Протоколы содомских мудрецов

Вавилон как идея. Вера в Сарай.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

      Русский царь – это пошло не от Цезаря, а с Востока – сар, церн Валтасар, Навуходоносор – это ордынский Сарай – Дворец, двор царя, отсюда дворяне, подручные царя: ВЧК – наши уши, глаза и рука, а рука железного Феликса никогда не дрожала, помазуя на царство вечное христиан елеем – щедро посылая маслины в затылок, что не так, - пожалуйте в товарный, пайку выковыривать кайлом – везде закон и порядок, мир и безопасность во всём, опричники – кромешники дела лепят, клеют и шьют, дела надо делать… дела.

Паршивый русский народец хочет свободы, не понимая своего блага, что мы, псари от «бога», хочет выбора и сочиняет жалует царь, да не жалует псарь и даже хуже зовёт Царьград – Сарай над которым гордо реет знамя дракона, китайского символа счастья – самого сатаны, что раздвигает границы беспредела и всё невозможное делает возможным – «сараем на котором… написано, а в нём дрова». Это он так о ставке орды, штабе бессмертного легиона, но мы, псы, всегда начеку, измену чуем и грызём. И главная русская митрополия Сарайская, епископ всея орды, ныне митрополит Крутицкий и Коломенский. Иго Орды уничтожил грозный царь Востока Тамерлан, отец узбекского народа. Сарай был разрушен, а Орда разметалась на тысячи клочков по закоулочкам, чтобы уже никогда не собраться. Владыка не тронул православных (необъяснимая любовь) ни в Сарае, откуда они вместе с епископом ушли под Москву, в Крутицы, ни на Востоке, в Дамаске (мусульман уничтожил всех), развеял Османскую империю – Румский султанат и дал ещё 50 лет жизни Византии (можно было легко восстановить империю, но де главы Орла Палеологов сцепившись насмерть клевали друг на друга, не замечая, что смерть одной главы приведёт к смерти. Элита Византии была очарована античной языческой мудростью – ренессансом, возрождением (как точно заметил Макиавелли, разложением) и вела войны с христианами, выколачивая с подданных несусветные налоги. Православные просто предпочли турецкого султана, который передал их под управление патриарха, вместо того чтобы процветать под мудрым руководством сатанократных псов. Но родовой герб смутьянов Палеологов так и не стал знамениям Византии – флагом так и остался золотой крест на красном поле – символ Пасхи. Заслуги Тамерлана перед православием так велики, а милости так неизмеримы, что необъяснимо почему по России не бегают с его портретом тамерланобожники с акафистом «святый отче, Тамерлане, моли бога о нас». Восстановление светлого крепостного права следует начать именно с него, а уже потом пороть. Это показывает что Христос хранит православных необъяснимо, но очень надёжно. Получив в Сарае кувалдой по морде, сатана гордо шлялся по заснеженной пустыне – искал где ему свить надёжное гнёздышко, понятно, там где есть цивилизация есть и напёрстки, лохотрон, рулетка, главное что местечко было чистым выметенным, свободным. Ощипанный, израненный, едва не попавший в суп к янычарам двуглавый орёл – дракон переместившийся на Запад под белое крылышко римского папы постепенно поправлялся в ожидании нового задания («Служу родине и спецназу»). Римский кардинал – униат Исидор его немножко побелил, сделал белым и пушистым и послал голубем мира с миссией Софьи Палеолог в Москву на свадьбу Ивана III – он тебя обязательно полюбит – запомни, благо высший закон, империя основное добро, а главное ложь, цемент мира сего, который объединяет и мирит всех и со всеми – только на ней можно построить империю. Как сказал наш отец сатана: символ веры безразличен, если исповедующие его лгут. Соедини же хлыстовщину (блудство) с хлестаковщиной (враньём) и немного цыганщины (мистицизма), Распутина не забудь с культурой и балетом, самое главное: православие (мы самые правые и самые славные), самодержавие (наш царь-бог), народность (мы русские с нами бог – в смысле царь) – всё вместе это составляет славоправие, во всём гордость и ложь – ни слова правды, что-то из флакона – французской Шанель – агалите, юманите, ни равенства, ни братства. Слова могут быть любые, если любви нет, то всё позволено. Превратим же её в Содом – гад, догнал змий и пополз в столицу (это только в мыслях он летал высоко, а на деле низверженный арх. Михаилом ползал очень низко, пресмыкался и питался только падалью). Подползая к Кремлю, он удивился гастарбайторы готовились к его встрече и замазывали извёсткой Св. Георгия поражающего дракона, голова которого не только временно исцелилась, но и как у лернейской гидры Геракла выросла вторая, здоровая. Царский двор был вычищен и выметен. Уже двуглавый гад полез на главную башню, с державой и скипетром, а на его груди был распят Св. Георгий, поражающий дракона. Нет бы в Сарае, кроме дракона, и цифра была у бога, а число было бог. Слова не имеют никакого значения, когда любви нет, важна только цифра, место, порядковый номер в списке уничтоженного человека, обращённого в куклу – манекен. Место цифры определяет его значение, число. Бюрократия, ничего выбранного, никакой свободы, положение в списке, местничество – драки, вырванные бороды, натуральная свора псов, рвущихся до чужой глотки и пилорама – откаты, распилы и отпилы. Прочитав донос кромешников о народной мудрости: «на Сарае… написано, а в нём дрова» боярин тайного приказа догнал – дрова — это брикеты вечнозелёных долларов – откаты за проведённые дела – народ завидует, работать не хочет. Ну что же, так было и так будет. Все ищут ответа где главный идеал – пока ответа нету, копите капитал. Сарай не сдаст, Сарай отмажет. Рабом Сарая является царь, он может освободится только одним способом – быть убитым ближней сворой. В Сарае правит сам дракон, роль царя самая жалкая – ему могут подбрасывать парад или балет, игрушки вроде Распутина или Мити Козельского, это козёл отпущения, но вся свора не его, это легион, который служит только цифре – месту. Бюрократия сама себя выбирает и назначает, и особенно обожает царей безумцев и младенцев – при них она расширяет свои права – закон не писан, не читан и не понят – беспредел. Безумие Ивана Грозного было разоблачено легендой о бармах Навуходоносарая, что объявил себя богом, безумного царя, что ел 4 года траву как вол, за то и цепи на его шею. Нельзя было придумать что-то поблагочестивее? Бесы не позволяли, по гордости – по Сеньке и шапка, а родство с римским Августом зачем? – Туда же, кашу маслом не испортишь, а шапка Мономаха – уж тут времена уже не легендарные, а исторические, даты не бьются – вали всё в одну корзину – жадность и спесивость. Похоже бармы довели царя до безумия – вера в своё величие. Ну а где Навуходоносор, там и Вавилон.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика