Протоколы содомских мудрецов

Сон о Царьграде (Содоме на горе)

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   Ах, не достреляли, недожали, сдуру недавыдавили, яд, дожили – заветные скрижали, отщепенцы всякие чернят…

Что было бы, если бы бабушка была дедушкой и революция в России бы не произошла, а реки истории потекли в противном Богу направлении – куда велят большевики, с севера на юг, а солнце пошло не на запад, а на восток – куда приказал Вася Пупкин, если бы Россия славировала и айсберг истории ударил бы на Америку, а на Европу свалился бы большой астероид. Какой бы рай наступил, если бы Россия стала безбожной, теплохладной, признала бы Платона («широкий») богом мудрости и расточились бы все врата его (ада). Иными словами, что было бы если бы исполнилась мечта наших придурков – царебожников и Бога бы не было бы, а был бы царь-бог, придуманный по образу их самих. Тогда бы революции не было бы, а царебожники-гуманисты с миссией добра и Двуглавого Дракона полетели с миссией добра на звездолётах к солнцу и звёздам. Вася Пупкин перехватил бы штурвал у бога и всех бы уконтрапупил – все стали бы богами и полетели на Олимп блудить с прочими богами, распивать амброзию и распевать похабные песни. Эти красные дьяволята считают себя белыми (?), православными (?), монархистами (?), являясь по сути недобитыми троцкистами уже 5-го интернационала – царебожники почему-то решили, что с ними Николай II (так 100 лет назад «хлысты» считали, что Иоанн Кронштадтский – это их бог Иоанн Предтеча). Мы опять на тех граблях гуманизма, которые получили ещё от Царьграда, мы на них не наступаем, а на них живём. Вавилонские младенцы размышляют: если бы святые не потратили душевный заряд на мученичество, то создали бы статуи голого Давида в стиле Микеланджело. Но враги поломали нашу Россию. Дьяволята думают, что было бы если бы Бог ушёл, кинул своих детей, они уверены, что умны, а Бог глуп – отец не знает, что надо детям, а дети хотят конфет, водки, блуда, героина, памятников славы себе и фимиама – их руки тянутся к ядовитым леденцам. Жизнь существует вопреки всем законам, безо всяких на то оснований. Учёные – каста жрецов, лгут неизвестно что и как земля крутится вокруг оси, и как магнитные полюса за несколько лет сместились на 800 км. (северный вообще идёт к Таймыру), неизвестно почему все планеты вращаются вокруг солнца в одной плоскости – они все должны упасть. У человека нет власти над одним своим волосом. Иногда Господь попускает философам некую власть для вразумления и всегда происходит перемор и перестрел. Слава Богу за всё, что мир живёт, а не летит по бредням философов – на землю не падает астероид, земля не падает на солнце, а солнце не летит подальше от земли в ледяную мглу космоса, небеса не сворачиваются как свиток. Если бы войн и революций не было, Россия и мир стали бы теплохладными и безбожными и разделили бы судьбу легендарной Атлантиды – сгорели и утонули. Совершенно непонятно, зачем нам нужен Царьград? Чтобы устроить там Содом и конец света? У нас нет дел в России? Всё переделали? Все балканские народы нас ненавидят: Болгария за то, что украли их царя Александра-Освободителя, который страну объединил, вопреки воле России, украли и заставили подписать отречение (к российскому Александру-Освободителю он не имеет никакого отношения). Наши беленькие монархисты карловчане отблагодарили приютивших их в революцию сербов воюя и вешая сербских партизан – с большим трудом утекли с немцами в Баварию, румыны, болгары, греки и говорить нечего. Россия не получила бы Царьград ни при каком раскладе. Мало того, когда Временное правительство пила кровь русских солдат во Франции и Салониках, а мы так наступали на Австро-Венгрию и Германию, Антанта, задолго до Ленина подписала с Японией договор о разделе России (и этот договор судя по всему был составлен ещё при Николае II). Антанта получала всё, т. е. надо было срочно заключать союз с Германией и воевать против Антанты, США и Японии. Такова политика (правда они при этом поделили и Германию, Турцию и Китай). При этом России была запрещена всякая торговля с этой расчленённой Германией (в этом Антанта видела гарантии, что ни Германия, ни Россия не встанут). Т. е. ещё в 1918 Антанта определила ось зла Россия, Германия, Китай, Турция – за 100 лет мало что поменялось. Но вообще-то у Царьграда уже был свой спаситель – султан Мехмед II, и он выдвинулся из самых низов. Сыну греческой наложницы в будущем по традиции османов светил только шёлковый шнурок – удавка на горло или мешок с тесёмкой и холодные воды течения Босфора. В день смерти султана убивали всех его детей мужского пола, кроме одного выбранного, самого умного и сильного, убивали не просто, а ради блага государства, которое и было религией добра, чтобы не было мятежей и смут. Шансов у Мехмеда не было, мать у него рано умерла, но он приглянулся жене султана Марии Бранкович, дочери сербского короля Георгия Бранкович – она его пожалела и решила спасти, усыновила и дала лучшее образование – мальчик дрожал от страха и хорошо учился – ставкой была жизнь. Адрианополь – столица султаната была академия гуманистов – Мехмед знал латынь, греческий, арабский (Коран), иранский (язык поэзии) и еврейский. Мария смогла ввести его в этот узкий круг мудрецов идея которых была в том, что философы должны править миром. Религия должна быть новой – соединить мудрость христианства, ислама, иудаизма и всей мудрости язычества – понятия о религии смутные – каббала, переселение душ, Платон, Аристотель. Там учились вождь гуманистов Георгий Плифон, будущий патриарх Геннадий Схоларий, будущий кардинал Виссарион. Во времена Флорентийской унии Плифон основал академию Платона во Флоренции, хотя греческие мудрецы оккупировали университеты гораздо раньше. Византия гибла с 1204-1453 годы и философы эмигрировали в университеты – несли новую религию гуманизм – готовили Ренессанс, возрождение с разложением, можно сказать они водили пером Боккаччо, Петрарки, Данте. На Флорентийском соборе по унии будущий вселенский патриарх, секретарь императора Геннадий Схоларий выступил с 3-мя речами в поддержку унии, вернувшись в Константинополь он будет против унии воевать, Георгий Плифон заявил, что в недалёком будущем будет новая религия мудрецов, которая объединит ислам, христианство и иудаизм – об этом говорили вожди дервишей суфийских орденов в Адрианополе (одного даже сожгла толпа на глазах Мехмеда – мальчик понял, что надо много подумать чтобы ничего не сказать). Но мысль понятная, религия это дело убогих и невежественных масс, для белых и просвещённых она условна, есть некое переселение душ, а мудрецы меняют мифы, придумывают легенды по мере надобности. Они могут ругаться, спорить о нюансах религии, но мир принадлежит философии – богам с Олимпа – боги могут драться, но они не люди, они корпорация света. Взяв Константинополь Мехмед II первым делом напился, как бисексуал изнасиловал знатных мальчиков, а как садист перерезал им горло, видимо годы страха свихнули его, встретился с мудрецом Геннадием Схоларием, выпускником этой академии, объявил его патриархом (он не видел разницы между исламом и христианством – это условность, набор легенд – сегодня так, а завтра иначе) и основал университет. Схоларий стал этнархом – главой всего греческого и православного населения, причём его преемнику впоследствии подчинялись Иерусалимский, Антиохийский и Александрийский патриархат – так появился Фанар, отсутствие всякой религии вообще, банк, где с молотка аукциона продавались епископские кафедры. «Ты, Симон, камень и на нём я возведу свою церковь» - так мог бы сказать сатана, что строил церковь на Симоне Волхве – «симонии» - продажи всего и оккультизме. Правильнее было бы назвать патриарха фанариархом. Выборы патриарха осуществляли греческие международные финансисты, связанные с генуэзской Перой в Стамбуле, что принадлежала самому могущественному банку мира Св. Георгию (60% мировых денег, всё серебро Мексики и Потоси – о такой концентрации богатств грядущий антихрист может только мечтать). Несомненно, греческое православное население было глубоко верующим – иначе находясь в полной власти этого безбожного кагала финансистов, оно просто бы перешло в ислам – они хранили Христа в душе невзирая на все поборы, вымогательства, истязания – это достойно уважения. Переход же в православие турок наказывается мучительной смертью. Турки нашли белую чалму, греки синюю, иудеи жёлтую. К управлению государством допускались только ренегаты (отрекшиеся от христианства или иудаизма и перешедшие в ислам). Государство философов после взятия Царьграда просуществовало более 450 лет, но последние 100 лет оно было дряхлым – его сгубила коррупция Фанара. Как только член платоновской академии Эней Пикколомини стал римским папой Пием II он отправил поздравление Мехмеду II и предложение о тесной дружбе – предлагал сделать вселенским императором, если тот примет христианство. Мехмед II в это время осматривал трою-местности. Он искренне считал, что турки были вовсе не тюрками Средней Азии, а троянцами, Эней, бежав из горящей Трои, стал родоначальником и римского народа. Пий II видимо вполне разделял его заблуждения и носил имя этого самого отца Италии – Энея. В конце концов реальность не имеет значения для пользы – сегодня одно, завтра другое, мир идей мудрецов Платона весьма условен. Разницы нет никакой между правдой и ложью, если конечно и ту, и другую раздеть – что на неё смотреть глупую бабу – дела надо делать, дела… польза всё, главное победа. Мехмед II не перешёл в христианство Пия II как гуманист – гуманиста – знал, что тот лжёт, никакой папа не передаст ему Европу под управление – там есть свои короли, князья, император, а если бы Эней сам был императором, то не передал бы тем более – такая власть зараза, страсть, сласть, а ещё он понимал, что для тёмного турецкого народа ислам имеет такое же значение, какое христианство для греческого, а ещё он помнил запах горелого мяса шейха дервишей, что когда-то сожгли в Адрианополе. Он вырос в зверинце султанов, как Маугли среди волков и змей, а там могли вырасти только зверёныши и змеёныши – он был лучшим и выжил – ему повезло. После смерти султана Мурада, его жена, приёмная мать Мехмеда II Мария Бранкович ушла в монастырь, хотя к ней сватался византийский император Константин XI, который видел в ней последний шанс сохранить Константинополь от притязаний её пасынка. Будучи бездетной Мария отдала ему всё, положив влияние отца, сербского короля Георгия Бранкович, своей родной сестры Елены Савойской, что помогла прекратить 12 летнюю войну Венеции с Османской империей, но выросло в этом заповеднике гуманизма чудовище, как и положено при соединении философии и страха. «И восстанут дети на родителей, и убьют их». Мехмед II процарствовал около 30 лет – он вёл беседы с патриархами – они становились 3-х бунчужными пашами, получали одежды из золота – (парчовые одеяния наших епископов, священников, это всё оттуда – турецкие представления о величии империи) и белого коня – символ царя. Излишества, пьяная, блудная жизнь сделали своё дело – подагра, артрозы, пришли боли, около 50 лет его врач дал ему успокоительный опий и гуманист умер от передозировки. Роксолана – дочь священника из Галичины тоже не хотела умирать – хотела победить – у неё было 3 сына, в живых мог остаться только один. Интригами, клеветой она подвела под шёлковый шнурок почти всех сыновей султана оболгав их – во дворце она учредила целый шпионский центр слежки и доносов. Сбора компромата Сулейман Великолепный в ней души не чаял и убил почти всех. Потом уже надо было выбирать самой Роксолане кого из 3-х её сыновей оставить, и она выбрала слабовольного пьяницу Селима – она им могла управлять вином и развратом, а другие 2 были убиты – польза всё, цель стоит средств. После выборов она скоро умерла – сказалось нервное перенапряжение политической борьбы. Она получила всё, что ей было нужно от жизни – роскошные похороны в пристройке главной мечети империи. Украина по праву ей гордится – как дикая кошка она плясала по горячим сковородкам, кусалась и билась за жизнь? – нет, за похороны, как Мехмед II за опий. Роксолане и Мехмеду II были близки европейские ценности гуманизма, как и нашим славоправным царебожникам нужен Царьград – ах, если бы тогда достреляли, дожали, довыдавили…, ах, если бы дедушка Ленин тогда был бабушкой, ах, если бы у этой бабушки было 10 внуков – авось не шлялся бы Ильич по революциям, небось этот Чингиз-хан из Центральной Азии, полукалмык с немецко-шведско-еврейским прищуром присмирел, варил бы борщ… было бы не до сук. «Тов. Ленин, а как вы вообще относитесь к бабушкам? – Не отношусь» (сов. Секретно из спец архива анкета ЦК ВКП(б) – продана в архив тов. Гувера в Вашингтоне, вместе со шлемом Юрия Гагарина и сапёрной лопаткой – топором Малюты Скуратова (в нагрузку, как довесок), в ходе чекистской спецоперации «Чистые руки» - Ах, всё могло бы быть совсем иначе, ах, всё могло бы быть совсем не так – чтоб ему поскользнуться в детстве, когда он был маленький, с кудрявой головой с ледяной горки в своих проклятых валенках и сломать шею, ах, этот проклятый Ленин и большевики – тогда сейчас мы бы могли плевать в Босфор и горланить пьяные песни, что в общем-то и делаем. До чего вы довели, коммунисты – суки.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика