Протоколы содомских мудрецов

Мытарь и фарисей – столкновение патриотизма и космополитизма.

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Притчи Христа не столько о прошлом и настоящем, сколько пророчество о будущем. Главное завтра – вечная жизнь, что надо сделать сегодня, чтобы «завтра» для тебя наступило. Мытарь – это не мелкий чиновник, собирающий на таможне подать.

Общество Рима и Византии не было таким бюрократическим как сегодня, оно не было и китайской бюрократией – оно было военной демократией. Сразу после Притчи Христос предупреждает учеников – «берегитесь закваски фарисейской»; фарисей говорит, что он постится 2 раза в неделю, а такой пост есть только у православных, среда – память о предательстве Иуды и пятница – распятие Христа, т.е. речь идёт о православной империи – о будущем. В древнем Риме налоги собирали откупщики, в основном из сословия «всадников» - они сразу выплачивали императору всю сумму, а потом выбивали с населения гораздо больше, но в провинциях патриархальных, имевших царей, где количество граждан Рима было невелико, власть назначала ответственных за налоги наиболее богатых, которые должны были отвечать своим имуществом и налоги собирать. А потому в Византии (туда эта форма перешла от Рима) богатство было рабством, от него нельзя было отказаться потому, что обязанности передавались. Если родные брать наследство не хотели (а это было сплошь и рядом), то надо было найти молодого, знающего, ввести его в эти обязанности, и уж только после этого можно уходить в монастырь. В Византии нельзя было и хранить (копить) наличные деньги, исповедь у духовника – врать нельзя – анафема. Это был такое «временное» и «условное» владение – крепостное право. А как собирать налоги? – с милостью многое прощать, а потому мытарь кается – он видит невозможность исполнения закона. Такое «крепостное право» было у всех византийских (римских) граждан – несколько сот военных фабрик – все работающие и члены их семей военнообязанные – и перемещение по службе во всей империи. Мытарь может совершать какие угодно милости, но его будут ненавидеть, его будут осуждать все, и смерть за ним. Он – заложник у власти. Очень трудно в этих условиях не ожесточиться, не пасть, да и вообще каяться. Он может просить только о милости у власти и проявлять милость к народу. В Притче о должнике с колоссальными долгом царю в 10 тыс. талантов можно рассматривать иносказательно: о неоплатном долге царю небесному каждого. Но это не только иносказание, это и реальность долга мытаря царю земному, а потому царь и приказывает отобрать всё имущество, семью продать в рабство, а самого мытаря посадить в тюрьму (а что это именно мытарь несомненно, иначе надо представить картину: кто-то зашёл к царю и занял 10 тыс. талантов), но, проявив милость, царь прощает весь долг. Уже натерпевшись страхов и покаявшись в своей доброте, мытарь уже настроился на злобу – больше никому и ничего он не будет прощать – в следующую милость царя он уже не верит, Богу не доверяет, он хочет независимости – собрать своё, на «чёрный день». Он хватает должника и начинает его душить – требует долг 100 динариев. «Но нет милости не оказавшим милость», - говорит Господь, и он должен выплатить уже весь долг. Кающийся мытарь патриот («патрио» - Отец) верный Богу, признаёт Бога и служит своей Родине, будучи презренным у народа, служит Отчизне (опять «Отец») как раб, он вынужден разбираться в людях, хотя они не собираются оправдывать его. Чтобы богатый юноша оставил имение, надо чтобы его назначили мытарем, вот там-то он выполнит все заповеди Божьи, о которых он заявил, исполнит закон, который можно выполнить только милостью Божией, разумеется будет бит и отправится в тюрьму, возненавидит имение и только тогда полюбит Бога (или отречется и пойдёт в геенну огненную). А может и раньше он прилепится к имению и станет аккуратным мытарем, будет выбивать с населения всё больше и больше и полюбит бизнес – соберёт крепкую шайку-лейку и станет губернатором, крепким хозяйственником, главой ОПГ, надёжным попечителем и благодетелем Церкви -  все полюбят его, государственника и патриота, и, наконец, просто хорошего человека … даже фарисеи, потому как исключительно прогрессивен оказался им выбранный путь. Но мытарь кающийся долго на земле заживаться не будет – он уже шагнул на Голгофу. 1000 лет христианская Византия стояла, и рухнуло государство, когда пришёл западный юридизм – оправдание законом – отделение от Бога – «это моё» - знать отказалась от патриотизма, от Бога и ушла в космополитизм – стали копить на «чёрные дни» (и они настали), началась приватизация земель, подавление свободного крестьянского сословия, даже ликвидировали пограничную стражу – в итоге всё досталось туркам, которые стали лучшими охранителями православия, чем гуманистическая монархия, поклонившаяся и папе, и язычеству.

Дела у фарисея значительно лучше, чем у мытаря – он живёт в православном царстве, власть его ценит, иногда делает вид, что прислушивается, во всяком случае не спускает шкуру и не выбивает динарии, вместе с зубами, в обществе он не отвечает ни перед кем, ни имуществом, ни свободой, он хранит закон (а это значит трактует и создаёт), налагает на народ ярмо духовной власти, он и Богу предписывает как соблюдать закон, кого осудить, но никого простить. Он соблюдением законов добился освобожденья своею собственной рукой, надеется на себя и на свою праведность. Так фарисеи хотели, чтобы Христос поклонился им и служил на посылках, они злобствовали, когда Господь освобождал – они только порабощали и налагали бремя. Бог пришёл, чтобы нарушить их законы, разорять и губить их великое дело. Святые находили и в своей праведности порочность тщеславия и исповедовали себя грешниками, удерживаясь и от малых преступлений. Фарисей обрёл свою «святость» в осуждении Бога, его молитва в космосе, который он создал благодаря своей святости. Он не патриот, а скорее иезуит из общества «Иисуса», Космополитизм – это не почва, государство Отца, а иное – монархия интеллекта – духа (потом оказывается, что это дух злобы Поднебесной – космоса), но большинство интеллигентов об этом не догадывается (и не узнает), они – духовные вожди народа («интелл» - латин., разум), аристократы духа – по-гречески получается демонократия («демон» - знание), т.е. власть «знатоков» - бесы в самом деле знают все тонкие струны души и играют на них. Это не демократия – «власть народа», о которой интеллигенция любит говорить (и которого злобно ненавидит, особенно христиан – крестьян и прочих ватников, которые Кафку не читали), а сатанократия – интеллигентное (разумное) «христианство», которое Христа ненавидит; их христос – бог, которого они себе сами нарисовали – это они сами. Фарисеи строят духовную башню Вавилона во имя своё.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика