Протоколы содомских мудрецов

Россия в Кризисе или в революции – проект «Титаник» - «Торфяник» - сгорит или утонет?

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

«Октябрьская Революция была не нужна» (В.Путин) – в день падения рубля (21.01.16) – когда стало ясно построенная державность бумажная – всё решают спекулянты, и вспомнилось «Главное дело я сделал – Россия уже никогда не вернётся в прошлое» (прощальное послание Б.Ельцина).

Все гадюки России выползли из Ельцинской шинели (пиджака).  Ранее Путин говорил только «Аллах» знает, зачем Эрдоган сбил СУ-24, теперь видимо дошло и до советов «Аллаху» по поводу революции. Революция – это не обязательно огненный вихрь – смерч, торф горит тихо. Это период истории, когда законы не действуют – их нет – они могут быть не писаны не бумаге, но их не исполняют. Кризис – это выздоровление – это если бы торф стали тушить – заливать водой. Этого нет – есть шоу – воду носят решетом потому, что дна нет – его ищут, но потеряли, а потому закона нет. Революцию может остановить только закон, единый для всех. Нарушение закона элитой – это уже смута – это пример для всех, для народа, который копирует власть имущую. Закон для власть держащих должен быть неизбежно более строг, наказание более суровым и неотвратимым потому, что последствия его нарушения гораздо более драматичны – эта гниль заражает всё общество. Россия до кризиса ещё должна добежать. Россия в революции уже 26-й год, это тяжёлая лихорадка, которая трясёт и ломает. Как пшеница порождает пшеницу, так революция только революцию – плевела только сорняки, которыми поросло всё поле, что сгорит, когда революция торфа вырвется наружу. Низы никогда не делают революцию – они глубоко контрреволюционны, революцию делает бешеный правящий класс, который идёт на любые преступления, нарушая все законы, чтобы сохранить свою собственность и умножить её. Главные революционеры цари, князя-монархи, не исполняющие закон – это революция на троне. Революционер всегда против Бога (он может в Бога не верить, может на Бога ссылаться, может Богу советовать, может считать себя богом – это просто разные ипостаси антихриста и может плавно перетекать из одной формы в другую). Иван Грозный – несомненно революционер на троне, а его цитатки форма лицедейства, игры. Его безумие – всё сказанное собой, он тут же опровергал. Если верхам закон не писан, не читан и не понят – низы всё это повторят. Опричнина готовила русскую смуту. Революцию сделал и Петр I, который довёл крепостное право до самого зверского рабства. Захват чужой собственности – крестьянской земли, присвоение «душ» породило неслыханный разврат, коррупцию, воровство и все преступления. «Освобождение» крестьян без земли 1861 года – продолжение скрытого пожара, что учудил Пётр I. Не Ленин начал революцию 1917, а все правящие монархи, развязавшие I Мировую – война между христианами без всяких на то оснований (процесс революции зашёл так глубоко, что и мнение Николая II о войне не требовалось спрашивать). Российская старина была демократической и народной, власть князя была ограниченна выборными от народа. Княжеский абсолютизм был реакционен и революционен. Народное вече было не только в Новгороде, но и в Москве, во всех городах Руси. Казнь тысяцкого, командующего народным ополчением, Вельяминова, в период противостояния Дмитрия Донского и Мамая (Маммия) была прогрессивной революцией. Потом приходят историки и раскладывают по полочкам – этот реакционер, этот революционер. Революционер он всегда не то, он играет массы – у него нет своего лица. Вся питерская бюрократия – сатанократия перед революцией делала именно так – Бог – это для низших, тёмных масс. Низы увидели – верхи не верят и пошли по их примеру (учёные, образованные знают, им виднее, но они были более «реакционны» - верили в общину (Франц, Коммуна) – они были более «религиозны». Консерваторы только называют себя так – старины они и знать не хотят – все Победоносцевы-Столыпины удивительным образом ездили в Ниццу, пользовались цивилизацией и искренне полагали, что образование народу вредно, никакой диалог с народом для них был невозможен. Победоносцев позакрывал народные школы, Столыпин заварил ипотеку переселенцам – поднять которую они не могли, от чего власть Колчака рухнула как подкошенная. Линия консерваторов и либералов условия – они оба революционеры, они политики, религия не для них, куда брели – сами не знали – думали в Константинополь (туда они и пришли). Люди религиозные в политику не ходят – их там нет – «что вы ищите Живого среди мёртвых?». Можно сказать, что революция, начатая Петром I, была временно прекращена Сталиным – пришёл закон – беззаконный, но единый для всех – он исполнялся. Движение к старине – реакционный романтизм – движение революционное – это идеи и идеи новые. Время ушло – оно не возвращается. Писанная история – это новое творение революционеров, а с исчезновением религиозного сознания это ещё и пародия. Движение за монархию в России – это тоже была революция и пародия – поэтому её и не поддержали ни Деникин, ни Врангель, ни Юденич … монархисты не могли поддержать эту революцию, а Колчак ещё и верил в прогресс и революцию истинный консерватизм – это не значит «монархизм старый». Это монархизм новый и неизменный – вера в Бога: не блудил, не кради, не убий… – всё то, что в монархизме старом, уже свергнутом и быть не могло – всё сгорело. Революция – это продукт эмоций, но не разума, это самоубийство и разрушение общества и государства . Революция на небе началась с сатаны, а на земле с падения Адама и Евы, и она продолжается. Пришествие и распятие Христа дало возможность выйти из этой игры со смертью в жмурки только христианам через покаяние, но революция жила – особенно когда и в христианских странах Костёр реформации развеял мрак средневековья – это было очарование пожаром, обаяние разрушения. Костёр для еретиков просветил всё прогрессивное человечество и стал факелом мира, просвещения, образования. У революции было начало, но конец будет, когда наступит Страшный Суд – тогда и будет конец Истории. Революция, как и вся история – это игры урок-беззаконие (ссученные воры) и мурок – закон (воровские чекисты-мусора) в жмурки – игра со смертью, которую полюбили за её красоту, за большие глаза, за золотую косу… и стальные зубы. Человек греха любит смерть, грех, он в рабстве, плену, за революцию, а смерть он зовёт жизнью.

 

Главком хочет предотвратить революцию, смуту, но это возможно только исполнением единых законов для всех чаек, мурок, воров, мусоров. Низы будут соблюдать закон, если увидят власть закона. Власть – икона народа, который видит всё и делает выводы. Если юристы вытирают о закон ноги, что должен делать народ. Можно создать полицейское государство – будут бояться, но это очень дорого – Большой Трубы уже не хватит. За последние 15 лет число законников выросло многократно и того, что они «натрясут» им уже не хватит. «Болотную» толкает не народ – она ему не нужна – её толкает давление, кипение безумия всей нашей бюрократии и законников, её толкают суммы откатов, коррупции, безделья, праздности, блуда. Что эта система может предложить народу – безработицу, отсутствие перспектив.

Дмитриев М.


Чёрная Сотня

Яндекс.Метрика