Протоколы содомских мудрецов

Верность в неверном и жизнь на кресте.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

   Российское государство сложилось из волчьего воя и колокольного звона, из ветра и снега, из пота и крови, камня и железа, надежды и отчаяния, святости и тиранства, любви и злобы, из железного зверя Рима и небесного Иерусалима, из подлости, эгоизма и величайшего самопожертвования, и смирения.

 


Господь смирял Русь жадностью власти, что редко была строгим отцом и заботливой матерью, а презлой мачехой – так и вёл к великой славе, ломая кости и рёбра. «Стоглав» рисует жуткие русские нравы: в монастырях разврат, обжорство, пьянство, гадания, колдовские книги, пресмыкательство перед богатыми и беспредел, скоморохи и бесовские потехи. Св. Максим Грек, афонский монах, что справлял церковные книги, обвинил Русь в страшных грехах лжи и поедании сирот, убогих, вдов монахами (!), страсти иудейского сребролюбия, начальники и судьи подбрасывают в дома ворованное, после чего истязают хозяев и забирают всё имущество. Православные русские хуже язычников и латин (!) – те правосудны, человеколюбивы, хотя и еретики, а православные не боятся Бога вообще, III Рим захвачен фарисействующим иудейством, а его ненасытный государь Василий III, ненасытный сребролюбец, под властью всех страстей хуже дикого зверя – бедное государство в нестроении и бесчинии царей. Сначала Максима привлекли к политическому делу, потом объявили шпионом турецкого султана, а затем обвинили в ересях – придрались к каким-то буквам неточного перевода. Василий III его ненавидел и обещал наградить всех его обвинителей. Сидел он 31 год, а ненавидевшие его монахи пытали его в заключении дымом, морозом, голодом, а он не каялся. Перед смертью выпустили в Троице-Сергиеву Лавру, но на Афон не отпустили – он увидел жидовство властей Москвы, по сути гонения он получил за обличение ереси астролога Николая Бюлова – любимца 3-х государей Ивана III, Василия III и Ивана Грозного (которого и воспитал). Сочиняя жития святых митрополит Макарий нарисовал Грозному родословие от императора Августа и цепь от Навуходоносора, а шапку-венец от Мономаха. Первый царь император, интеллигент, актёр, фарисей Иван IV постоянно сидел в библиотеке и читал летописи – там он находил старые обиды и изобретал казни – безумное бешенство требовало опохмеляться кровью от пролитой крови и наконец доведя произвол до сумасбродства додумался, что на земле не может быть права, которое могло бы осуждать его деяния и ставить ему преграды. Опричнина была чудовищным орудием деморализации народа, а образ жизни Ивана IV (бывало он рядился под юродивого то Иванца, то Ивашку Бездомного) вполне был достоин помешанного. При Петре I религией «верхов» окончательно стал иудаизм православного обряда. Дорвавшаяся до власти элита устроила настоящую непрерывную собачью свадьбу: племянники женились на своих тётках, жили с двоюродными сёстрами и держали гаремы из крепостных, но всё чтобы не выпускать богатство из рук. Дворяне были обречены на подлость и погибель участием в блудно-пьяной придворной жизни, зависти и участию в переворотах. Старики были помешаны на девочках-балеринах и безделушках-бриллиантах и деньгах, чинах. Империя вообще не думала и не знала вечности. Избранная Богом Россия предала Христа и бежала за Западом – догоняя закат в беззакониях, что делал Грозный, Пётр I, Сталин – долететь до самого солнца до заката, до темна. Духовный Вавилон верхов не доходил до низов – это было 2 разных народа, которые говорили на разных языках, имели различные ценности и никак не общались друг с другом – бредовая идейка Ивана Грозного об опричниках вполне удалась – элите уже и не надо было класться на Кресте, что она не будет общаться с земством – у элиты не было креста, а сама мысль об общении с крестьянами показалась бы сумасшедшей, они поклонялись только вещам, идолам, деньгам и Парижу, жизнью для них был блуд. Памятник Петру I от Екатерины II поднятой палачом дыбы России в стиле кондотьеров Венеции и Болоньи – образ мёртвого царства Запада где всё ложь. Николай II не нашёл времени даровать патриаршество церкви, он считал себя патриархом без Синодов и соборов (басни о том, что он хотел оставим на совести мифотворцев) – не мог он изменить двуглавому дракону, в верности которому все цари клялись на гробе Петра I, а потому лез во все церковные дела, гнал и назначал епископов. Намерения его были самые благие – он искал земного величия – т. е. лез во все мировые дела, в Китай, Манчжурию, Синьцзян, Монголию, Корею, Иран – проворовавшаяся элита проиграв всё в Монте-Карло и Ницце делала ставки в политике. Шальной крейсер «Варяг» был утоплен не с 1-й попытки – сначала его направили навязывать протекторат Сиаму (тут его могли утопить англичане и даже союзники голландцы), потом он доплыл до Кувейта, что обещал стать русской колонией если его защитят от… Турции, Англии, Германии – в итоге Кувейт выбрал Англию, но 2 года «Варяг» набивался в Персидском заливе, чтобы его утопили, а потом он рванул в Чемульпо (Корею), которое уже отдали японцам, всё подписали, но решили отобрать – слова Николая II– «давите ноги азиатской сволочи» растиражировали в Европе и доведены до японского Микадо. Это была ложь, брань и оскорбление действием своего же «брата» японского. Шальной «Варяг» нашёл покой – только в море счастлив может быть моряк, потому, что это тело не достанется врагу. Во им финансовых воров и спекулянтов? – Нет, во имя империи, потому что империя живёт безумно. Во имя Вавилона – IIIРима – земного царства князя мира сего? – нет, ведь это временно мы живём в этом царстве – и оно не наше и князь не наш. «Варяг» умер, но как? – На кресте – он был верен в неверном, а мы временно обладая неверным выбираем верность. IМировая война в Европе, где все были близкими родственниками, кузенами вообще была невозможна. Надо было очень много работать во славу дьявола, отвергая Бога в полном безбожии и всё, Николай II шёл к этому от русской революции, Порт-Артура и Цусимы от одного поражения к другому – война всё-таки состоялась. Оказалось, что раз нет патриарха, а есть безбожие, то нет и царя, а есть иллюзия, мираж державности – элита которая ворует, дума, которая не думает и балет – вертлявая Маличка Кшесинская, обезьянка 1,5 метра, что крутит фуэте, живёт с 2-мя великими князьями Романовыми с откатами, распилами и игрой в казино – всё оказалось ничем, ложью. Как и самый умный политик Ленин или стальной Сталин, Николай IIвообще не понимал, что он делает (как и большинство людей), но он был расстрелян с семьёй и стал святым, потому что принял смерть на кресте, а там нет смерти – только жизнь. Он остался верным своей неверной империи, а другой ведь и не бывает.

 

Дмитриев М.

 


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика