Протоколы содомских мудрецов

Сумерки гуманизма. Кульбит дьявола – сальто-мортале с верёвкой.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

    Гуманизм — это религия объявила человека богом и разрешает, даже более поощряет убийства людей ради пользы человека, а философы отменяют заповеди Божии и вводят свои мудрые законы.

Нет для человека занятия более достойного чем обращение полученных от Бога хлебов в камни для кидания в Небо и побивания христиан. Нет славы большей для этих героев чем похороны с митингом, слезами и почётным караулом, что даёт прощальный залп из АКМ в Небо, по Богу, в последний раз, на посошок. Это религия святого человечества, но прежде чем человек стал богом, богом был объявлен царь, который и является 1-м гуманистом – только потом люди догнали: если царь – бог, который умер, то и я бог, живой и на свободе. Надо сказать, что до этих простых (и эффективных!) методов управления человечество дошло не сразу – сказывалось религиозное невежество и мракобесие – шли неуверенно, мелкими шажками – это сейчас свобода, хайвэй, скоростной бомонд что несётся в ад, не сворачивая не направо, ни налево, философы торопятся, хотят успеть пообедать в преисподней, а раньше чертям приходилось ой как несладко, прежде чем связанный сатана не развязался окончательно, нужно было создать новый, расхристанный мир, нужна была система, матрица, которая бы себя производила, нужно было освятить человечество, убедить что человек может летать, опираясь на свои заслуги. «Аз» - 1-я буква церковно-славянского алфавита – это человек с Богом, а «я» последняя буква алфавита русского – чтобы низвергнуть человека в ад нужно его оторвать от Христа – тогда «я» полетит всё выше и выше – горячее солнце опалит крылышки этой птички счастья – феличита и она падёт – «и ты, Капернаум, до неба вознёсшийся, до ада низвергнешься». Надо сказать, что убедить человека в том, что он бог, задача непосильная. Ведь человек зависим и ограничен во всём – ему всё надо – еда, вода, воздух, ему нужна среда, температура обитания 36,6 С – выше, ниже он замёрзнет или сгорит. Жизнь, любой опыт убеждает его, что он никто – об этом поют ему пули на войне, волны в море, что бьются о ничтожную перегородку корабля. Английская королева Елизавета I глянув со злобою на читающего Евангелие офицера (а он должен был на неё смотреть – мировое солнышко, один её подхалим как-то приложил руку ко лбу, якобы ослеплённый её величием – так и стали военные военные приветствовать друг друга) и сказал: Я посылаю на войну солдат, а приходят одни монахи (да, мэм – кто в море не плавал, тот Богу не молился). Дьяволу было понятно, что миссионерство: человек-бог, надо было начинать с катехизации именно элиты, наиболее паразитической части народа, что искренне считает, что мы – не они, избранные, намазанные елеем, молоком, мёдом и Шанелью – они не чувствуют среды, считают что булки растут на дереве, а изюм добывают из булок, нужна праздная шваль и развратная сволочь, что никогда не ходила босиком по осенне-зимней дороге, не знала чувства голода, не молилась Богу, т. е. с царей и монахов, что учат жизни, обитая в сыто-пьяном доме молитвы в столичном граде Вавилон, т. е. митрополитов – патриархов, что пришли в монахи не ради Христа, а ради славы, власти, злата – хлебов, тех, что как Иуда на все искушения Христа в пустыне сказали бы да (!), а ещё трусливых, робких, но наглых что бегут от Креста как чёрт от ладана. Т. е. начинать миссионерство сатана начал с сильных и богатых, и святых, что полагают, что по своей святости они не ходят по земле, а давно летают по небу. В 602 году в Византии был публично казнён император Маврикий и 5 его сыновей, младший был младенцем 3-х месяцев, чтобы причинить особую боль их казнили на глазах отца. Император был неплохой человек, насколько вообще может быть хорошим монарх, но очень не любим народом, а узурпатором был центурион Фока, жестокий и ничтожный. Один святой монах молился и спросил Христа – как такое вообще возможно и услышал ответ Господа: Искал, хуже никого не нашёл. Если отбросить св. Балалайкиных о том, как младенцы, соблюдая пост отказывались в среду и пятницу от материнского молока и аще кто не крестится двуперстием как Христос, тому анафема – эти вечные попытки славоправных рабби превзойти Бога в своей святости сносят крышу настолько, что она и течёт – ум заходит за разум – ну не мог Христос креститься двуперстием, не успел. Византия была довольно безбожной страной, где были партии-димы, фанаты ипподрома, кабаки и публичные дома, но не было системы, матрицы безбожия, не было идеи, а был идеал – Христос, люди знали, что они грязны, а не чисты, а потому и клялись и Господь их принимал. Сатана же хотел воспитать теплохладных, таких, которые бы не жили, будучи мертвы и выставлял сильные аргументы – если вы не живёте, то вам и не умирать. Царский двор дышал убийством – подсчитано что из 109 императоров только 34 умерли своей смертью (но и это не означает естественной смерти – т. к. отравление недоказуемо) и это оказывало самое деморализующее влияние на народ. Обычное дело убийства, оскопление, ослепление своих детей – всё порождало страх, а с ним казнокрадство, доносы. Приходя через убийства к власти, императоры сажали в тюрьмы и тех, кто мог стать им соперниками. Симония епископов вела к тому, что ставились жадные воры, которые двигали воров. Если учесть, что на всякий удавшийся переворот приходилось по 3-4 попытки, то картина будет ещё более ужасной. Все лучшие и честные чиновники и отличнейшие полководцы терпели несчастья и погибали в застенках по придворным махинациям от зависти и ненависти. Столица Нового Вавилона дышала мистицизмом, ясновидением и предсказаниями шальных праздных монахов и не было центуриона, что не носил под сердцем какого-нибудь лестного пророчества, то ему сарацин на руку посмотрит и скажет быть тебе царём, то монах, то гадалка – и всё о том, о власти. Каждый корчил из себя пророка Самуила, что помазывает на царство то ли царя Саула, то ли Давида. Сколько в столице центурионов – не больше сотни (провинцию можно не принимать) и какой срок жизни царя в этом благочестивом Содоме – ну лет 10, если повезёт, а потому гордый монах с предсказаниями мог за год управиться и ждать, когда колесо фортуны повернёт, кто-то станет царём и вспомнит о нём, пророке – быть ему патриархом, но всё-таки не так цинично. Монахи искренне верили в свою галиматью, которую сами придумали. Вавилон был верующим дурманом, а потому ответ Христа святому «Искал хуже, но не нашёл» вполне понятен – по Сеньке и шапка. Власть могущественная падшая реалия мира сего, её уже как бы нет – видел Я сатану как молния падшего с неба. Муками жизни на земле мы избавляемся вечных мук. Цель Церкви спасение души и вечная жизнь, а цель государства – дракона Левиафана – падшая молния Юпитера, что на миг освещает дела рук наших, одних это спасает, иных мотыльков по жизни, что хотят пить пьяный нектар наслаждений ослепляет и притягивает в эту воронку бездны – власть уже павшая падает – лишь мгновение ты наверху и стремительно катишься вниз. Хоть в Византии и обзывали Фоку ничтожным и не очень его славили патриархи, но убийца царской семьи, ну и всех, кто не за нас – тоже мне элита изящно провернул кульбит дьявола – он признал Римского папу Св. Георгия I первосвященником всего и над всеми – и как же великий старец, постник и аскет пал – восславил Господа и Фоку, обругал Маврикия (и всех его 3-х месячных младенцев) и… умер довольно скоро. Обычная монашеская история и хоть всю ночь они читали молитвы, но увидя чудо такое – шальную девку власть-сласть Анжелику, маркизу аггелов, роняли честь и теряли разум – я помню ночи тёмные и губы твои страстные, глаза твои влюблённые, шальные и опасные – слаб человек, ну кто после этого в здравом уме и трезвой памяти скажет царь, папа, человек-бог. Для чего святой написал эту глупость – для того это и допустил Христос, чтобы опровергнуть Фоку (и дьявола) на все времена – папа не бог, и не 1-й епископ, святой не бог. Падший человек строит то лестницу власти, то очерёдность святости, а это не ваше дело, а дьявольское, чтобы прельстить гордостью и похитить в ад. Ну нет человеку от власти пользы – один только яд, дурман, опий для ума – трезвым это понятно, а пьяным, что пляшут на празднике жизни под дудочку дьявола в шалмане Антошки с гармошкой, вопли Балалайкина на балалайке, под барабан Мандалайкина – а им всё равно, они слышат только то что хотят – слепые не желают смотреть. Бога можно слышать только в тишине и сердцем, а святые падают, как только скажут в сердце своём – я свят, но встают, главное не лежать и так до последней минуты жизни. Объявив святым папу римского дьяволу надо было объявить святым и царя, а это задачка была непосильная. царская должность исключает святость – это понимал и равноапостольный царь Константин, что принял крещение лишь на смертном одре, цари и князья спешно при смерти постригались в монашество и часто накидывали монашескую мантию на уже холодеющее тело. Но был один царь Никифор Фока монах, аскет (и можно сказать основатель Афона) после смерти жены и сына он мечтал о келье на Афонской горе. Был победоносный военачальник, отвоевал для империи Крит, Кипр, Антиохию, разгромил германского императора и болгарского царя, а арабы были уверены, что их государства доживают последние дни. И чем больше у него было побед, тем сильнее хотели его убить и медлить больше было уже неразумно. Роковая императрица Феофана сначала отравила своего тестя, а через 4 года и мужа. В юности она была дочерью простого харчевника, но император Роман II на ней женился, невероятно жестокая и властолюбивая. Войска провозгласили Никифора Фоку императором – он дал клятву свято блюсти интересы юных василевсов Василия и Константина и через некоторое время уйти в монастырь. Ненавидящий его синклит настоял на браке с императрицей – и его странный союз с этой змеёй длился 6 лет, сожительства не было, детей тоже. Феофана вступила в союз с его двоюродным братом Иоанном Цилинсхием. В покоях императрицы были спрятаны 2 солдата и ночью с 10 на 11 декабря 969 г. они спустили со стены дворца на верёвке вместительную корзину – так подняли целый отряд солдат – императора нашли спящим на полу у камина и убили. Никифор действительно заботился о бедных, отбирал излишки земли у богатых, запретил монастырям покупать земли ещё и ещё – «к пшенице приметались плевелы, монахи обратили в ложь свои обеты и устроили комедию для посрамления Христа, дойдя до излишеств и суетного безумия», хотел убиенных воинов провозгласить св. мучениками – церковь ему в этом отказала. Патриарх Полиевкт («много желаний»), не только короновал цареубийцу Иоанна Цилинсхия, но и… помазал на царство и возвестил: «Помазание на царство изглаживает все совершённые прежде преступления, даже убийства, подобно тому как помазание при крещении. Это вошло в Поместные Соборы, а также царь не подлежит ни законам, ни правилам. Воля царя – высший закон. Т. е. царь не имеет грехов никогда, он свят (как и папа римский) – до помазания все грехи «изглажены», а после и совершены быть не могут. Но дело в том, что до «многожеланного» Полиевкта царей короновали, а не помазывали не случайно – христианин не может быть одновременно царём помазанным, на Царствие Небесное и царём, помазанным на царство земное – или это, или то, служить одновременно Христу и миру сему – можно даже сказать, что механическое повторение помазания Ветхого Завета «изглаживает» помазание христианское – время нельзя повернуть, в реку нельзя войти дважды, река лета утекла. Нельзя перепрыгнуть из Евангелия к царю Давиду. Патриарх решительно потребовал от Иоанна Цилимсхия своих 30 серебреников – чтобы указ Никифора Фоки, посягающий на имущество «монахов, обративших в ложь свои обеты» был немедленно отозван, чтобы «комедия посрамления Христа излишествами и суетными безумиями продолжалась» (похоже Полиевкт серьёзно возненавидел этого монаха – аскета, что не ел мяса, носил власяницу и служил укором для прозорливцев и ясновидцев – комедиантов). Понятно, что 30 серебреников были выданы немедленно и положены в казну Св. Софии (а может на них ещё покупались тучные поля и нивы – это не какое-то поле горшечника, купленное на деньги Иуды – капитализация, однако). Императрицу Феофану сослали в монастырь (всё-таки убийство 3-х императоров – перебор?, но скорее она стала жертвой разборок с синклитом и синодом). Став святым Иоанн Цилимсхий долго не правил – был отравлен. Помазание состоялось 25 декабря 969 года на Рождество Христово, а уже через несколько дней Полиевкт ушёл туда, куда идти не думал, не прошло и 40 дней с убийства императора – на Господень Суд. Но цари стали святыми и когда любвеобильная императрица Зоя, предварительно отравив своего мужа Романа III приказала задушить – чувствуя себя плохо он пошёл в купальню – там его ещё и утопили. Император боролся за свою жизнь и тело выглядело ужасно – раздувшееся в подтёках и ссадинах. Вызванный во дворец патриарх Арсений Студит венчал Зою с её любовником Михаилом Пафлегопом в ночь на Страстную Пятницу с 11 на 12 апреля 1034 года и помазал Михаила IVна царство. В Великую Субботу справили свадьбу (не дождавшись Пасхи) и похоронили убиенного мужа. Патриарх получил 50 фунтов золота, а клир ещё 50 (такая вот клиринговая компания по уборке и зачистке – чистильщики – чекисты могут отдыхать, сопли и слёзы царебожников тоже). Новобрачным ни в чём не надо было каяться – всё было абсолютно законно – цари были святые. Как такое возможно? Ложь о святости царей была изобличена их делами, точно, документально, что даже спорить и отвергать смысла не имеет. Ни цари – императоры, ни папы – патриархи – не святы и не боги, даже более того. Религиозность Византии и России была отделена от жизни, религиозность сама по себе, а жизнь сама по себе – между ними ни то что не было единения, а была пропасть. Гонимое христианство жило вопреки всем законам, безо всяких на то оснований, по Воле Христа двор играл комедию, а монахи, что постригались не Христа ради, а для власти имений занимались душепагубным актёрством и именно из них пестовались епископы, митрополиты, патриархи. Так появилась на земле религия – гуманизм и её первые адепты – узок круг этих людей, страшно далеки они от народа, но они разбудили и создали интеллигенцию – 5-ю колонну, 5-е колесо в телеге, 5-ю точку опоры – и эта точка перевернула мир.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика