Протоколы содомских мудрецов

Казаки – великий Китеж – град России.

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Историю в России не писали. Монахи писали жития святых и на заказ великих сказки. То про регалии державности, что Россия получила от Вавилонского Навуходоносора, то происхождение Рюриков выведут от императора Рима Августа, то Романовых от легендарного Прусса, а который тоже от Римских императоров.

Вести происхождение от народа цари не желали, уж лучше от морского змия, гада, ужа или ежа, лучше от волка или от ёлки, только не от народа – этим всякая «легитимность» утрачивается сразу. Монахи шли навстречу охотно, заливая это сладкими наливками. Изобретателям величия голубой больной подагрической аристократической крови сатанократии неведома кровь Христова – Причастие всех православных, которая всех христиан делает братьями и сёстрами. Были монахи и другие, но их не очень слушали и уже совсем не слышали. Когда наступил научный период, за историю взялись немцы, вроде Миллера – те архивы больше жгли и выбирали что нравится, или Карамзина, что в России не был… Все жили в граде на болоте – Питере и Европе, в России не бывали. С взятием Казанского ханства казаки начинают движение на Восток – за очень короткое время они основывают Мангазею, доходят до Амура, Колымы. В цифрах это движение необъяснимо.

Но вот история – поход Александра Македонского – историки бойко пишут, как 30-ти тысячная македонская армия добралась до Индии и разгромила многочисленные персидские войска. Но ещё за 700 лет до этого в истории упоминаются «народы моря» - хелефеи и фелефеи, что служили в охране царя Давида, а ещё раньше народы моря громили Египет, т.е. почти тысячу лет греки жили в Персии – во всех её провинциях. А внутри Греции сотни лет шла война Спарты против Афин и т.д., и греки – изгнанники бежали в Персию, где они были в громадном большинстве и, главное, в городах. А персы, что создали империю, были тонким служилым сословием, т.е. Александру Македонскому ничего покорять было не надо – надо было только появиться – везде его ждали жаждущие примкнуть к пожару греки – везде было большинство. Покорённые народы вовсе не желали воевать за персов, а персы не могли вовремя собрать ополчение и в своих областях – деревня это не город. Такое же было и по всей России, казаки-татары проживали по всей Сибири и говорили на одном языке – на тюркском. Потому так легко и проходило движение, свои приходили к своим. Но всё-таки на любое движение нужны причины – нужен товар – главным товаром, который шёл на Восток в Иран был рыбий зуб – клыки моржей – это и было серебро, которого Россия не имела. Бивни мамонтов и пушнина – когда всё это было собрано, крайний север был оставлен.

В 1570г. обретается икона Табынской Божией Матери. В 1574 г. (год основания Оренбургского Казачьего войска) строится г. Уфа. Потом поход в Сибирь Ермака, которого европейские историки представили разбойником на содержании купцов. Но вот Иван Грозный обращается к нему как к князю сибирскому – особенности средневекового мышления: кто в каком звании призван (родился), в том оставайся (апостол Павел). Титул князя не могли дать, если человек не родился князем. И точно, в списке воевод ливонской войны Ермак, он идёт впереди всех Рюриковичей, сразу за чингизидами. Вот 500 ливонцев-рыцарей, что попали к нему в плен и поселения на границе с ногайцами, он ведёт в поход на Сибирь. Впоследствии г. Лаишев в Татарстане был вторично заселён пленными ливонскими воинами. Строгановы из знатных татарских православных мурз – это скорее канцлеры казацкого  государства, а Ермак-царь. 1500 воинов рать небольшая, но в условиях тайги, гор, перевалов, её прокормить нельзя. Население немногочисленное – с него не собрать. Собрать нельзя, а принести могут добровольно, если население ждёт освобождения от бухарцев-мусульман. Если население христианское. Куда делось это серебро, полученное за моржовые клыки – 860 тыс. рублей серебром в расписках – столько предъявили канцлеры казаков Строгановы, когда на них наехал Пётр I, и император был выпущен подтвердить их права.

Деньги были предоставлены на ополчение иконы Казанской Божией Матери по при призыву патриарха Гермогена, которое возглавили Козьма Минин и Дмитрий Пожарский и после смутного времени пошли на восстановление Российского хозяйства. Дмитрий Пожарский – зарайский воевода был избран руководством ополчения потому, что это был единственный воевода, который не брал взяток. Козьма Минин – староста в Нижнем Новгороде по торговле Руси и степи (хлеб на мясо), казак-татарин, потерявший руку в сражениях. Его воинское умение было столь велико, что он возглавил атаку 300 дворян в ночном бою в Москве и почти единственный остался жив. После изгнания иностранцев из России, он возглавил следственную комиссию по поиску разбазаренной московской казны и, понятно, был отравлен предателями-боярами через 2 года работы думного дворянина Козьмы. Его друг, Дмитрий Пожарский, был выведен из боярской думы (единственный случай в русской истории), а когда пытался протестовать, был выдан на расправу боярам Салтыковым (родственникам царя), забит палками – через 2 недели умер, приняв монашество с именем своего друга Козьмы. Гробница Пожарских была разорена (разломана) – тоже единственный случай того времени – так его любили Иуды-князья, но камни пошли на строительство церкви. На выборах царя 1613 года дом Пожарского разломали те ворьё и грабители, что служили всем Лжедимитриям и польскому королю, как только прозвучала его кандидатура в цари. Выбраны были те Романовы, что смуту организовали. Григорий Отрепьев был дворянином у Романовых, и когда бежал в Польшу, предъявил царский крест с крошками земли, пропитанный млеком Богородицы, золотой, осыпанный каменьями – дар Иерусалимского патриарха Ивану Грозному, хорошо известный в мире – в доказательство своего царского происхождения, и получит он его мог только от родственников царя Романовых. Только так можно было подвигнуть на участие в смуте Рюриковичей – польских магнатов. И Григорий Отрепьев действительно должен был считать себя царевичем Дмитрием – отказ от своего имени – это прямая дорога в ад, что религиозное мышление того времени не допускало. С Лжедмитрием II проще – тот был иудей, его мышление самозванство вполне допускало. Избрание Михаила Романова, выкрикнутого кучкой заговорщиков было единственной гарантией всех изменников-бояр, ведь с его отцом – будущим патриархом Филаретом, они колебались со всей линией партии, служили всем польским бандам, и польскому королю, королевичу и всем Лжедмитриям. Всё было как всегда легитимно, в пределах нормы, по всем правилам власти. Но всё-таки был перебор с казнью пятилетнего сына Марины Мнишек, казни, совершённой открыто. Убийство невинного младенца – это уже не убийство Романовых в 1918. И никакие сопли о нарушении русским народом присяги, которую он не давал, это не склеят. Если бы даже легитимное избрание было, то этим убийством оно утрачено. Вспоминаются слова фельдмаршала Минина, который много служил при русском дворе и при Бироне и Екатерине. Россия – я там был – никто ей не правит – только Бог, Элита, власть. Был я там, знаю, она не правит, эта сволочь… только Бог. Россия, при всей её ненаселённости, при разрыве коммуникаций, при отсутствии чиновников могла управляться только церковью, по доброй воле общины (коммуны). История, что писали в Петербурге, не горит, она питается гордостью, научными званиями, должностями, окладами и всей гордыней.

А вот история другой России горит отлично – история российского Востока – казачества, что хранилась у Строгановых, была предоставлена для изучения немецкому профессору Миллеру, немного полистав, он сообразил, что эта история подрывает всю легитимность самодержавия – другая Россия, царь Ермак, денежные расписки по расходам, на которые восстановили Русь. Миллер пояснил хозяину последствия сохранения архива при легитимных Романовых – Анне Иоанновне и Бироне. Учёный и хозяин всё догнали правильно – тайная канцелярия, дыба, кнут, до Сибири живым не дойдёшь и вообще не выйдешь. Архив сожгли. Это правильно. Любая государственность закладывается пожаром… в том числе и ума.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика