноставла Михаила, западные наёмники которого на 9-й день похорон императора Лескариса изрубили в церкви регентский совет и ослепили малолетнего (8 лет) императора Иоанна. Став императором Михаил принял унию с папой, уничтожил пограничников – акритов, залил империю крестьянской кровью, объявил всех крестьян крепостными (семьям оставляли от 15 до 33% урожая), так народ видел в турках своих освободителей с твёрдым законом, низким обложением. Но можно сказать, что Палеологи заразили всю Европу духом единой религии – для ислама, иудаизма и христианства – гуманизмом. Они перенесли поклонение языческим Афинам, Венерам, Бахусу – служение плоти. Франция потеряла голову – её вернула только гильотина – когда аристократы попали на эшафот наступило протрезвление – оказывается, они, народ такие же как мы – в переселение душ Платона верилось с трудом. «София» (мудрость) уходила и возвращалась «Зоя» (жизнь) – кульбит, проведённый дьяволом в Кремле с Софьей – Зоей Палеолог вернулся к сомнениям. Академия Платона и мудрецов его в Флоренции сыпалась – оказывается у народа есть душа – змей сделал шаг назад. В Англии и Америке его остановили методист Джон Уэсли с проповедью Христа, что проскакал 200 тыс. миль на лошади и произнёс 42 тыс. проповедей (уже конечно не таких мудрых как православные – те вообще-то проповедей не читают, боясь ошибиться, храни главу в пустоте, ничего не делай – так не ошибёшься, хотя Русь-то уже должна помнить проповедь Чингиз-Хана «боишься – не делай, делаешь – не бойся» - странно нашествие татар было на Русь, а уроки сделали Янки). Славоправные старцы сложили данные Богом таланты в сундук, закопали, а ключи бросили в океан. Впрочем, Уэлси помогал полковник Кольт – он дал христианам равенство. Некоторое время тащить идеи об отсутствии душ у низших в Европе и США было просто небезопасно – револьвер эффективно выбивает мозги, если в них нет мыслей. Во Франции, а потом и в Европе голову, просвещённую гильотиной, вернул Наполеон. Он сделал своё дело – завлёк русскую армию в Париж. В России деление на «благородных» (тех, кто «душу» имеет) и подлых (тех, кто имеет только «дух», как у собаки) велось примитивно. Если кто пьёт кофе, тот благороден, а тот, кто его не пьёт – подл. Несколько десятков тысяч русских солдат в существовании души которых сомневалась русская сатанократия, женилась на француженках (увы чем более гениален император, тем меньше выживают мужики) – они стали пить кофе. Русское офицерство было этим просто оглушено как обухом по голове – они пьют кофе… они такие же как мы…, а мы и не знали. Если бы Александр Iне вывел армию из Франции, армия была бы поглощена, съедена француженками. Офицеры, однако наделали в Париже столько долгов, что уходили нищими – все именно были в закладе у казны. Если какой князь командовал полком, то он и платил за всех офицеров полка, всех их мамзелей, пьянку и игру. Держава платила их долги, но имения отходили в казну – крестьяне стали казёнными, а не барскими. Сатанократия попыталась отыграться в восстании декабристов, чтобы вернуть закладные, отыграть ипотеку. Но Николай I не был II – он пустил пушки и картечь. Масонство не погибло, но стало тише – его одолевали сомнения, была подорвана сама идея, ещё тогда в Париже – они, солдаты, пьют кофе с француженками – они такие же как мы… может быть и лучше. Старая добрая шлюшка Англия воткнула нам нож в спину – на Венском конгрессе 1815 была запрещена перевозка и продажа негров – она украла у нас у нас святое – светлое крепостное право – идею в него. Эта недобрая женщина видимо наслушалась этого неутомимого методиста Уэсли, что не сомневалась в отсутствии души у индейцев, китайцев, негров и испанцев, сдала назад. Убедил её пойти вперёд только дедушка Чарльза Дарвина, который придумал эволюцию, обезьяну и амёбу. Дарвин поплыл кругосветное путешествие на деньги дедушки, пайщика опиумной Ост-Индской компании, чтобы остановить проповедь этого неугомонного ковбоя – думать было не надо, дедушка уже всё написал, надо было это подтвердить, сославшись на науку и кругосветку (песенка сатаны из Иова «я земной шар весь обошёл». Сатанократия подтянула Гегеля с его спиралью развития – спирохетой мира сего, что пожирает души. В России из мордовских лесов вышел из затвора в возрасте 65 лет, Св. Серафим Саровский – стал учить – оказывается у крепостных есть душа, которая должна стяжать Св. Дух. Для помещиков это было откровением – надо же, а мы-то дураки и не знали – от нас скрывали, нас этому не учили – так писавшие доносы при Сталине были поражены – а мы и не знали, что есть ГУЛАГ, что расстреливают – мы думали, что нашим сигналом отправляют на курорты (в этом они были правы – помазание маслом маслин в затылок чекистами отправляет в рай святых немедленно и без всякого суда). Из колодца масонской бездны удалось выкарабкаться поэту Пушкину – его отец видный масон промотался так, что не мог поручить воспитание сына какому-нибудь французскому месью или мамзели (как Евгения Онегина), поручили Арине Родионовне – это его и спасло. Паисий Величковский, что бежал от боголюбивой Кати и всех псов её на Афон и Валахию вернулся, открылась Оптина Пустынь, дворянин Игнатий Брянчанинов стал монахом вопреки Николаю I и всей своей семье. Так началось 2-е крещение Руси. Дракон готовился с прыжка с фальшивыми Козырями обезьяны Дарвина и спирохетой Гегеля.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика