Протоколы содомских мудрецов

Российские пленники трона.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Когда Вильгельм II развязывал I Мировую войну, он столкнулся с 2-мя неожиданностями – он считал Россия не вступит в войну ни при каких обстоятельствах – её внутренние противоречия слишком велики, а без России, не имея значительной континентальной армии, в войну не вступит и Англия.

 В России шла гражданская война, немного отложенная, но шла – все партии были революционеры – кадеты, октябристы, эсеры, а вовсе не только большевики. Столыпин сформулировал: «Россия может вести только оборонительную войну и на своей территории – никакие Балканы, Константинополь ей не нужны», - и это ему стоило жизни. Война в России шла между всеми – не только пылали усадьбы помещиков от крестьян. Восставала не только черта осёдлости – евреи, которым помогали Шиффы, Куны, но тлел Кавказ, Польша, Финляндия, Казахстан. А в центре России предприниматели-старообрядцы раздавали рабочим оружие для борьбы с международным финансовым капиталом. Власть поддерживала иностранных финансистов, справедливо считая, что капиталы российских старообрядцев-капиталистов невелики. Это война была идеологическая – русский театр, русские художественные галереи, но это выражалось и в восстании на Красной Пресне и даже после подавления, после нескольких лет, командиры карательных полков были выслежены и убиты. Студентов отправляли в ссылку в сопровождении жандармов в обычном пассажирском вагоне. И купцы спрашивали: «Мокрушник?» - «Да не, за политику». Лица проезжающих светлели, кошельки развязывались, совали студентам рублики и калачики – «Это они за нас страдают». Вся дорога в Сибирь была усеяна вкусными колобками. Элита рассматривалась как инородные интервенты, что говорят по-французски, лицемеры и нехристи. Приехав из ссылки, исключённые студенты не восстанавливались в университет, а сразу сдавали все экзамены экстерном и получали диплом. Лица профессоров светлели, когда ссыльный заходил «сдавать экзамен» - «Как там в Сибири?» - вопрос на экзамене, - «Да холодно, братцы!» - «Поздравляем, вы сдали предмет на «отлично»». Никто из профессоров и думать не смел – экзаменовать. Это была крайняя изоляция царя от народа. Чиновники доносили только то, что от них хотели услышать, а они знали, что хотели. В этих условиях войну-мобилизацию фактически объявили без царя – каждый делал, что хотел, что считал нужным – все хотели блага. В процессе войны саботаж, коррупция достигли невиданных размеров. И в феврале 1917 начальник Ген. Штаба генерал Алексеев просто сказал Николаю II: «С этого момента, Ваше Величество, должно считать себя как бы арестованным». Это был итог самоизоляции и опоры на «своих». Власти нужны люди нелицеприятные, т.е. безпристрастные, они говорят правду, вопреки своей пользе, их гонят, но именно они и нужны. Свои – жадная толпа, стоящая у трона, это не всегда коррупционеры, это могут быть и люди робкие, компромиссные, они всегда лицеприятны, они понимают, что власть хочет от них услышать и это говорят. Победоносцев был несомненный патриот, но на мнения народа он демонстративно плевал (картинно растерев слюну подошвой), этим бравировал и называл это сакрализацией священной власти. Главная жертва культа власти – это сама власть. В пьесе Чехова «Вишнёвый сад» все только и мечтают угробить проклятое прошлое и улететь в светлое завтра. «Вишнёвый сад» - Россию – продать, вырубить, сдать в аренду, а прослужившего всю жизнь дому старого Фирса просто забывают, не до него. Он им всю жизнь прослужил, а они его не замечали, не считали живым человеком, о собаке обитатели этого дурдома бы вспомнили. Какое завтра ожидает этих людей, бросающих стариков, спаливших дом, продавших Родину – они думали, что прекрасное. Бога она не знали, Христа в образе Фирса они кинули, хотя кресты может быть и носили.

 

В комедии «Кавказская пленница» шофёр мудро советует руководителю: «А ты государственных баранов не путай со своими». В трагедии нашего времени «Узник Кавказа… или Москвы… или «своих»» государственных баранов уже давно нет – они все «свои», и «когда мы летим к вам», всегда есть вопрос: «Это зачем?» - сорвать чужой газопровод, остановить падение цен на нефть или это «посыл» - бараны наши, не трогайте их – это, может, ответ на решение суда в Гааге или Стокгольме, или опубликование телефонных переговоров «Славы», «Коли» в Испании, реакция на заочный арест кого-то. Остаётся только надеяться, что до ракетно-ядерного удара по переделу баранов дело всё же не дойдёт. Но актёры порой так входят в роль, что переносят сцену в реальность… Если на сцене висит ружьё – оно выстрелит. У нас дырявый бюджет – решето, а кредиты не дают – в стране всё больше пастухов и собак и всё меньше баранов, а в условиях решета, когда выливается всё, что заливается, кредиты безсмысленны – найдите дно. Ответ на эти санкции – мы можем легко устроить вам крышку – платите и не думайте. Россия не может ехать – кругом одни проекты «Палки в колёса», весь бизнес не созидательный, а обирательный, невменяемые дороги, неимоверное число регулировщиков и охранников на дорогах. За 25 лет выросло поколение, не готовое созидательно работать, оно это и не может, ведь терпение и труд были оплёваны.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика