Протоколы содомских мудрецов

Падение Нового Рима и явление Стамбула.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   Тюрки появились в истории с незапамятных времён – возможно они были лучшие воины и легко завоёвывали многие государства, но их империи быстро распадались со смертью правителя начинались склоки, войны и так до бесконечности.

Появление в Анталии у границ Византии нескольких сотен кибиток орды Османа прошло незамеченным – они бежали из-под Мерва, спасаясь от нашествия монголов в 1219, образовали небольшой бейлик, но он уже не распадался, а только рос – в него вливались новые турецкие племена. Османы служили идее власти, которая была объявлена высшей добродетелью, во имя которой можно (и нужно) убивать всех сыновей султана, кроме одного избранного то ли отцом, то ли шейх-уль-исламом (законоведом) из семейства Челяби. Смертельно раненный сербским воеводой Милаш Обилич – чем турецкий султан вызывал с поля боя своих сыновей и их на его глазах душили. В битве Косово Обилич сказался перебежчиком, за сапог стащил султана с трона, выхватил из сапога нож и превратил тело османа в дуршлаг – пожертвовал собой и своим отрядом. Истекающий кровью султан пожертвовал всеми своими сыновьями, выбрав одного, наиболее циничного и подлого. Шейх-уль-ислам обосновал это благом для государства – власть слишком важная вещь, чтобы её можно было доверить обычным людям, человечность губит государство. С этого времени сам дьявол не оставлял султана своими заботами, милостями, советами и любовью. Были заведены янычары («енн черн» - новой войско) из отобранных у христиан мальчиков делали дервишей войны. Во имя блага и безопасности турки были исключены из управления государством – ведь каждый из них был связан со своим родом, семьёй, а потому был должен тащить за собой родных и близких, а значит и казнить его просто так было нельзя – опять смута, коррупция. В чиновники брали только ренегатов – христиан, сменивших веру – они узнали Христа и сознательно отреклись во имя власти, за ними никого нет – ни друзей, ни родных – у них один друг – сатана, служат они на совесть, их можно прогонять, бить и вешать. Мехмед II Фатих («завоеватель» Константинополя) вступил на Османский престол с самого дна – он был побочный сын христианки, то ли армянской княжны, то ли сербской, но скорее никакой – в жизни он мог рассчитывать только шёлковый шнурок, которым по смерти отца его удавят. Мехмед владел кроме турецкого четырьмя языками, в т. ч. Латынью и греческим, знал философию и астрономию, был патологически хитёр, лжив и вероломен, бисексуал, он имел 2 гарема – из женщин и красивых мальчиков. Это он приказал обезглавить человека, чтобы работавший при дворе итальянский живописец Беллини увидел, как сокращается мышца шеи и гримасы лица отрубленной головы от изображаемых на картинах. Константин XII последний император Византии правил и погиб, не будучи венчан на царство – патриарха не было ещё в 1450 собор при участии патриархов Александрии, Антиохии и Иерусалима низвёл сторонника унии патриарха Григория III Мамму с престола и последний бежал в Италию. Город готовился к отпору захватчикам, но склоки между защитниками не прекращались, только в последний день штурма распри были забыты, бок о бок сражались униаты, православные, католики, даже злейшие враги венецианцы, генуэзцы, турки – слуги османского принца Урхана, что скрывался от своего брата Мехмеда в Константинополе. Новый Рим пал под натиском нового государства ренегатов, отрекшихся от всякой религии во имя блага и целесообразности. Когда город пал султан посетил дом своих сторонников – главы туркофилов Луки Нотару, что бросил в своё время фразу «Лучше увидеть в городе царствующей турецкую чалму, чем папскую тиару» - патриотизм православия нисколько не помешал ему отправить своё состояние в венецианский банк, при том что имперский флот был в самом жалком состоянии, а он был самым богатым человеком Византии. В ходе визита Мехмед, надо понимать уже царь Нового Рима воспылал эротическими фантазиями и захотел зачислить юного сына Луки в свой гарем, юноша честь отклонил, отец протестовал – с обоих содрали с живых кожу. Вор – олигарх принял мученическую смерть от безбожников – греки могли вполне объявить его царём страстотерпцем (т. к. Константин XII униат, на царство не венчан, а Лука был 2-м лицом государства, работал во имя прогресса и как мог приближал час прихода турок к власти) – Лука – искупитель греческого народа. Весьма многие проживают жизнь блудную, но у края пропасти ада Христос даёт силы отшатнуться и оставить дьявола ни с чем: Другие жизнь вполне добродетельно, но пленённые страхом падают в ад. Уже давно в Константинополе не было церковной православной службы – служили униаты – кардинал Исидор Русский (участник Флорентийской унии), бывший митрополит московский, которому дали из Москвы бежать (по причине, «казнить нельзя помиловать») – после падения города он перебрался в Генуэзское предместье Галату, что ещё раньше заключила с Мехмедом договор о признании и сотрудничестве, а оттуда в Рим. Мехмед распорядился отыскать православного монаха Геннадия Схолария, что тоже хотел увидеть в Софии турецкую чалму, сеял среди защитников смуту – проклинал униатов и латинян и возвёл в патриархи Константинополя. В турецком государстве ренегатов Вселенские патриархи по сути стали православными царями – они управляли всеми православными общинами – через них все назначения, сбор налогов, перед султаном они отвечали за всё, время от времени их вешали за проступки их подданных, но это было значительно реже чем убийства византийских императоров (75% которых были свергнуты и убиты своими родными и близкими). В новом государстве греки получили всё – культуру, торговлю, промышленность, были весьма богаты, но не могли вести миссионерство, обращение турок в христианство каралось смертью – что-то вроде государства опричников Ивана грозного – запрещены любые контакты земства с опричниками или вроде петровской знати, что перешла на французский, чтобы не общаться с христианами – монархи России ехали по наработанному, используя турецкий опыт создания отщепенцев – янычар и ренегатов – ни Бога, ни родителей, только власть. Дьявол зовёт к игре, обещает выигрыш и честно говорит – игра на равных – правила в том, что никаких правил и законов и мы принимаем оружие дьявола ложь, радуемся своему выигрышу, не понимая, что любой наш выигрыш ведёт нас в ад к победе дьявола, что выиграть в жизни, превзойти дьявола во лжи и лицемерии хуже, чем проиграть.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика