Протоколы содомских мудрецов

Антитеррористическая операция богомудрого царя Иоанна Васильевича «Балт наш». Опричнина – 10 сталинских ударов по 5-ой колонне.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

В начале 11 века родился английский футбол – весёлый английский король после битвы с врагами приказал отрезать головы врагов и попинать их по английскому газону – на лужайках.

Через 500 лет, прознав про то, Грозный царь решил пересадить английскую демократию на русскую почву. Европейскому прогрессу как могла мешала родная осока. Волативность и падение мировых цен на пеньку вынуждали устроить погром на Охотном ряду – надо разгромить весь этот гадюшник, а затем продать эти ларьки заново этим или другим. Из 9 иерархов, занимавших Московскую кафедру лишь 3 умерли в своём сане, остальные лишены насильственно или «добровольно» отреклись, а Св. Филипп убит. Идея власти требует убиения святыни (ведь она себя объявляет святостью), она гонит Христа и христиан. Убиение митрополита – это деяние безумца, ослеплённого страстью идеи православного царства – святой Руси антихриста, и началось это задолго до Ивана Грозного – что сеет человек, то и пожнёт (ложь пожинает ложь) – смерть во всё вонзает несокрушимые зубы и не смотрит на сан и должности. «У безбожных человеков подданные рабы повелевают государем, а российское самодержавство изначально владеет всеми царствами, а не бояре и вельможи». Самодержавная идея Грозного: одно острие против вельмож, другое против священства (против всякого их вмешательство в дела царства), а третье против всех государств (изначально принадлежащих царству антихриста – Св. Руси – это не Русь Св. Владимира, а Рим папы). Грозный отбрасывает и Св. Константина, фантазирует своё происхождение от легендарного Прусса, родственника римского императора Августа, скипетр и держава передана «ему» от Навуходоносора – отыскал-таки себе родственничков. Ухватывается за западную теорию голубой крови от гадов – синюю, чахоточную и подагрическую, и отвергает Причастие, Кровь Христову, которое всех христиан делает от Христа, по образу и подобию, которые грехом были утрачены. Грозный, как истинный сталинист чрезвычайно всё упрощает, как шулер тасует Св. Писание и надёргивает оттуда, что хочет – это, как если бы из томов какого писателя дёрнули бы две фразы: «Гитлер плохой» и «Лев Толстой хороший писатель», а потом объединили и написали «Гитлер хороший» и подпись (Шолохов). Спорить с этим безстыдством и смысла не имеет, к тому же оно уже обличено злыми делами. Грозный сознаёт себя стражем веры и благочестия – «святые от бесов страдают, а я от вас» (т.е. попов и вельмож). «За гибель Византии виновны попы(!) и вельможи(!), а уже потом турки(!)», «Как святые, мы государи падаем и восстаём». Комедию с отречением Иван Грозный затеял для церкви – сбросить последнюю узду. Противодействия уже не было ни со стороны народа, ни со стороны бояр. Провозгласив царём казанского царевича Симеона, Грозный тем самым упразднил все пожалования – все земельные владения бояр и князей, отменил все долги купцам, монастырям, городам, отобрал все поместья у дворян. Потом это было переоформлено ещё раз – были получены огромные суммы. При всём этом крайняя издёвка: «Изгнан есмь от бояр, самовольства их ради, от своего достояния, и скитаются по странам» (подпись Ивашка Бездомный). Это речь сумасбродной истеричной боярышни (тогда таких гламурных дур ещё не было, а поэт Бездомный был). Он бегал от всех битв вместе со своими опричниками, а его безмерная трусость двигала его на безумные поступки при чрезвычайной лживости и бессердечии. Революционер «Ивашка Бездомный» выводит новую породу людей – революционеров… опричников без рода и племени – отказ от родства Иванов, не помнящих родства. Каждый опричник клянётся «не есть, не пить, не водить дружбы с земщиной», и часто бывало, застав опричника с земским в разговоре, убивали обоих. И все дела между земскими и опричниками решались в пользу последних «Судите праведно, наши виноваты не бывают». Любой кромешник мог обвинить любого из земских, что тот должен ему некую сумму денег, и били на торгу до тех пор, пока не заплатит. Опричники набирали слуг в бригады и грабили всех, земских все оговаривали и забирали всё. Злоба и алчность проявлялась особенно при грабеже и разгроме храмов, а ненависть царя к духовенству в мучительном убиении монахов, архимандритов – «возъярился царь Иван на всё православие» - это совмещение зверства с церковной набожностью оскверняло саму идею православного царства. Грозный отвергает всякую любовь, убеждённый кромешник, самый закатный западник, он настаивал на соборе на сожжении митрополита Св. Филиппа за чародейство, но собор осудил на низвержение из сана и заточение в монастыре. Оклеветанный своими духовными детьми, он испил всю чашу горечи и умер не за умирающий быт, а за Христову правду. Православное царство без правды есть труп, от которого отлетела душа, а «где труп, там соберутся орлы». «Царям надлежит служить телесно, а не душевно и воздавать честь царскую, а не божественную, а если восстанет в лице царя грешник и мучитель – такой царь не служитель Божий, а дьявола и будь, как апостолы и мученики, которые не покорялись нечестивым и убиваемы были» (св. Иосиф Волоцкий). Законные поводы неповиновения не только вера, но и нечестие и лукавство (т.е. любые нравственные преступления). «Князья над телом власть имеют, а не над душою» «отказ священников от обличения означает тщетность веры и само вочеловечивание господа (Св. Филипп). Следствием революции сверху «Ивашки Бездомного» была всеобщая деморализация – ложные доносы, обогащение имуществом казённых и опальных, чтобы обогатиться и уцелеть, и монастыри старались приписаться к опричнине – всё это подготовило революцию снизу – смуту Лжедмитриев и гражданскую войну. Иноземцы говорили об опричнине: «Сатана не смог бы выдумать ничего более удачного для порчи человеческой» невиданное лицемерие насаждалось через самые строгие правила монашеского благочестия, ум мог проявлять себя путём обмана, в народе исчезло уважение к правде и нравственности. Иногда говорят, что казнено не так уж и много – де Синодик Ивана Грозного 3-4 тыс. чел., но там не все – «их же имена, ты Господи, веси», а потом синодик был у каждого из 6 тыс. опричников, а потом это была новая экономика – обирательная, деньги выколачивались из населения. Вот Иван Грозный обязал бояр поручиться за Бельского на 10 тыс. руб. и за Воротынского на 15 тыс. на случай измены их «измены». Потом Бельский по приказу Ивана Грозного объявил, что на грозного злоумышлял (!), преступил крестное целование и хотел бежать в Литву. С «поручителей» деньги взыскали (!), а Бельского «простили» - понятно, что это торговая операция. А Воротынского, что не объявил, что «злоумышлял» казнили и с «поручителей» деньги выбили (!). Но откуда бояре, которые были многократно обобраны могли собрать столько только с нищего народа – т.е. там же где и опричники. А если с крестьянина собрали рубль в год, то надо было выбивать ещё и ещё. При голоде отбирать хлеб, обрекая крестьян на смерть, заниматься спекуляцией этим хлебом, иными словами собираться в бригады – воровские шайки и терзать страну, которая обезлюдила. Чем больше Иван Бездомный убивал, тем больше он боялся, он сходил с ума от страха, он не верил опричникам и боялся их и Страшного Суда, им овладел ужас (террор), он хотел сбежать в Англию, и королева Елизавета (а шпион лорда Беркли, отравитель и астролог Бомелий всегда был при нём) передала, что в Англии он на своём может жить сколько угодно (до этого он бегал по стране и объявлял столицами то Александровскую Слободу, то Старицу, то Вологду). Но перед «побегом» он решил уничтожить Новгород, т.к. занимаясь историей, вычитал, что Новгород московских князей никогда не любил. В этом походе он уничтожил также Тверь, Клин, Торжок, Высший Волочёк, Валдай. Три выдающихся террориста российской истории: Иван Грозный (он же Бездомный), Пётр I Великий (он же пародист Всешутейшего и Всепьянейшего собора), Ленин (он же Ульянов) умерли в одном возрасте 53 года безумными стариками с полностью разрушенным здоровьем. Всю свою жизнь они посвятили антитеррористической операции – борьбе с своим народом. И достигли в этом выдающихся успехов. Но Ивашка Бездомный был первым – он разрешил то, что было нельзя – он освободил творчество, и пошла гулять по губерниям перекатная голь с мётлами и собачьими головами. Он основал партию «чекистов» - «благородных», которым всё и «подлых», которым закон. Грозный царь хотел поправить Бога и построить Святую Русь – царствие Божие на земле, но это оказалось царство зверя. Он был пародист и фантазёр, поэт и писатель, чекист и коммунист. Он спародировал монастырь – себя объявил игуменом, а Малюту Скуратова келарем. Он был и боец, и беглец, и нельзя сказать, что отряд, который поёт «Яблочко – песню» (искушение человека яблоком знания, греха, блуда и раздора), не заметил потери бойца-беглеца. Вообще царство земное держат дети Исава (для них земное – главное, это чечевичная похлёбка, короны, литры, земли, банки – только они банкуют), а не дети Иакова, которые ищут Царствия Небесного не банкуют, они сдают весь этот фарт и уходят. Даже для царя Давида царство земное было горьким, это Крест, испытание – мятеж сына (который отца за царя, видимо, никогда не признавал), и даже жена Давида Мелхола крепко выговаривала царю за его радость перед Ковчегом Господа, т.е. этот самый радостный для него день хотела обратить в горький и чёрный. Последователь «Ивашки Бездомного» Пётр I тоже угла не имел – мыкался по белу свету и нашёл себе просветителя, прожигателя жизни Лефорта, и, отведав страстей, возлюбил блуд, невзлюбил обычаи родной московщины, придумал семя новое отечество – общество Нептуна, полюбил чернокнижие Сухаревской башни и основал Всешутейший и Всепьянейший Собор и Санкт-Петербург, который мыслил как рай на земле – парадиз, и построил даже ключи от рая Шлиссельбург (ключ-город) – оказался важной государственной тюрьмой – там был убит наследник Петра I царь Иван VI (Антонович), а в раю – Парадизе (Питере) другие наследники: сын Алексей, Пётр III, Павел I. Строил рай – построил малину. Общество Российское находилось в расколе – интервенты, которые говорят на французском и народ. Церковь гасила огонь гражданской войны Святой водой и Причастием, но интервенты несли блуд в крестьянские массы и просвещали их – есть, есть «другой закон», по которому можно всё, что «нельзя». Время народа было занято – работа, церковная служба, посты. Но опричники – кромешники не спали ни ночью, ни днём, они служили, хотя сатана, как известно, слуг своих обкрадывает и обсчитывает даже на земле – обещает всё, а это всё только пышные похороны на элитном кладбище. Революционная ситуация усугубилась, когда пришли дети попов, которым не хватило места или были отчислены за неуспеваемость. Это была закваска революции – партия чекистов и коммунистов, пришли сталинисты.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика